Перейти к основному содержанию

Украденное шоу: почему КНДР пошла на сближение с Югом

Романтика Олимпиады развеялась, теперь можно к сухой и циничной аналитике. Причины сближения КНДР и Южной Кореи
""

Слухи о том, что новый президент Южной Кореи, Мун Чжэ Ин, будет налаживать связи с режимом Кима, ходили давно — новый президент страны, в отличие от отставленной и арестованной Пак Кын Хе, придерживался более умеренных взглядов на проблему Севера. И вот в конце зимы — начале весны это все начало воплощаться в жизнь, причём по обе стороны 38 параллели.

Сначала Ким Чен Ын во время новогоднего обращения призвал две страны улучшать отношения и начать переговоры. Произошёл первый за два года телефонный разговор между двумя странами, за которым последовала встреча представителей в демилитаризованной зоне. Договорились до того, что КНДР отправит своих спортсменов на Олимпиаду (Юг всё оплатил). Во время церемонии открытия две Кореи шли вместе, в женский хоккей играли вместе, в VIP-ложе стояли вместе.

К вящему неудовольствию вице-президента США и премьер-министра Японии Синдзо Абэ, которые не встали, когда на стадион вышли корейские спортсмены. Но Олимпиада была для КНДР не просто спортивным праздником — это был глоток свежего воздуха, так необходимый зажатому пропагандой и санкциями государству. Санкции — главная причина, почему КНДР вообще сделала такой разворот и всем клянётся в своей миролюбивости. Ограничения, постоянно накладываемые всеми подряд, больно бьют по экономике, промышленности, жизни обычных граждан. Поднялись цены на продукты питания, нефтепродукты (тут помогла РФ и поставками скинула цены на бензин и газ). КНР, поначалу жёстко прижавшая Пхеньян (папа Си и Ким терпеть друг друга не могут), всё же оставила лазейки для того, чтобы режим Кимов не схлопнулся раньше времени.

Ким Чен Ын начал искать выход, чтобы скинуть хоть немного санкционное бремя. Он отправил на открытие Олимпиады девушку, «укравшую шоу», — свою родную младшую сестру Ким Ё Чен. Дома она входит в Политбюро и является заместителем департамента пропаганды и агитации, то есть, по сути, отвечает за пиар-образ брата и осторожно создаёт культ его личности. Как говорят, покойный лидер КНДР Ким Чен Ир сокрушался, что она — девушка, а значит, непригодна для «царствования». «А жаль, она умнее моих сыновей», — якобы заметил он.

Ким Ё Чен поразила всех своей счастливой улыбкой и тёплой встречей с Мун Чже Ином, на которой она передала лидеру Южной Кореи предложение встретиться с Ким Чен Ыном лично. Президентский дворец Сеула уклончиво ответил «давайте создадим условия для этого». На церемонию закрытия приехал бывший главный разведчик КНДР, забаненный везде Ким Ён Чоль. На Юге считают, что именно он стоял за кровавыми провокациями в 2010 году, когда северяне обстреляли южнокорейский корабль «Чхонан», убив 46 моряков, и остров Ёнпхёндо, убив ещё двоих людей. Сеул тогда не ответил, хотя был очень близок к этому. В общем, сей одиозный персонаж, скорее всего, прощупывал готовность Юга к дальнейшим переговорам.

Поднимая «железный занавес»: КНДР и международная весна

Олимпиада прошла. Ким «заценил» выступление своих посланников и родни, а также сотен девушек-чирлидерш. Занавес поднялся немного выше. Как тут южнокорейцы вдруг объявили, что посылают в КНДР делегацию высокого уровня во главе с советником по нацбезопасности и шефом разведки. Этот визит уже можно считать практически историческим. Домой южане вернулись с договором на 5 пунктов:

  • в конце апреля, две страны встретятся в ДМЗ для саммита; очень вероятно, что Ким увидит Муна;
  • восстановление и поддержка горячей линии между Сеулом и Пхеньяном для снижения напряжения и кризисной коммуникации;
  • обеспечение безопасности для режима Кима и всей КНДР как стартер для переговоров; этот пункт прежде всего касается США;
  • КНДР на время переговоров воздерживается от ракетных и ядерных испытаний;
  • КНДР не атакует Южную Корею ядерным оружием.

Нам тут интересны пункты с 3 по 5. Вполне возможно, что при встрече Кима и Трампа, буде она состоится, Пхеньян обязательно выставит условия того, что режим не снимет какой-нибудь президент, как Каддафи или Хусейна. Большой вопрос, пойдёт ли на это Вашингтон. Пункт 4 насчёт ракетных тестов тоже далеко не так прост. Ок, Пхеньян может приостановить развлечения с межконтинентальными баллистическими ракетами, способными в теории долететь до США. Но испытывать, например, космические ракеты-носители им никто запретить не может. Как и ракеты малой и средней дальности. Как раз новые показали на параде, почти слизанные с «Искандеров». Большой вопрос, как технологии попадают в страну, ведь последняя МБР «Хвасон-15» внешне вообще похожа на древнюю американскую сестру «Титан-2».

Пятый пункт вообще смешной — Сеул и большая часть Южной Кореи в прямой досягаемости конвенционального оружия Севера, особенно артиллерии. Для превращения Юга в «море огня», как пугал незабвенный экс-шеф разведки, даже ядерные боеголовки не нужны. Тем более что позже южнокорейцы взорвали информпространство сообщением, что, Север, дескать, готов отказаться от дальнейшей разработки ядерного оружия. Если им предоставят гарантии, конечно.

