Перейти к основному содержанию

Информационный котел

Так что, уважаемые читатели, зарубите себе на носу. Журналисту абсолютно начхать на вашу веру в его искренность. Лишь бы побольше людей публикацию прочитали.

Serg Marco

Для справки: Котёл (Мешок, Кольцо) (военный жаргон) — территория с имеющимися на ней войсковыми соединениями, линия фронта вокруг которой замкнута противником, что означает полное окружение этих войск, попадание их в кольцо неприятельских войск («попасть в котёл» — попасть в (полное) окружение).

Имеет происхождение от нем. in den Kessel geraten — попасть в окружение, буквально – «попасть в котёл».

В Украине идет война, что в общем-то ни для кого не секрет. А война, как мы знаем, – это навязывание своей воли оппоненту. А делается это путем военных действий, экономических ограничений, политических решений и… пропаганды. По сути, борьба во время войны идет за умы людей. Что логично.

И если Украина с трудом, но поднимает на ноги армию, экономически успешно бодается с супостатом при помощи союзников, политически тоже имеет поддержку, то в плане войны за разум людей – мы в котле. Причем в глухом. Постараюсь объяснить.

Если люди считают, что журналист задается целью кому-то что-то доказать, ссылаясь на первоисточники, то он наивный чукотский юноша. Есть журналисты, конечно, которые пишут правду и являются экспертами. Они есть. Вы о них слышали? Вот именно. Они, как правило, неизвестны широкой общественности. Журналист становится известным, благодаря сенсациям, язвительной критике, вытаскиванию «грязного белья» на публичное обозрение. Правдивость этих сведений всегда вторична. Первично в этом случае – убедительно преподать. Конечно, часть контента будет правдивой и реально отражающей суть вещей. Но, как правило, это скучно. Потому действительно популярному журналисту надо давить на «больную мозоль» общества. Правдами или неправдами.

Делается это следующими способами:

1) «На волне разногласий». Появляются два субъекта, между которыми возникает конфликт интересов. Один из них, как правило, обвиняет другого в чем-то. Неважно в чем: в коррупции, измене Родине или педофилии. Возникает разногласие. Если фигура публичная – то тут же возникает журналист и раздувает конфликт против того, в чью сторону выдвинуто обвинение. Вы думаете, он приходит, общается с обеими сторонами, выясняет истинную подоплеку конфликта? Да зачем? Цель не в правде, цель в информировании общества о ситуации. Правдивость ситуации – вторична.

2) «Манипулирование». Это когда берется ворох лживых фактов, перемешивается в эмоциональное обвинительное повествование, где поносится ГШ, президент, Кабмин, да неважно кто – любые структуры, к которым у народа есть недоверие. И народ, который и так считает, что все перечисленные в статье – перманентные мужеложцы, не проверяет эти факты. Зачем, народ ведь читает такое не для того, чтоб узнать правду, а для подстегивания своих эмоций. А на каких фактах основано обвинение – да, собственно, по барабану. Такие тексты, кстати, частенько имеют заключительную эмоционально-патриотическую концовку. Типа: «Сколько вы парней положили, сволочи, 8 батальонов погибло за один день по вашей тупости, чтоб вы сдохли! Но мы когда-то спросим с вас и победим не благодаря вам, а вопреки! Слава Украине!» Вот за приставку в подобных статьях «Слава Украине!» я бы лично бил ногами по лицу таких «патриотов». Как-то особенно мерзко это ощущается, не знаю почему… Особенно, когда понимаешь, что это под копирку схема «с той стороны». Меняешь на «Фашисты, вы распяли наших мальчиков в трусиках, изнасиловали наших пенсионерок-эпилептичек, но мы вам все равно отомстим за все ваши садистские ужасы, что вы принесли на нашу землю! Слава Новороссии!» В общем, если чем и отличается текст, то только тем, с подачи какой из сторон он написан. Схема одна и та же.

3) «Придолбаться к столбу». Ну, тут все просто. Делает что-то МО: закупает трусы, проводит учения, делает селфи при отправке новой техники в зону АТО. И тут появляется журналист, этот факт обсасывает, выдирает фразы из контекста, что-то переиначивает – и вуаля! Трусы закуплены для существ с тремя ногами, учения проведены плохо по мнению специалистов из курилки в редакции, а техника на глаз определяется как поломанная, просто заново выкрашенная.

