Диспозиция Трампа и выводы для Украины 

Анализируем вместе с #Подтуркин'ым поступки нашего стратегического союзника.


Недавно в мире произошли две вещи, на которые Украине нельзя не обратить внимания. А именно — ракетная атака США по базе Шайрат в Сирии и подготовка к проведению силовой акции против КНДР.

Вы скажете, что нам та Гекуба — мол, это дела далёкие и никак не отражаются на нашей ситуации? Мы думаем, что это совсем не так. Ведь мы уже не в прогнозах, а на реальных примерах видим поведение нашего основного геополитического союзника. Начавшиеся процессы уже позволяют подтвердить — или, наоборот, опровергнуть — многие предыдущие предсказания по изменению политики США в связи с приходом в Белый дом Трампа.

Итак. Давайте познаем нашего основного союзника по делам его. Какие плюсы и минусы это сулит для Украины?

Начнём с хорошего. Уже удар по Сирии дал чёткий сигнал — никакой сделки по Сирии или обмена Сирии на Украину между Трампом и Путиным не будет.

Так же, как и не будет никаких «равноправных разделов карты мира между США и РФ, «учёта геополитических интересов России», совместных политических проектов и другой подобной ереси, которой обильно сорили за поребриком аналитики шаманского обряда — как приближенные к власти, так и умеренно оппозиционные.

А что будет? А будет жёсткое отстаивание интересов США всеми возможными методами, включая и силовые. И остальным игрокам будет предложено либо быть чем-то полезными Америке в этом их движении и идти в кильватере её политики, либо не мешаться под ногами. И уж точно — геополитические интересы других учитываются ровно до тех пор, пока они не вступают в противоречие с геополитическими интересами США. Красные линии расчерчены и доведены до сведения всех.

Никаких «сделок» между Трампом и Путиным не будет. И не потому, что Трамп не может договориться с российским Князем невеликим. Просто России нечего Трампу предложить из того, что Трамп и сам не сможет взять.

А противостояние на Корейском полуострове только подтверждает предположения, что новая администрация в Белом доме не собирается вести переговоры с диктаторами. Максимум через посредников, и максимум — об условиях их мягкой капитуляции.

И не нужно убеждать себя, что Трамп сдулся, угроз не выполнил и «отполз»… Просто ситуация для реализации «реал политик» для Кима от Трампа ещё не созрела. Мы ниже попытаемся объяснить, почему силового решения по КНДР пока нет, и какие предпосылки нужны для такого сценария.

Теперь о плохом.

Активность, с которой Трамп взялся за решение сирийской и корейской проблем, и те радикальные методы, которые для этого решения применяются, четко показывают одно — решительности и уверенности в себе (а, может, и самоуверенности — мы не знаем и не можем оценить его реальных сил и возможностей) Трампу не занимать. И то, что, решая проблемы по мере их важности для планов и интересов США, Вашингтон откладывает вопрос Украины «в долгий ящик», на будущее. Как мы уже писали, нам уготована роль «вишенки на торте» геополитических  договорённостей, которая, как и положено вишенке, будет венчать торт в последнюю очередь. В общем, ждать ещё долго.

Почему так? Почему, активно решая сирийскую проблему всеми возможными методами — ведение многосторонних переговоров, поставки летального оружия, обучение и оснащение отрядов курдского сопротивления, многомиллиардная техническая помощь на гуманитарные программы и вот уже прямое вооружённое противостояние с армией Асада, — Америка не включается так же активно в решение украинской проблемы? Почему в воздухе зависли даже простые вопросы (простые по сравнению с решениями по Сирии) вроде предоставления хоть какой-то военной помощи и летального вооружения?

Для ответа на этот вопрос посмотрим предпосылки и результаты удара «томагавками» по Шайрату. Самое интересное, что эти политические результаты никоим образом не коррелируют с тем реальным ущербом, который понесли и авиабаза, и сирийские ВВС. Так что поклонников пропавших «томагавков» просьба не беспокоится. Долетели ли томагавки до базы, сбили ли их мифической краснухой, желтухой, белой горячкой или другим исконно российским заболеванием — это всё равно. На политический эффект данного события это не влияет.

Итак, по нашему глубокому убеждению, и мы, и мир в целом с этим ракетным ударом получил наглядный пример игры в высшей лиге «реал политик».

Это когда локальная акция проводится в нужном месте в нужное время и приводит к глобальным последствиям.

Проведение акции легитимно и обосновано для избирателей, союзников и остального мира — химическая атака была проведена, более 100 человек умерло и 550 пострадало, и это доказано. И не важно, распылял Асад отравляющие вещества или целенаправленно разбомбил склад с химическим оружием. Всё равно от его действий пострадало мирное население — старики и дети. Виновен.

