Перейти к основному содержанию

Берлин против Пекина. Управлять, но не предвидеть

Хорошо, когда ты решаешь проблемы. Плохо, когда даёшь им появиться.
Источник

Привычка искать рынки ценой гордости – так себе подход. Берлин подтверждает.

Ранее:

В чём же подход Меркель был действительно ошибочным? Его слабая сторона заключалась в том, что европейцы были готовы управлять проблемами — но даже не пытались как-то предвидеть их.

Никто не спорит, что Ангела умело справлялась с домашними кризисами и проблемами, в то же время работая с внешними вызовами.

Но в основном канцлер реагировала по ситуации, при этом не предлагая последовательную стратегию. Меркель уравновесила свой самый смелый шаг — счастливый билет миллиону беженцев, которому в 2015 году позволили эмигрировать в Германию — и уже два года спустя обещала, что «это не должно повториться».

В это же время она уклонилась от политически заряженного вопроса о поощрении регулярных потоков иммигрантов в Германию, в чём страна остро нуждается.

Да, нуждается. Ведь её собственная рабочая сила стареет и редеет.

Теперь у союзников Меркель наметились проблемы даже в Германии. В начале 2019 года Федерация немецкой промышленности (BDI) выпустила влиятельный документ, в котором Китай был назван «системным конкурентом». Оцените риторику.

КНР не просто назвали страной, склонной к несправедливым экономическим практикам. BDI сказал прямо: Китай хочет вытеснить своих конкурентов.

Два месяца спустя последовал документ Евросоюза, в значительной степени отражавший утверждения Федерации. В документе Китай проанализирован в трёхстороннем контексте, то есть Пекин одновременно является:

  • потенциальным партнёром в решении глобальных проблем;
  • экономическим конкурентом;
  • системным соперником.

Повсеместное изменение ситуации нашло своё отражение и в первоначальном отказе Европарламента от китайских денег, последовавшем в начале этого года.

Меркель, возможно, продолжала придерживаться своих десятилетних привычек в отношении Китая. Но времена всё же меняются. И потому большая часть Европы двигалась дальше.

Недавно в Германии прошли выборы. Вполне вероятно, их результаты всё же запустят отношения с КНР в совершенно новом направлении.

Смешанные результаты голосования учитывают лишь три варианта правящей коалиции. Один сценарий — большое объединение, возглавляемое левоцентристскими социал-демократами Олафа Шольца и правоцентристскими христианскими демократами наследника Меркель, Армина Лашета.

Есть ещё две возможности, обе предполагают объединение зелёных и либералов: либо с христианскими демократами, либо с социал-демократами.

Такие повороты приведут к изменениям в немецкой политике по отношению к Китаю. И зелёные, и либералы являются одними из самых резких критиков «китайского» подхода Меркель. И в обоих сценариях либо зелёные, либо либералы (скорее всего, первые) получат контроль над Министерством иностранных дел.

Немецкий аналитический центр Merics провёл изучение партийных программ перед выборами. Оказалось, что при наиболее вероятном исходе может получиться коалиция социал-демократов, зелёных и либералов.

Что это значит? Как минимум, все трое выступают против нарушения прав человека в Китае и за сохранение автономии Гонконга.

Также они выступают за разработку более масштабных мер защиты в масштабах всей Европы. Например, механизма проверки инвестиций Евросоюза, который был направлен на предотвращение скупки стратегически важных предприятий иностранными бизнес-структурами.

Разговоры об этом зашли, когда китайцы побежали приобретать коммунальные предприятия и передовые технологические компании в странах-членах ЕС.

Новая Германия уже близко. И как обстоят дела?

Принятие такой повестки дня сразу вернуло бы Германию к более решительной внешней политике, во многом повторяя период 1998–2005 годов. Тогда министром иностранных дел был Йошка Фишер.

Мотивированный твёрдой позицией партии, Фишер выступал за участие Германии в войне в Косово и размещение войск в Афганистане.

Это не значит, что новое правительство неизбежно вступит в конфликт с Китаем. Во время правления Меркель жесты в сторону КНР превратилась в чисто канцлерское дело, особенно с учётом экономической важности поддержания хороших связей.

Маловероятно, что это всерьёз изменится при Шольце. Но заодно новый расклад не помешает новому министру иностранных дел делать выпады в адрес Китая.

Европейский консенсус относительно того, что Китай одновременно является партнёром, конкурентом и соперником, сейчас поддержан большинством западных стран, включая США при Байдене. Но что это понимание означает на практике, неясно.

Нужно ли провоцировать новые торговые санкции, даже если они не сработают?

Пора ли немцам готовиться к большему военному участию в Азиатско-Тихоокеанском регионе? Даже если такие действия будут символическими, учитывая ограниченный военный потенциал Германии (и Европы) — есть о чём подумать.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.