Перейти к основному содержанию

Украинская геополитическая школа. Часть 1: История

Всё, что вам нужно знать об украинской геополитической школе. Часть первая.

Алексей Фролов

Есть слова, которые глупые люди очень любят употреблять, чтобы казаться умными. Обычно получается наоборот. К сожалению, «геополитика» стало одним из них. В зависимости от контекста под ней подразумевают либо внешнюю политику вообще, либо международные отношения, либо реализм в международных отношениях, либо радикализм, либо нечто вообще граничащее с оккультизмом.

Под этим страшным словом скрывается метод анализа (впрочем, некоторые считают геополитику полноценной наукой) международных отношений, использующий географический фактор как основу. Он развивался в трудах таких учёных как А.Мэхэн (морская сила), Ф.Ратцель (государства как организмы, Lebensraum), Р.Челлен (сам термин), К.Хаусхофер (континентализм), Х.Маккиндер (Хартленд) и Н.Спикмен (Римленд).

Двумя наиболее влиятельными школами геополитики были немецкая, известная своей агрессивностью и печально известной идеей о необходимости захвата жизненного пространства любой ценой, и англо-американская, использовавшая идеи морской силы и контроля Хартленда через Римленд для постройки оптимальной стратегии развития страны. Немецкая школа, а вслед за ней и геополитика на континенте вообще, стала прочно ассоциироваться с нацистами. Долгое время она пребывала в забвении, из которого её постепенно стали возрождать европейские радикалы. Американская же, напротив, успешно использовалась на государственном уровне. Практически вся глобальная стратегия взаимодействия с СССР была построена именно на геополитических идеях Маккиндера-Спикмена и отлично себя зарекомендовала. Покойный З.Бжезинский постарался тогда на славу.

На данный момент континенталистские геополитические методы, в основном так или иначе производные от немецкой школы, продолжают использоваться европейскими радикалами, но уже пользуясь поддержкой евразийской концепции, модернизированной А.Дугиным. В современной Европе «геополитик» очень часто означает «радикал образца Эволы и российский полезный идиот», но ситуация меняется к лучшему. В Америке же геополитический метод, как и раньше, спокойно используется в академическом мейнстриме. Занимаются им и нежно любимые конспирологами серьёзные организации вроде Совета по международным отношениям.

Выше были коротко изложены факты, которые можно найти практически в любой книге по геополитике. Что же они означают?

Они означают, что за глобальным уровнем главные детали геополитического метода забываются чаще всего: он междисциплинарен, синтетичен (то есть синтезирует-объединяет, а не анализирует-разделяет) и имеет огромные национальные различия. Фактически, сколько в мире есть наций, столько потенциально существует и «геополитик», которые можно использовать прежде всего для построения внешнеполитической стратегии.

Украина не исключение. Более того, украинская геополитическая школа развита очень хорошо, пусть многие её элементы и оказались забытыми после Второй мировой, а целостную концепцию пришлось заново собирать по частям. И, что самое главное, она последовательна, проактивна, прагматична и практична. Этого как раз не хватало украинской внешнеполитической стратегии, которая, наоборот, всегда характеризовалась чрезмерным идеализмом, реактивными попытками поиска союзников и достижением независимости как единственной целью: украинский потенциал словно сам по себе должен был обеспечить стабильность и процветание украинского государства. На практике оказалось, что одного потенциала недостаточно, поэтому опыт украинской геополитики может быть очень полезен и сегодня.

Всё началось с доктора философии, географа С.Рудницкого. Следует отметить, что его исследования, как и вся украинская наука того времени, не были изолированными от остального мира. В частности, на него достаточно повлияли идеи Ф.Ратцеля, как, пожалуй, и на все геополитические концепции в Европе. С.Рудницкому же особенно понравилась идея немца о необходимости применения различного подхода к различным географическим ландшафтам, а значит и о невозможности анализировать Восточную Европу с её обширными просторами, используя тот же самый подход, что и для Западной Европы с её большим количеством природных барьеров.

rudnicki

Степан Рудницкий

С.Рудницкий убедительно доказывал неизбежность украинской независимости с географической точки зрения, для чего ему пришлось очертить и основные направления развития и экспансии украинского народа. Уже тогда был определён главный тезис украинской геополитики о Чёрном море как своего рода manifest destiny для нации. Показательна его статья «Почему мы хотим самостоятельной Украины?», где уже использовался междисциплинарный подход, а также прозвучал тезис о том, что на тот момент развитая украинская промышленность совсем не помеха российской колонизации из-за своего посреднического характера. Позже он очертил перспективы украинского движения в обстановке после Версальского договора в книге «Украинское дело с точки зрения политической географии».