4) «Джинса». Ну тут, собственно, все просто. Заказные материалы с целью облить кого-то грязью.

Но есть один фактор, который обобщает это все. Когда вдруг этих «военных экспертов», «экономических аналитиков» и «известных политологов» припирают к стене фактами, и обосновывают, что они врут, все эти эксперты никогда не публикуют опровержение. Никогда! Максимум, что они начинают делать, если опровержение от оппонента приобретает гласность, –начинают вилять ужом и огрызаться эпитетами «сам дурак». Но не признают. Никогда. Да и не успел ты их разоблачить – а они уже подогревают народ следующим вбросом, пока ты топчешься позади и пытаешься что-то им обосновать.

Так что, уважаемые читатели, зарубите себе на носу. Журналисту абсолютно начхать на вашу веру в его искренность. Лишь бы побольше людей его публикацию прочитали. Потому что у него зарплата от этого зависит. Есть простая схема – при определенном количестве просмотров статьи на сайте мы умножаем количество знаков в статье на сумму вознаграждения и получаем зарплату за статью. Все просто. Sorry man, it's just business.

Мы, скинув Януковича, идем к европейской модели гласности. В нашей стране критика была достаточно ограничена, так как, написав какой-то хулительный пост о том, что Саша Янукович опять что-то не то приватизировал, ты мог увидеть на парковке своей редакции пару джипов с донецкими номерами. И тут остается только молиться, чтобы максимум, что тебе сделали, – это засунули твои очки в задницу. Потому что это было еще очень гуманно. Донецкие пацаны были большими мастерами в способах качественного разъяснения собственной позиции.

А сейчас пресса сорвалась в цепи. И тянет на свои страницы все, что может вызвать резонанс. Политика, война, реформы – все журналисты выступают в роли экспертов, юристов, экономистов, политологов и… никогда не признаются в том, что они в который раз облажались.

Ситуация в том, что в условиях войны такая структура информационного поля – это просто находка для врага. Мы публикуем информацию о ротациях, о настроениях в армии в том или ином подразделении, мы во время активных фаз с радостью читаем журналиста о том, как у нашей армии все плохо в боевых действиях, вместо того, чтобы взять коктейль Молотова и сжечь ему автомобиль, стоящий у редакции, как бы тонко намекнув, что зарабатывать на панических настроениях своего народа – немного недостойно патриота.

Мы смеемся над глупыми россиянами, которые выкладывают фото позиций и техники, а сами делаем ровно то же самое. У нас работает база «Миротворец», и мы сами удивляемся, сколько в России дураков, которые могут так вот себя проявить, а потом повторяем их ошибки. С одним отличием – мы с радостью рассказываем всему миру о том, как у нас все плохо. О том, что армия у нас никакая, все всё сдали, все всё слили, и офицерам доверия нет, а ГШ вообще, кроме того, что загоняет армию в котлы, больше ничего не умеет. И то, что мы воюем уже год, успешно сдерживаем агрессию сепаратистов и российской армии теми же ВСУ, из которых на начало конфликта считалось… сколько? 5000? Побрейтесь ребята, меньше, и то, половиной из них был спецназ. Но бойцами специализированной разведки воевать как-то некомильфо. Так за счет чего же мы остановили расползающуюся заразу, а я спокойно могу сидеть за столом и печатать эту статью? Благодаря кому этот результат? Ах, это никого не волнует. Согласен. Резонанса в этом нет. А вот если бы «зрада»…

Недавняя ситуация в Счастье, погибший боец, два взятых в плен спецназовца РФ. Скажу откровенно: нам повезло, что был только один двухсотый, так как РДГ туда шла явно с более глобальной целью. Но не получилось, не повезло им. Именно не повезло. Уровень российского спецназа в боевых условиях, если откровенно, гораздо выше, чем уровень бойцов 92-й бригады, опирающихся-таки на мобилизованный контингент. Но это война, там не бывает все по листику. Где-то не повезло, где-то ошиблись – и вот у нас двое пленных.