Проведение акции максимально безопасно. Она не имеет негативных последствий. Для минимизации рисков даже русских известили, чтобы, не дай Бог, не попали «под раздачу». Ведь понимали, что тем самым они извещают и сирийцев, а, значит, и снижают возможные потери противника из-за потери внезапности. Но реальный ущерб был не столь важен (почему — см. выше). Главное — политическая игра.

Акция имела ярко выраженный локальный характер — краткосрочное действие и длительный эффект. Главное — ни в коем случае не увязать в решении текущих проблем региона. Осуществил «ковбойский набег», спроецировал свою силу, всем показал свое место — и по домам. Дальше пусть разбираются сами.

Сравните с «многоходовочками Кремля», в которых он всё больше и больше увязает, что в Сирии, что в Украине, и вы поймёте, кто читал учебники истории, а кто — газету «Завтра».

Акция проводится в нужное время и в нужном месте — в результате одним действием решается целая серия проблем. Эдакий мастер-класс по разрубанию Гордиева узла. Одним, с военной точки зрения незначимым, ударом свести на нет всю политику Кремля последних лет…

Показать никчёмность гарантий безопасности с его стороны. Ведь не противодействовали и даже не сильно возмущались.

Одним лёгким движением перетянуть на свою сторону Эрдогана — ведь Трамп не просто разбомбил Асада — он вступился за отравленных химическим оружием в городе Хан Шейхун туркоманов из Идлиба…

Диспозиция Трампа и выводы для Украины

Теперь Эрдогану некуда деваться. Он вынужден забыть и о поддержке США курдов, и о том, что именно американцы стали между его силами и таким вожделенным Мамбиджем, и о поддержке Гюлена, и о многом другом…

Вот так, одним точечным локальным уколом, создаются предпосылки к решению глобальной проблемы по расстановке сил в регионе.

И теперь вместо оси «Стамбул-Тегеран-Дамаск-Москва» так долго и мучительно выстраиваемой Путиным, осталась только «Тегеран-Дамаск-Москва», из которых Дамаск — практически доказанный военный преступник, а Тегеран и Москва — столицы «стран-изгоев».

А это значит, что этот ракетный удар решает ещё и проблемы Израиля (с его нервным отношением к нахождению на сирийской территории боевиков КСИР и «Хезболлы»).

Теперь с этих позиций успешного проекта «реал политик» по Трампу рассмотрим ситуацию вокруг КНДР.

В ситуации с Сирией для США важна совсем не Сирия и даже не прямое решение вопроса (окончание гражданской войны или уход Асада), а создание ситуации превалирующего влияния на весь ближневосточный узел — такой себе змеиный клубок исторически накопленных противоречий, конфликтов, тянущихся десятилетиями, и современных геополитических устремлений отдельных игроков. Такая ситуация, когда все против всех.

И это реально достигается одним мощным показательным ударом и последующим постоянным присутствием.

В Корее задача диаметрально противоположная. В КНДР задача «реал политик» будет намного сложнее — дистанционное обуздание зарвавшегося диктатора без его реальной смены.

Задача касается не самой Северной Кореи — так же, как и в Сирии, ситуация сложнее. Никто и не собирается ни менять там режим, свергая династию Кимов, ни оккупировать страну. Это подход «пацанов из питерской подворотни» с их многоходовочками. А реал-политик — это локальный по времени удар с глобальными последствиями. «Реал политик» по версии Трампа не предусматривает длительных проектов по обустройству территорий после свержения диктатора. Это долго, затратно и очень рискованно… Благо исторических примеров тому множество — это и Вьетнам, и Афганистан, и уже совсем свежий пример из республиканской политики — Ирак.

Задача «реал политик» Трампа на Корейском полуострове — это обезопасить США и их союзников и, по совместительству, соседей Кима от возможных последствий его агрессии. Проще говоря — вырвать у этой змеи зубы и лишить её возможности вырастить новые, не убивая саму змею. Для этого Кима нужно лишить ядерного оружия и всего оружия «длинной руки» — коим он может доставить неприятности «друзьям Трампа» через систему оборонительных сооружений 38-й параллели.

Решением этой локальной задача Трамп сможет изменить глобальный баланс в регионе и заставить считаться с собой всех региональных игроков, включая и Китай. Задача «реал политик» поставлена, она соответствует условиям и абсолютно достижима.