Как ни странно с современной точки зрения, не была изолированной и деятельность ВУАН в УСРР (разница между УСРР и УРСР вообще была огромной во всех отношениях): исследователи имели открытый доступ даже к влиятельнейшему немецкому журналу Zeitschrift für Geopolitik. В основном, следуя марксистской методологии, учёные сосредотачивались на экономике и влиянии на неё географии. Двумя наиболее влиятельными украинскими советскими учёными (не считая самого С.Рудницкого, тоже работавшего в УСРР), которые внесли вклад в развитие украинской геополитики, были А.Синявский и М.Волобуев.

synyavski

Антон Синявский

А.Синявский занимался разносторонними исследованиями, но одним из, пожалуй, наиболее важных его тезисов была конкретизация украинской связи с Ближним Востоком. Для учёного этот регион был одним из наиболее подходящих для экономической экспансии благодаря давним историческим связям ещё со времён Киевской Руси, отсутствию равных украинским месторождений железа рядом с регионом и довольно слабому развитию местной промышленности, что позволяло украинской продукции адекватно конкурировать на рынке. В то же время, рынок региона был разделён между метрополиями, а украинские товары экспортировались преимущественно на запад, поэтому экономическая экспансия требовала разработки долгосрочной стратегии. Кроме того, именно А.Синявский критически проанализировал движение «Пан-Европа» графа Р.Н.Куденхове-Калерги: то самое, из которого в результате образовалось ЕЭС и ЕС.

Volobuiev_Artemov

Михаил Волобуев

М.Волобуев известен прежде всего как автор концепции экономической самостоятельности Украины, отстаивавший необходимость более экономически целесообразного районирования СССР. В его программной статье «К проблеме украинской экономики» Украина вообще рассматривалась как бывшая колония России. Подчёркивались меры, направленные российским капиталом на остановку развития украинской промышленности в зародыше, и практически исключительная роль иностранного капитала в индустриализации юго-востока Украины при попустительстве более заинтересованных в развитии Урала или Центральной России петербургских властей. Учёный считал, что хоть на момент его работы Украина и обладала неплохим промышленным потенциалом, уже тогда он требовал модернизации и развития. Первая пятилетка удовлетворительно помогала достичь экономического паритета. Тем не менее, вызывали тревогу планы преимущественного развития Урала и Кузбасса в следующих пятилетках, не имевшие под собой никакой экономической целесообразности из-за большого расстояния между регионами, а соответственно и огромной разницы в себестоимости между уральским и украинским продуктами.

Символично, что первая пятилетка закончилась в 1933 году. Попытки установления независимой украинской экономики, как и культуры и политики вообще, разбились о неравномерную индустриализацию, Голодомор и Сандармох. С.Рудницкого расстреляли. М.Волобуев сменил фамилию на Волобуев-Артемов и выехал за пределы республики. А.Синявскому повезло больше, но и его работы были благополучно забыты.

В 1939-1945 годах Украину практически добьёт Вторая мировая война. Остатки украинского движения будут теплиться лишь на западе страны. В то же время, именно перед этой бурей доктор медицины Ю.Липа напишет однозначно лучшие за всю историю работы по украинской стратегии и геостратегии: «Предназначение Украины», «Черноморскую доктрину» и «Раздел России», позже объединенные во «Всеукраинскую трилогию».

lipa

Юрий Липа

Его труды следует оценивать критически. Историческая часть его работы настолько щедро наполнена устаревшими фактами и заблуждениями, что почти граничит со лженаукой. Она использует в качестве полноценных источников весьма неоднозначные труды, например «Синопсис киевский» И.Гизеля. Исследователь был сторонником весьма странной жёсткой примордиалистской концепции развития украинского народа как смеси трипольцев с греческими колонистами, готами и славянами. Следуя научным тенденциям того времени, он уделял слишком много внимания антропологическому фактору. В довершение всего Ю.Липа был ещё и горячим сторонником солидаризма как политического течения, считая его лучшей основой для организации украинской политики и не упуская момента его прорекламировать.

В то же время, если историческая часть его работы читается скорее как пропагандистский памфлет, геополитическая часть показывает всю глубину стратегического мышления автора. Именно он систематизировал основные тезисы украинской геополитики, высказанные по частям до него, и добавил свои собственные:

  • Колонизационное движение к Чёрному морю и за Чёрное море — это главный украинский императив
  • Главная ось украинского развития — это север-юг, деление страны на восток-запад навязано извне и критически вредно для неё
  • Есть вторая потенциальная ось север-юг — российская. Само её существование является прямой угрозой украинской безопасности
  • Украина — это южная страна, которая культурно и ментально ближе к Восточному Средиземноморью, чем к балтийским (Польша) или урало-финским (Россия) центрам притяжения
  • Территория, ограниченная Доном, Волгой, Каспийским морем, Кавказом и Чёрным морем, — так называемые «Каспийские врата» — это кратчайший путь из Европы в Азию, контроль над которым означает баснословную прибыль и рычаги влияния для того, кто на нем закрепится
  • Главная проблема украинского географического положения — это отсутствие близкого выхода в открытый океан. Чёрное море не только закрыто, но и впадает в ещё одно закрытое море. Балтийское море не только слишком далеко, но и тоже закрыто. Географически ближайший выход в открытый океан для Украины — это южный берег Ирана

