Перейти к основному содержанию

Уроки диванной аналитики: кризис гаубичной артиллерии в системе огневой поддержки. Часть 1

Познавательно о военных бюджетах и эффективности

На фоне дискуссии о закупке чешских гаубиц, в первом уроке диванной аналитики были высказаны соображения, которые совершенно неожиданно нашли своё подтверждение в вышедшем «намного позже» материале такого мощного издания, как Defense Express, с которым есть смысл ознакомиться.

После чего становится ясен огромный потенциал «диванного анализа» в военном строительстве. Словно признавая огромную важность такого подхода, на вооружение Королевской пехоты приняли Большой диван.

"

Поэтому смело можем продолжать свои исследования по теме.

После революции в разработке орудий калибра 155 мм, произошедшей благодаря работам инженера Дж. Булла, дальность и могущество этого вида ствольной артиллерии увеличились настолько, что ею попытались заменить все оставшиеся системы во всех оставшихся нишах: дивизионной, бригадной и корпусной.

В 1990-е года эта революция выразилась в переходе стран НАТО на систему 155/52/23. Орудия калибра 155 мм с длиной ствола в 52 калибра и с объёмом зарядной каморы 23 литра казались настоящим спасением артиллерии и новым «дешёвым» ответом на все вопросы.

 
 

Калибр 155 мм с максимальной дальностью стрельбы в 30 километров обычным снарядом (как у советского «Гиацинта») стал основным. Остальные калибры: 105, 122, 130 и т.д. также стали переходными, временными или резервными.

Но проблемы у этих систем возникли практически сразу же, после боевого применения. Оказалось, что даже такие прогрессивные гаубицы с новейшими снарядами с аэродинамической формой имеют радиус отклонений попаданий от цели в районе 150–130 метров. Это была революция в сравнении с 200 метрами в 1970-х годах, но в условиях локальных конфликтов современности, с приоритетом боевых действий в урбанизированной местности это означало высокие потери гражданских лиц, неточное поражение целей или и вовсе невозможность поражения (особенно это относится к подвижным целям, которых на современном поле боя большинство).

Классическим примером такой «проблемной успешности» гаубичных дивизионов является бой в Саджаия (квартал в юго-восточной части города Газа) 20–23 июля 2014 года, в ходе операции «Могучий утёс». Бой подробно описан в Википедии, замечу лишь, что наступавшим частям АОИ из состава 36-й дивизии противостоял батальон «Саджаия» организации ХАМАС, который насчитывает 860 опытных бойцов, занявших хорошо подготовленные позиции в застройке с развитой системой тоннелей и имевших на вооружении большое количество противотанковых средств (включая ПТРК) и миномётов. Местность была заминирована, включая использование мощных фугасов.

Огонь прямой наводкой, поддержка ВВС и ограниченная артподдержка результатов не дали. Тогда было решено применить артиллерию АОИ массировано. Утром 21 июля 2014 года за 45 минут (с 10:10 до 10:55) три артдивизиона выпустили 600 снарядов калибра 155 мм по периметру частей АОИ в квартале (снаряды падали на удалении 100–150 метров от танков и БТР АОИ). По данным разведки, собранным уже после операции, огонь привёл к гибели 81 боевика ХАМАС (включая более 10 полевых командиров, в том числе заместителя командира бригады юга города Газа Мухамада Уда), большое количество было ранено, остальные деморализованы. Организованное сопротивление в квартале было сломлено. Пример призван подчеркнуть значение статистического огня в наше время, в условиях наличия корректируемых ракет РСЗО, ПТРК, УАБ и других высокоточных боеприпасов. Однако...

Однако сначала абсолютно либеральные арабские журналисты сообщили о катастрофических потерях среди мирного населения и разрушениях невоенных объектов и инфраструктуры. Источники близкие к террористам сразу назвали этот бой «резнёй в Саджайя». Но самое страшное, что независимая комиссия ООН согласилась с этими оценками, и, подтвердив огромные потери среди гражданских лиц, назвала произошедшее военным преступлением.

