Перейти к основному содержанию

Новая военная доктрина Украины

Premium Ukrainian. Made for you by "Petr i Mazepa".

Если бы я был Господь Бог, и передо мной встала вдруг не текущая задача - наказывать украинцев и Украину за лень, глупость и доверчивость, а совсем наоборот, задача построить украинцам дееспособную армию, то я бы, конечно, страшно расстроился. Потому что задача это сложная вплоть до невыполнимости.

Однако я бы стал решать эту задачу, начиная с построения моей любимой легкой пехоты и формирования полков по территориальному принципу.

Ну, то есть, конечно же, не прямо с формирования полков, а с вырабатывания логичной военной доктрины. То, что имеется у Украины на данный момент – это не доктрина. Это бюрократическая ересь, призванная запутать отсутствие у нас военной доктрины.

Например. Военная доктрина США – тотальное технологическое превосходство, господство на море, господство в воздухе, точечные акции на суше. В рамках своей военной доктрины пехота США, например, всеми силами избегает воевать днем. Потому что днем все солдаты видят одинаково, а ночью – нет. Потому что ночью американские солдаты видят, как днем, а афганские, например, не видят вообще. Это логично. Это доктрина. Это дает понимание того, на что тратить безумные деньги. На системы слежения и оповещения, например. И зачем. Чтобы наши мальчики убивали врага, который их не видит.

Военная доктрина Швейцарии, наоборот – сковывание противника на собственной территории. В рамках этой доктрины, с одной стороны, вся Швейцария заминирована, чтобы остановить продвижение вероятного противника по своей территории и дать время на мобилизацию армии. Каковая армия формируется из кадрированных полков, офицеры которых заняты круглогодичной ротацией резервистов на сборах. Логика швейцарской армии – огромные деньги на армию, потому что армия – это круто, и все должны её любить. Пилотируемая авиация Швейцарии, между прочим, гораздо лучше оснащена, чем американская. А пехота, то есть все как бы гражданские жители Швейцарии, регулярно принимает участие в национальных праздниках – пикниках со стрельбой.

При этом, поскольку Швейцария страна не бедная, ВС Швейцарии постоянно без устали модернизируются, в них вбухиваются огромные средства, и каждый швейцарец, проходя ежегодные сборы, видит, на что идут его налоги – на новые блестящие машинки, танчики, патрончики и самолетики.

Вернемся к Украине.

Если бы я занимался построением украинской армии, то я бы использовал опыт Швейцарии, но исходил из того, что, во-первых, Украина страшно бедная страна, и, во-вторых, никто не доверяет начальству, тем более столичному.

Поэтому я бы сформулировал военную доктрину Украины, как «мы должны стать самой неудобной страной для военного вторжения». Как ежик – мяса мало, игл много.

Поэтому при построении армии, я бы начал с использования опыта Швейцарии 500-летней давности. 500 лет назад армия Швейцарии формировалась по территориальному признаку – кантональных полков, вооружавшихся и тренировавшихся за счет своего кантона.

То есть. Как бы я это делал.

Во-первых, я бы провел независимый аудит материально-технической базы наших войск. Ситуация, при которой наших военных проверяют наши военные – это приглашение к коррупции.

Во-вторых, я бы разогнал всех наших военных. Вообще всех, от рядового до главнокомандующего. А перед этим провел служебные расследования для всех солдатиков званием выше прапорщика, по итогу которых, не сомневаюсь, большая часть наших отцов-командиров свою пенсию получала бы уже в тюрьме. А конфискованное у наших отцов-генералов-вредителей потратил бы на формирование новой украинской армии, тем более что старой армии у неё не было.

В-третьих, я бы объявил о формировании 24-х полков легкой пехоты, по количеству областей. Размер каждого полка – одна тысяча ганменов (с коррекцией в зависимости от размеров региона), плюс необходимое количество обслуживающего персонала, не приспособленного напрямую к ведению боевых действий. Думаю, пропорция окажется где-то в районе «один ганмен на пять крюменов».

Почему именно легкая пехота? Потому что, опять же, согласно предложенной военной доктрине «ежа», мы – бедная страна. Мы не можем себе позволить артиллерию, авиацию и другие дорогие наукоемкие отрасли ВПК. При этом, как мудро заметил древнегреческий поэт Архилох: «Лис знает много секретов, а еж – всего один, но самый главный». Вот мы и должны освоить этот главный секрет: «Всем Прятаться и Стрелять».

Легкая пехота – гордость всякой армии, олицетворяющая настоящий боевой дух и обороноспособность страны. У ВС США, к примеру, сразу очень много форматов легкой пехоты. Вплоть до того, что каждый род войск ВС США имеет свою собственную легкую пехоту. У флота – морские котики, у морской пехоты – recon marines, у авиации – координаторы CCT, у армии сразу несколько отрядов легкой пехоты – мои любимые рейнджеры («потому что морским котикам тоже нужны герои»), плюс зеленые береты, плюс пиджеи («потому что иногда даже рейнджерам приходится звонить 911»), плюс сразу куча антитеррористических групп TF, плюс Дельта. Все эти группы так или иначе наследуют британскую SAS, пример для подражания всех отрядов легкой пехоты в современном мире.