«Всеукраинская трилогия» наполнена смыслами столь плотно, что по ней одной можно написать несколько диссертаций, но вышеупомянутые тезисы всё же можно считать основными. Однако потом была война, после которой не только украинская геополитика, но и сам украинский народ оказался в состоянии анабиоза. На повестке дня стояло само выживание, поэтому о геостратегии мало кто задумывался.

Ситуация частично изменилась в 1990-е годы и самом начале 2000-х. Несмотря на нищенское состояние Украины, именно тогда во всех сферах общественной жизни шли попытки переосмысления положения Украины в мире, открытия заново старых работ украинских учёных и заполнения пустоты, вызванной долгим периодом застоя. Геополитика не была исключением, хоть и занимала относительно небольшую нишу.

Среди работ того времени следует отметить монографию «Структура геополитических интересов Украины» А.Василевского и М.Гончара, которая хоть и не опиралась на украинскую геополитическую школу, но пришла именно к выводу об экспансии на Ближний Восток как главному потенциалу украинской геостратегии. А.Салтовский написал прекрасный обзор украинской геополитической школы в сборнике «Украинская государственность в XX веке: Историко-политологический анализ», то же самое сделал М.Днистрянский в своей монографии «Украина в политически-географическом измерении».

Вместе с тем, короткий период национального ренессанса сменился реваншем откровенного совка, причём не столько в идеологии, сколько в способе мышления. Яркий пример такого подхода — работа Д.Базива «Геополитическая стратегия Украины», автор которой не только не упоминал ни одного украинского учёного-геополитика, но и утверждал, что украинской геополитической концепции не существует. Как альтернативу он предлагал механический перенос западноевропейских и американских атрибутов на украинскую почву, вплоть до идеи о гипотетическом принятии римо-католического христианства как благе для украинской истории. Впрочем, несмотря на откровенную слабость его работы и связь с геополитикой преимущественно лишь в названии книги, несколько тезисов Д.Базива действительно были весьма логичными и важными, в частности опора на крымских татар для достижения стабильности на полуострове, а также переоценка роли Польши вместе с недооценкой роли Беларуси в украинской внешней политике.

Само понятие «геополитика» постепенно морфировало в модное словечко без особого смысла, под которым в научной среде обычно понималась внешняя политика, а под внешней политикой — выбор модели безопасности, то есть запад, восток или нейтралитет. Кроме того, «геополитикой» часто маскировалась очередная попытка российской экспансии под евразийским соусом.

Впрочем, нельзя сказать, что в дореволюционный период геополитика как научный метод исчезла совсем: её касались такие учёные, как Е.Снегирь, О.Яхно, А.Литвиненко, Е.Хилько, В.Крисаченко, А.Власюк. Особняком стоит монография С. Андрущенко, на сегодня лучшего специалиста по геополитике в стране, «Украина в современной геополитической среде», которая довела до своего логического завершения политику многовекторности.

В то же время, именно украинской геополитической школы вышеупомянутые исследователи практически не касались, прежде всего реактивно занимаясь подстройкой Украины под переменчивую международную обстановку, а не определяя главные украинские приоритеты и способы их достижения. А.Луценко в своей диссертации писал об украинских геополитиках, но ограничился лишь перечнем учёных как таковых, не углубляясь в сам предмет исследования. М.Хилько анализировал украинскую геополитическую школу с философской точки зрения, придя к выводу о гуманности и толерантности как главных её характерных чертах.

Тем не менее, труды украинских геополитиков достаточно широко известны в научном сообществе. Проблема, однако, в том, что вместо систематизации и модернизации их взглядов для построения целостной украинской стратегической концепции, большинство исследователей занимается лишь популяризацией их трудов, иногда реактивно проводя параллели с их идеями и современностью.

Однако, как уже было сказано, украинская геополитическая школа — это гораздо большее, чем простой исторический курьёз. Её потенциал в разработке всей внешнеполитической стратегии огромен. Начать эту разработку следует с синтеза основных тезисов украинских геополитических мыслителей, модернизируя их по необходимости. К счастью, сделать это не очень сложно: после Второй мировой войны многолетний застой установился не только в Украине, но и во всей Восточной Европе, а значит, масштабных изменений в концепции делать не нужно.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...