Но ситуация в том, что до этого в наших СМИ открыто полоскалась «зрада» по поводу ротации в Счастье. И если бы один человек сказал, его заткнули («зачем такую информацию распространяешь?) и забыли, то, может быть, и пронесло бы, медиаконтент огромен, вычленить иголку в стоге сена очень непросто. Но общество с радостью подхватило эту ситуацию, её «обсосали» и волонтеры, и медийные персонажи, и все, кто угодно. Такое не могло пройти мимо россиян, и в итоге – погиб Вадим Пугачев. А могло бы погибнуть гораздо больше.

Для примера я расскажу одну историю. В секторе Д прошлым летом одна БТГр ВСУ бодалась с сепаратистами. Бои были жесточайшими. БТГр нанесла сепаратистам огромный урон. Вблизи были три населенных пункта, каждый из которых был стратегически важен, при заходе ВСУ в любой из них выбить их оттуда уже не представлялось возможным. Как потом оказалось, получив огромные потери, сепары почти ушли из одного населенного пункта. Его можно было взять даже небольшой группой. Но командир этого не знал, местность там была открытой, разведать, как и что, было проблемно. Почти неделю населенный пункт был с минимальным охранением, а потом туда пришло пополнение - по сути, все, кто мог держать в руках автомат и к кому можно было прикрутить георгиевскую ленточку, были пригнаны штурмовать ВСУ. А после еще и Россия подключилась - и подразделение попало в «котел». Хотя если бы среди сепаров было побольше поклонников «секты зрады», инфо о потерях и о том, что большая часть днровцев ушла из населенного пункта, ситуация в секторе Д, возможно, повернулась бы немного по-другому и одного котла, возможно, избежали бы. Но, видимо, не нашлось там «военных экспертов» и «известных волонтеров», которые решили повыть на эту тему в фейсбуке. А жаль.

Как говорил Евгений Марчук – 90% информации разведка получает из открытых источников. Это он повторяет слова американского генерала Сэмюэля Уилсона (бывшего руководителя Разведывательного управления США). Именно на этом принципе работает американская дисциплина OSINT. 90% разведданных, Карл! А у нас эти источники в угаре вседозволенности дают все 99%, судя по всему. И чем информация «запретнее» - тем лучше она поднимает резонанс.

P.S. Был когда-то в гостях у одного офицера. Сидели, общались, вполглаза смотрели идущий по телевизору фильм «Морпехи». И вот сцена, при которой штурмовик А-10, приняв бредущих по пустыне морпехов за иракцев, сделал заход и обстрелял группу. Успешно так обстрелял, с ранеными, погибшими и пожженной техникой. В общем friendly fire как он есть. И после того как штурмовики ушли – командир спокойно дал приказ забрать раненых и двигаться дальше.

Когда я акцентировал внимание на этом – офицер удивился.

- Все он правильно сделал, задачу-то надо выполнять, что не так? – спросил он у меня.

- Да, понимаю, что правильно, но так тупо люди погибли, я бы как минимум этого пилота бы чмырил бы какое-то время.

- А толку? Это помогло бы выжившим? Ты офицер, у тебя люди в подчинении, если ты при своих людях начнешь истерику, а они ею будут заряжаться – то шансы на их выживание снизятся существенно. Потому ты должен быть тверд и уверен, четко ставить задачи, никакой паники и истерики, и не распускать солдат на такие разглагольствования - не хватало, чтобы они начали каждый со своей колокольни оценивать ситуацию. Их у тебя десятки, у каждого - свое мнение, попробуй потом поуправляй боем с такими… На войне нет места пустым словам и ненужным эмоциям, если ты, конечно, хочешь выжить. Это роскошь гражданских.

Вот как бы донести мысль до народа? У нас война. Те пустопорожние обсуждения в сети, панические вбросы, критические публикации не имеют абсолютно никакого смысла - один вред нашим военным. В идеале у нас должен работать закон о военной цензуре, но, учитывая, какое быстрое у нас правительство – думаю, мы его увидим только к концу войны. Так как вся пресса, даже не читая закон, будет верещать о свободе слова. Ибо пока мы в котле – жёлтая пресса на коне. Так и живем. В мире жёлтых слухов, в мире жёлтой прессы.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!