Как мы знаем, об этом же свидетельствовали и все вышеизложенные на нашем канале материалы. Опыт боевых действий на Донбассе также подтверждает как высокую эффективность снарядного артогня, так и низкую избирательность. Очень часто украинским артиллеристам приходилось отказывать в поражении целей, находящихся в густой застройке. Но боевые действия сегодня как раз в таких районах и ведутся. Никто уже не воюет за куски пустой территории. Да и развитие цивилизации привело к тому, что абсолютно диких мест там, где есть за что воевать, уже не осталось, и везде кто-нибудь да живёт. И ограничение на применение в урбанизированных районах равно полной потере смысла в наличии и содержании такого вида вооружений.

С развитием техники и средств защиты неизмеримо возрастает расход боеприпасов в ходе боевых действий. Так, в 1760 году при взятии Берлина русская артиллерия израсходовала 1200 снарядов, а советская артиллерия при штурме Берлина в 1945 году — 7226 вагонов снарядов и мин. Усовершенствования в баллистике, СУО отдельных самоходных гаубиц и АСУ целых дивизионов разорвали этот порочный круг. Однако принято считать, что норматив поражения одиночной цели с 540 снарядов, при всех усовершенствованиях, всего снизился до 162 штук. Что, учитывая новую цену таких «успехов», выглядит как совершенное издевательство. Если бы такой результат был получен старыми снарядами, по 400 долларов — не было бы проблем. Но учитывая новую стоимость всех орудий и систем управления, добавлять к этому снаряды минимум по 1,5 тыс. долларов (в Украине бракованные снаряды от Рубина по 1,6 тыс. долларов стоят, а какой-нибудь Nammo может и на 2 тыс. потянуть) — это тратить 243 тыс. долларов на одиночную цель, которая в современных конфликтах — самый распространённый тип целей.

Последнее и самое свежее решение этой проблемы, получившее широкое применение — использование разведывательных беспилотников для корректировки стрельбы. Это также серьёзно сократило расход боеприпасов — на 40% по сравнению с результатом без «воздушных глаз». И мы можем смело отнять от последнего результата в 162 штуки 40%, получив максимально минимальный расход снарядов для поражения одиночной цели самой современной артиллерией и воздушной корректировкой. Это рекордно малые 97 снарядов. 97, Карл! Почти сотня! И это на одиночную цель, а они сегодня чаще всего удивляют мобильностью. То есть уедут куда подальше, услышав первый же разрыв... в общем, умножать цену такого решения не имеет смысла.

Но мы всё же умножим. Получим 155,2 тыс. долларов. Это если брать недорогие снаряды, по 1,6 тыс. долларов за штуку.

Всё равно дорого, и поиск вариантов продолжался. Основные направления развития лежали в устранении органического порока всех баллистических снарядов. Дело в том, что при подлёте к земле по баллистической траектории снаряд находится под углом приблизительно 62°, и почти половина осколков уходят в грунт, а вторая половина — в небо, а реальная зона поражения снаряда намного меньше его возможностей. Также проблемой было неравномерное образование осколков.

Ещё в середине прошлого столетия исследователи доказали, что наиболее эффективно действующим как по живой, так и материальной части, является осколок массой 0,5 г с удельной кинетической энергией около 100 Дж/см2. Сложно представить, с какими трудностями столкнутся врачи при лечении множественных осколочных ранений от подобных боеприпасов.

Классический снаряд даёт при подрыве порядка 77% осколков в диапазоне масс 0,1–1 г, подавляющее большинство из которых не достигают 0,5 г. То есть 77% осколков снаряда за 1,5–2 тыс. долларов бесполезны, почему их и надо так много даже со всеми усовершенствованиями орудий.

Это подтверждала и медицинская статистика Второй мировой, указывающая на осколки массой 0,5 г и менее как на наиболее «убойную» фракцию поражающих элементов — 66,6% всех ранений приходилось именно на такие осколки.

Инженеры предложили выход касательно готовых поражающих элементов.

Однако из-за кругового распространения осколков по-прежнему при малых углах подхода к цели часть поражающих элементов уходят в землю, а часть — в небо, не причиняя существенного вреда. Поэтому следующим шагом поумневших осколочных боеприпасов является доворот до вертикальной оси непосредственно перед подрывом.

"

В 2020 году компания Elbit Systems опубликовала видео демонстрации снаряда M454 Super High Explosive. «В современных реалиях на поле боя задача артиллерии состоит в том, чтобы поразить цель с минимизацией логистических затрат. Артиллерийский снаряд M454 Super High Explosive (S-HE) в пять раз эффективнее против пехоты и лёгкой бронетехники по сравнению со стандартными снарядами», — сообщено в описании к видео.