А значит, и нам стоит поучиться. Тем более что по сравнению со стоимостью содержания танковой бригады или, хуже того, авиационной дивизии, стоимость подготовки и содержания полка легкой пехоты очень небольшая.

Крюмены (crewmen), то есть обслуживающий персонал – призывники. Набор в крюмены – путем всеобщей воинской повинности, общей для мужчин и женщин в возрасте от 18 до 25 лет. Срок службы – год в своем полку по месту жительства, с двумя выходными днями в неделю.

За год службы задача крюмена – пройти курс огневой и тактической подготовки, по принципу «every marine is a gunman», вне зависимости от того, чем крюмен занимается в полку – варит борщ или водит грузовик.

После прохождения службы крюмену, если он хорошо себя вел и проявил интерес к войне, а в полку есть свободные места, предлагается заключить трехлетний контракт и поступить на службу в качестве профессионала, в ту самую золотую тысячу ганменов. Бонусами за выслугу лет стимулировать ганменов продлевать контракт как можно дольше, вплоть до 45 лет.

Дослужившим до 45 лет «без инфаркта и паралича» ганменам предлагать гражданские должности в полку для сохранения «военной традиции» – тренерами, начальниками складов, стрельбищ, полигонов.

Задача ганмена-контрактника – с утра до ночи жрать, спать, качаться и стрелять. В основном стрелять. Как минимум два дня в неделю на стрельбище, как минимум два дня в неделю – в палатке на полигоне.

Target

Финансирование полков – за счет областного бюджета, плюс, при необходимости, волонтерские взносы. Как показал опыт, население Украины в состоянии аккумулировать любые средства, если будет знать, что эти средства пойдут на хорошее дело.

Командование полков – только за счет карьерного роста внутри полка, без ротации командиров между полками. Потому что нам неинтересно, как там дослуживаются до командования в других полках, а в нашем командиры пускай будут из наших.

Постоянные совместные учения полков для срабатывания подразделений и определения слабых мест. Если Черниговский полк два года подряд проигрывает соревнования по стрельбе, а львовский выигрывает, значит, в черниговский полк пора присылать тренеров по стрельбе из львовского полка.

Генштаб – 24 человека (по одному от области), плюс необходимый обслуживающий персонал, не больше двухсот человек. Формируется из числа бывших командиров полков, ушедших «на повышение» в штаб.

Специализация полков в зависимости от преобладающего типа местности. Карпаты – горные стрелки. Одесса – пловцы, Донбасс – городская война, Чернигов или там Житомир – лесные братья, со специализацией жрать кору, подтираться лопухом, прикидываться пнем.

При этом от 10 до 20 процентов состава ВС в любой момент должны принимать участие в миротворческих и антитеррористических миссиях за пределами Украины. Места в мире, слава Богу, есть.

Формирование Вооруженных Сил Украины по такому принципу приведет к сразу нескольким полезным вещам:

- в любой момент времени на Украине базируется в разных её точках 20 тысяч профессиональных военных, плюс 4 тысячи за границей;

- в любой момент времени на Украине базируется еще 120 тысяч призывников;

- финансирование армии проводится не по принципу «мы куда-то протеряли 6 миллиардов, поэтому давайте куда-то протеряем еще 9», а по принципу «мы платим за вооружение нашей области, мы видим наши деньги»;

- каждый украинец вне зависимости от пола знает, как держать стрелковое оружие, куда целиться, и куда бежать при обстреле;

- инфильтрация иностранных агентов в такую армию будет крайне затруднена, и при этом совершенно бесполезна. Какие военные секреты у нас выпытывать? Давайте мы сразу все расскажем: нас вся страна, воевать мы будем путем прицеливания врагу в голову и нажимания на курок. Оружие на складе, склад на базе. А еще в подвале в каждом доме. Такая военная тайна.

- как следствие, Украина превращается в «неудобную» мишень. Нас будет невыгодно захватывать военными методами, и противнику придется сфокусироваться на методах политических и экономических. Потому что при вторжении противник получает себе на голову 150 тысяч гарантированных диверсантов, уже базирующихся по лесам, и бесконечное количество потенциальных партизан из числа бывших военнослужащих.

Так победим, ящитаю.

И не надо мне рассказывать о том, что формировать военную доктрину и концепцию построения армии должны профессиональные военные. Они у нас 25 лет на Украине формировали уже армию. Результат мы видим. Ultimate success, вплоть до СМС-ок армии, которые исправно уходят со счетов украинцев, и на которые до сих пор не куплен ни один патрон или одеяло.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...