Перейти к основному содержанию

Указания товарища Кима: почему КНДР снова наращивает мощь

Несколько случаев, когда Ким идёт против «обещания» разоружиться, якобы данного им в Сингапуре

Прошёл почти месяц после саммита США – КНДР (встречи Дональда Трампа с Ким Чен Ыном), на котором, по словам президента Соединённых Штатов в Twitter, угроза со стороны КНДР была устранена. Сам же молодой диктатор из Пхеньяна резко согласился на ядерное разоружение своего «герметичного королевства». Декларация всего лишь на четыре пункта требовала от двух сторон «работать в направлении разоружения», не накладывая строгих обязательств на Ким Чен Ына. Чем он и воспользовался. Ниже мы рассмотрим основные шаги, уже ставшие достоянием общественности.

Тем временем Вашингтон живёт в какой-то фантастической, параллельной вселенной, где самый жестокий режим мира сдаёт всё своё оружие за год, а Трампу дают Нобелевскую премию мира. Пхеньян же, исполняя волю своего лидера, развивает ракетную программу прямо на глазах у всего мира. Вопрос лишь в том, когда в коридоры Белого дома просочится отрезвляющая реальность. И что будет после.

Указания Кима и забытая речь на Новый год

Новогоднее обращение лидера КНДР, с одной стороны, было важным, практически эпохальным событием: агрессивный режим встал на путь примирения и улучшения отношений (сначала с Южной Кореей), заканчивая таким образом год ракетных запусков, ядерных испытаний, военных провокаций и угроз ядерной войной. Ким остался доволен статусом своих разработок и заморозил тесты перед Олимпиадой на Юге.

Ким Ё Чжон и Мун Чжэ Ин во время Олимпиады в Южной Корее

КНДР и Южная Корея вместе открывали зимние соревнования, а молодая сестра Кима Ким Ё Чжон произвела фурор и практически «украла шоу», передав президенту Муну письмо своего брата с предложением встретиться и положить начало эпохе мира на Корейском полуострове.

Мир вздохнул с облегчением, а после этого заворожённо следил за саммитом в Пханмунджоме между двумя корейскими лидерами. Ким постепенно выходил из международной изоляции и начал совершать поездки — на ДМЗ, в Китай и в Сингапур на встречу с Трампом. Там он больше делал селфи, гулял поздним вечером и ездил в бронированном «Мерседесе» в окружении бегающих охранников, чем напрягался на переговорах. Но это было лишь затишье перед бурей. Вернувшись домой, лидер КНДР взял небольшую паузу для осмысления всех своих путешествий и встреч, а потом, не удержавшись, нажал на кнопку — и колёсики военной машины закрутились снова.

С другой стороны, именно в новогодней речи Ким сказал слова, которые поставили промышленность на «низкий старт» (она только ждала команды): «Теперь, когда технические и тактические данные [по вооружению] выполняют требования Партии, этот [твёрдотопливный] тип ракет должен быть быстро запущен в массовое производство». Кроме того, там было такое предложение: «...массово производить ядерные боеголовки и баллистические ракеты, сила которых … была полностью доказана». Совершенно не похоже на режим, который согласился на ядерное разоружение и сокращение своего арсенала, не так ли?

Ким неплохой стратег, несмотря на возраст и изоляцию. А может, даже благодаря им, хитрый кореец сумел полностью обыграть пожилого магната строительного бизнеса. Ким просто временно «заморозил» старые и ненужные более компоненты своей ракетной и ядерной программы, оставив себе более нужные, — которые сейчас получают важные улучшения. Это, например, ракеты на твёрдом топливе, ракетные заводы, секретные места по обогащению урана. В случае с КНДР действует «золотое правило»: пауза в испытаниях не означает паузы в производстве. Север продолжает оставаться ядерной державой и главной угрозой миру в регионе, что бы там не говорил господин президент Дональд Трамп.

Старая страсть: как Ким улучшает военную мощь КНДР

Обычное дело: Ким Чен Ын в нескольких метрах от своих ракет. Однажды он даже рядом курил

Итак, мы знаем уже о нескольких случаях, когда Ким не выполняет «обещание» разоружиться, якобы данное им в Сингапуре. Всё началось со слива в NBC отчёта разведки (администрация знала о нём ранее, но выводов никто там не делает: некогда, встреча с Путиным на носу! Да и некому) о том, что КНДР активировала и улучшает «секретные места» для обогащения урана и планирует «обманывать США» насчёт этой деятельности. В первую очередь речь шла о 5-мегаваттном реакторе Йонбён — сердце ядерной программы Северной Кореи. Он был усовершенствован и работает, следует понимать, на полную (или практически полную) мощность. Благодаря ему режим Кимов изначально добывал плутоний как искусственный элемент. Но когда пришла пора делать бомбу, северяне добавили обогащение урана, чтобы сделать её «по бедному пути»: добыв плутоний из урана. По самым скромным оценкам, КНДР уже сделала в Йонбёне порядка 24 боеголовок.