Этому можно верить, ибо важная особенность M454 — тормозной парашют, раскрывающийся для замедления боевой части при подлёте к цели и подрыва на оптимальной высоте. Повышение зоны поражения достигается за счёт дистанционного взрывателя, который нужно выставить перед выстрелом. Точка прицеливания берётся с существенным перелётом цели. При прохождении снаряда над целью взрыватель производит подрыв вышибного заряда и из корпуса снаряда выбрасывается боеголовка. Раскрывается тормозной парашют, боеголовка тормозится и ориентируется перпендикулярно поверхности земли. Подрыв боеголовки осуществляется над землёй, на оптимальной высоте над целью.

 
 

Боевая часть снаряда содержит 3 кг взрывчатого вещества и более 7000 поражающих элементов (стальных шаров) вместо примерно 2000–2500 у обычного снаряда. Заявленная производителем летальность — 75% в радиусе 75 м от точки взрыва. Причём осколки можно делать нужной массы не только лёгкие, для поражения живой силы противника, но и тяжёлые, для поражения бронетехники. Тем более что опыт войны на Донбассе показал высокую эффективность даже обычных осколочно-фугасных снарядов против танков, которые хоть и не были уничтожены полностью, но надёжно выведены из строя. Причём, в случае необходимости проникающего действия, парашют на боевой части таких снарядов может отстреливаться, и тогда она, набрав скорость в свободном падении, врежется в грунт на значительную глубину и взорвётся уже там.

При этом нужно добавить, что точность такого снаряда заявлена +/-60 метров, что меньше радиуса разлёта готовых осколков такого парашютного снаряда. Это значит, что полученный нами норматив на поражение одиночной цели в 97 снарядов (для орудий 52 калибра, с современными СУО и АСУ и корректировкой с беспилотника на дальности 20 км) можно делить на пять, как предлагает производитель (из-за площади поражения — 6 кв. км против 1 250 кв/ м у обычного снаряда), а можно вообще не делить. Ведь если разлёт осколков выше отклонений, то при корректировке беспилотника одиночная цель будет поражена с первого или второго выстрела. Что наконец-то является именно тем результатом, которого все ждали. Тем более что и цена такого точного, но неуправляемого и простого снаряда обещана в районе 3–3,5 тыс. долларов за штуку, что при такой эффективности просто даром. Дальность до 28–30 километров также вполне достаточна.

"

Однако из анализа характера целей вероятного противника, поражаемых огнём артиллерии дивизии с закрытых огневых позиций, следует, что значительная их часть (более 70%) — объекты бронетанковой техники, расположенные на расстоянии от 0,2–0,3 до 10–15 км от линии боевого соприкосновения. При этом, чтобы подавить одну (!) батарею самоходных бронированных орудий М109 при стрельбе тремя (!) батареями на ничтожную дальность 16 км, требуется 902 шт. 152-мм осколочно-фугасных снарядов.

Для их точного поражения придумали снаряды, работающие по схожему с израильским M454-принципом.

"

155-мм снаряд BONUS предназначен для непрямого дальнобойного поражения бронированных машин. Он содержит два суббоеприпаса, которые спускаются над полем битвы на винглетах. На заданной высоте (до 175 м) датчик-высотомер переводит бортовую электронную аппаратуру в поисковый режим и атакует запрограммированные цели на площади до 32 тыс. кв. метров. При снижении суббоеприпас вращается, сканируя территорию с помощью многочастотных инфракрасных датчиков, которые сравнивают обнаруженные транспортные средства с программируемой целевой базой данных.

"

Каждый из суббоеприпасов содержит боеголовку с высокой проникающей способностью, которая может уничтожать тяжёлые бронемашины, включая танки. Когда бортовой датчик детектирует и идентифицирует цель, из суббоеприпаса выстреливается боеголовка, действующая по принципу «ударное ядро», и наносит удар по выбранной цели сверху.

Дальность применения такого снаряда — до 20 км, но разрабатывают версию с газогенератором и дальностью до 35 км.

P.S. Продолжение материала смотрите во второй части урока, а все первоисточники и дополнительную информацию — в моём Telegram-канале.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!