Ясно-понятно, что за такие уступки Север тоже потребует немалого. Как минимум, вывода американских войск для прекращения «вражеской политики» по отношению к КНДР. Глупо думать, что южнокорейцы откажутся от практически 30000 расквартированных в стране американцев. Даже обращая внимание на не самые хорошие отношения между странами. Да, в стране до сих пор нет американского посла, в то время как в Китае и Японии есть. Это породило понятие «Korea passing» — выхода Юга из орбиты интереса США и сдвига фокуса на Пекин и Токио.

Мы ещё увидим, получит ли развитие это соглашение, когда стороны встретятся в апреле. А до этого региону предстоит пережить учения США и Южной Кореи под названием Foal Eagle. А этот «ивент» всегда очень раздражал Север — КНДР считала их подготовкой к вторжению. И даже сейчас Север уверяет, что отнесётся к ним «с пониманием». Но бдительность терять не стоит — ракеты всё равно могут полетать, как в прошлом году. Ясно одно — КНДР надоело сидеть во тьме (в прямом и переносном значении), и жестокий режим решил немного выйти на свет Божий и прикинуть варианты: с теми встретиться, с этими подружиться, те помогут корабли перегрузить в море во имя избавления от проклятущих санкций, здесь мы немного нелегально продадим на 200 млн долларов. Не ахти как много, так и времена тяжёлые!

И вроде бы всё ничего, на уровне Корейского полуострова это нормально. Но отбрифинговав Муна, та же южнокорейская компашка полетела в США, где ненадолго сумела удержать внимание хозяина Белого Дома… Достаточно, чтобы запустить информационную «бомбу».

Трамп и Ким Чен Ын: пиар или сделка?

Бомбу южнокорейцы зарядили, стоя возле Белого Дома, практически в темноте, без кого-либо из администрации рядом в принципе, не говоря уже о Трампе. Он лишь подтвердил всё позже в твиттере, как обычно. Южнокорейцы передали Дональду предложение Кима встретиться, и тот якобы его принял. И даже назначил встречу на конец мая. Если она произойдёт, то Трамп станет первым действующим (!), тут очень важно подчеркнуть, президентом США, который увидится с представителем династии Кимов. До этого самым высоким представителем администрации была госсекретарь Мадлен Олбрайт, она виделась с отцом Ким Чен Ына, и это было, по её словам, «heavy drinking». Ну, Ким Чен Ир вообще был знатный алкоголик, но сейчас речь не об этом…

В наши дни мадам Олбрайт сказала, что встреча сразу на уровне лидеров — поспешна. С ней можно согласиться, если не знать ситуации внутри администрации по направлению Восточной Азии. О после мы уже говорили. Крайне авторитетный Виктор Ча был отстранён от отбора якобы после того, как он покритиковал план Трампа по упреждающему удару по КНДР. Ещё позже, по схожей причине, ушёл с поста главный человек Госдепартамента по отношениям с Севером Джозеф Юн. Помощница Тиллерсона по этому региону до сих пор на стадии утверждения и не может руководить. Вот и выходит, что кроме самого Трампа, а также его военных, говорить с Ким Чен Ыном больше некому.

И в этом кроется серьёзная проблема. Трамп необразован, он никогда не был политиком, никогда не был военным, он не читает даже принесённых отчётов, его внимание можно удержать, только пояснив всё за 5 минут. Его решения часто противоречат политике его министров или даже перечёркивают её. С другой стороны, Ким имеет команду с десятилетиями опыта переговоров с США. Правда, и у Кима нет опыта общения с зарубежными лидерами. Ну, до приезда делегации с Юга не было. Но он быстро учится. Предугадать результат такой необычной встречи очень сложно.

На данный момент мы не можем утверждать на 100%, что встреча произойдёт. Пресс-секретарь Белого Дома Сара Хакаби Сандерс уже заявила, что Трамп «не пойдёт на встречу без конкретных шагов и действий» со стороны КНДР. И тут у нас появляется вилка. С одной стороны, зная, что Трамп, в первую очередь, шоумен — он может пойти на это хотя бы ради своей репутации deal-maker’a. Даже если это будет чистый пиар и никак не изменит ситуацию. С другой стороны, проводить денуклеаризацию КНДР пока точно не собирается. А без неё США отказываются вести диалог. Но для настолько изолированной державы, как КНДР, сам факт государственного визита президента США — уже грандиозный успех, который легитимизирует режим.

Если Север действительно хочет показать добрую волю, можно выполнить этот минимум: действительно воздержаться от испытаний всех видов вооружения, выпустить сидящих в тюрьмах КНДР американцев, пустить инспекторов МАГАТЭ на свой ядерный реактор, помогать воссоединяться семьям, которые были разделены войной. Критически важно запустить канал коммуникации на военном уровне для предупреждения инцидентов.

Есть тут место и для политики Трампа «America first». Может быть, КНДР просто клятвенно пообещает Америке не посылать в её сторону МБР, и Трамп торжественно провозгласит об этом всему миру. Правильно, «забив» на региональных союзников. Япония, например, очень обеспокоена, что результатом всех этих встреч станет только безопасность для США, а в регионе всё останется, как и было: КНДР продолжит оставаться военной угрозой с ядерными ракетами наготове. Крайне важна координация с союзниками, так как главная цель Кима — вбить кол между ними и в итоге разрушить азиатский союз с Америкой. А главным победителем может выйти вообще Китай.

И если эта шоу-дипломатия провалится, то, боюсь, ничего не удержит «ястребов» в Белом Доме и лично Трампа от военного удара по КНДР. Нас ждёт интересная, но волнительная весна невыполнимых обещаний, хрупких союзов и немыслимых ещё до недавних пор встреч.

''отсканируй
и помоги редакции

'''