Скорее всего, работает и подземный комплекс Кансон с мощностью, вдвое превышающей Йонбён. Но это и всё, — об остальные центры (Пакчон, Йонджори и Чунма) разведка может лишь строить предположения. Отсюда главный вывод: КНДР продолжает добывать, перерабатывать и обогащать ядерное топливо. И, похоже, эта работа не останавливалась даже на время саммита в Сингапуре. В связке с ураном идут плутоний и тритий — важные элементы для ядерной программы и работы реакторов.

Рядом с ядерной растёт и ракетная программа Ким Чен Ына, которая, наконец-то, движется к ракетам на твёрдом топливе. Такие позволяют не тратить много времени на их запуск и заправку, в отличие от своих «сестёр» на жидком топливе. Да, с последними Ким добрался до Трампа, но за твёрдым топливом — будущее, и Ким это понимает. По сообщениям, диктатор КНДР согласился показательно закрыть Сохе — ключевое место испытаний ракет и космическую стартовую площадку (хотя до сих пор нет доказательств тому).

При этом он оставил себе полигон Магунпо и новый Институт химических материалов в Хамхине — ключевые места для разработки и испытаний двигателей на твёрдом топливе, — и приказал увеличить их производство. Показательно, в общем. Причём завод в Хамхине появился только в мае, накануне саммита США – КНДР. Там производят карбоновые композитные материалы для ракет.

Запуск «Полярной звезды-1» с подводной лодки. КНДР

Твёрдотопливных ракет пока у Кима две: «Пуккыксон-1» и «Пуккыксон-2». Обе имеют дальность полёта до 2000 км, поэтому представляют угрозу в первую очередь для Японии. В переводе название означает «Полярная звезда». Две версии имеют общую механику запуска: газ под давлением выбрасывает их в воздух и уже там включаются двигатели (так называемый «холодный запуск»). Первая — для подлодок, вторая — для земли. Предположительно, в разработке находится третья версия. Так вот, для второго варианта ракет Ким потребовал строить больше машин, которые их перевозят (в КНДР ракетные силы практически полностью мобильные). Логично, что чем больше транспорта, тем больше ракет. Чем больше ракет, тем больше возможностей для быстрого запуска без того, чтобы засекли Южная Корея и США. Такая система добавляет неожиданности действиям КНДР. Новая цель Ким Чен Ына ясна: сделать рабочий прототип межконтинентальной баллистической ракеты уже на твёрдом топливе и запустить его. Это станет венцом ракетно-ядерной программы Ким Чен Ына. После чего её практически можно будет закрывать.

Что в сухом остатке?

Самое интересное, что такая деятельность ничего не нарушает, а уж тем более не нарушает Сингапурскую декларацию, поскольку, повторим ещё раз, КНДР не давала там клятвенных обещаний по части денуклеаризации. Оные существуют пока что лишь в головах лидеров Соединённых Штатов. Сторонам ещё предстоит выработать общую концепцию и «дорожную карту», а пока КНДР может безнаказанно развивать свои программы, закрыв для проформы некоторые локации ради сокращения санкций. Но ведь все понимают, что их можно быстро вернуть назад. Да, даже взорванный Пунгери, поскольку там ещё остались целые входы и туннели, и снесённый ракетный полигон Игари. Если Ким Чен Ын ощутит угрозу/необходимость, то без проблем отменит мораторий на запуски ракет и ядерные испытания. Успокаивать себя, что КНДР встала на путь мирного развития экономики — плохая идея, хотя Ким действительно хочет сейчас это делать. Но вот старая страсть к оружию практически массового поражения не отпускает молодого лидера.

Теперь начнётся период, который может привести нас назад в 2017 год, если США продолжат игнорировать новый рост угрозы со стороны КНДР, а между политиками и разведкой будет непреодолимая брешь взаимного недоверия. Потому что от обогащения урана недалеко до нового ядерного испытания, а от тестирований двигателей — до нового ракетного запуска. Ким продолжит повышать ставки, а задача окружения Трампа — доказать вспыльчивому лидеру, что рано праздновать успех и следует обратить внимание на КНДР, пока ещё не поздно. Но тут есть проблема, и имя ей — Джон Болтон, советник Трампа по нацбезопасности. СМИ и эксперты не единожды подозревали этого «ястреба» в сливе информации ради срыва переговоров и продвижения своей агрессивной линии против Ирана и КНДР. Получалось у него с переменным успехом, но это важный фактор влияния на Трампа, поскольку он уже практически не слушает своего министра обороны Мэттиса. И такая тенденция очень опасна, потому что может выйти из-под контроля.

Итак, моя собственная версия: Ким начал вышеописанный процесс с разрешения Китая, который сократил в какой-то мере санкции против КНДР после саммита в Сингапуре. Также КНР решила отомстить США за тарифную войну и немного «отпустить поводок» для Ким Чен Ына, а без Пекина Америка не имеет реальных рычагов влияния на Пхеньян. Так что КНР продолжает выигрывать от ситуации.

В ближайшее время на Корейском полуострове точно не будет скучно!

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...