Второй шаг – обоснование. Здесь тоже все ОК. Зло обозначено, «дракона» все видели и идентифицируют — соседи в ужасе, все будут рукоплескать его победителю. При этом любое сообщение об успешном испытании оружия со стороны Кима (хоть правдивое, хоть откровенный фейк — как полёт северокорейского космонавта, хоть направленное на внешнюю аудиторию, хоть для внутреннего потребления) только подтверждает необходимость коренного решения вопроса по его разоружению и ложится дополнительным камнем в фундамент будущей силовой операции.

Третий шаг — безопасность проведения операции и минимизация возможных негативных последствий. Как мы уже увидели, это, наверное, самый важный вопрос для современной «реал политик» от Трампа. В Сирии для повышения степени безопасности он даже пошел на существенное снижение эффективности, сознательно лишившись фактора внезапности и предупредив о ракетном ударе россиян.

И вот, с обеспечением безопасности силовой операции против КНДР пока существуют серьёзные проблемы. Понятно, что они не связаны с боязнью развязать ядерную войну или глобальные военные действия — никто за Кима не впишется, а его сил хватит очень ненадолго. Проблема в другом. Основной целью силовой операции мы определили обеспечение безопасности союзников – Южной Кореи и Японии. Но как будет выглядеть результат, если для его достижения этой безопасностью и придётся пожертвовать? Ведь никто не сомневается, что у Кима хватит ресурсов для организации ряда ударов возмездия по Сеулу и американским военным базам в Корее. Базы можно эвакуировать, а куда девать мегаполис? Еще некоторые говорят, что и до Токио долетит, но вот тут мы сильно сомневаемся…

Диспозиция Трампа и выводы для Украины

 

А для того чтобы гарантированно обезопасить Сеул и себя от возможного ответного удара со стороны Кима (или хотя бы минимизировать его последствия), Трампу нужно обеспечить тотальное силовое превосходство.

А его пока нет. Так что, операция отменяется? Вовсе нет. В лучшем случае откладывается. А пока к корейскому полуострову идут уже не одна, а целых три авианосных группы с более чем 200 ударными самолётами на борту. Количество же пусковых установок «томагавков» в этой армаде мы даже и считать не будем.

Так что ждём развития событий поближе к началу мая.

Теперь об Украине. Что же с нами не так, и почему мы не становимся не то что субъектом международной политики, но и объектом «реал политик»?

Во-первых, мы действительно не находимся в прямой зоне стратегических интересов США. Мы находимся в зоне стратегических интересов союзников США (и одновременно с этим и его конкурентов — ЕС), и в зоне его геополитических противников.

В стратегии Трампа наша задача — быть занозой в заднице, как для Путина (повод для санкций и истощение ресурсов на поддержание непризнанных территорий), так и для ЕС — постоянное напоминание о неэффективности самостоятельной политики, импонтентности самого ЕС, и потенциальный объект выкачивания ресурсов ЕС на решение проблем на нашей территории.

Если мы хотим стать объектом «реал политик», то мы должны чётко описать геополитические плюсы от решения своего вопроса. Пока все плюсы для Трампа видятся не от решения нашего вялотекущего политического кризиса, а от его вялотекущего продолжения.

Во-вторых, для того чтобы стать объектом «реал политик», мы должны предложить ситуацию, в которой решение украинского кризиса будет обеспечено не массированным и длительным включением внешних игроков (за нас никто ничего делать не будет), а локальной акцией или понятной конечной совокупностью этих локальных акций.

Никаких иностранных военных контингентов, баз НАТО, масштабных инфраструктурных проектов и «создания коммунизма в отдельно взятой стране». Мы должны создать такую ситуацию, когда наша проблема решится одним «ковбойским наскоком». Только так, иначе мы неинтересный объект.

В-третьих, решение должно быть железно обосновано и максимально информационно подготовлено. А пока мы сами не можем определиться, что это у нас — оккупация, война, АТО. Мы торгуем с Россией или в состоянии войны? При этом половина мира (может и меньше, но не в том суть) считает, что у нас тут идёт гражданская война. Или ещё того хуже, внутренний гражданский конфликт (может и инспирированный извне, и с внешней поддержкой).

В такой ситуации никто за нас не впишется — неоднозначно и необоснованно.

Так что пока мы ещё даже не готовы стать объектом «реал политик». Для того чтобы стать интересным проектом для внешних глобальных игроков, нам надо еще долго и упорно работать над собой. Мы ещё не готовы пройти кастинг.

К сожалению, сами виноваты.

Дмитрий Подтуркин

Подпишитесь на наши PUSH-уведомления, чтобы первыми узнавать о появлении новых материалов. Также у нас есть Telegram-канал со всеми статьями и новостями.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl + Enter.




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.