Перейти к основному содержанию

Успех Украины в воздухе удивил Запад. Мэхэн и Корбетт

Корбетт – это как наши системы ПВО, но в море.
Источник

Успех Украины, борющейся за контроль своего неба, полностью перевернул парадигму военно-воздушных сил Запада. Теперь появилось альтернативное видение блокирования воздушного пространства вместо доминирования в нём.

Хоть у России и есть одна из крупнейших и технологически совершенных военно-воздушных группировок в мире, агрессору не удалось установить своё превосходство в воздухе. Многие западные аналитики удивлены. Они сбиты с толку. Но что такое растерянность? По большей степени – признак военной близорукости.

Западные военно-воздушные силы до сих пор следуют по пути, впервые намеченному тремя офицерами – итальянским генералом Джулио Дуэ, американским генералом Билли Митчеллом и маршалом авиации Королевских ВВС Хью Тренчардом.

Это отцы-основатели теории применения военно-воздушных сил. Все они выступали за завоевание и сохранение «господства в воздухе». Например, Дуэ предполагал, что «доминировать в воздухе – значит предотвратить полёт противника, сохранив при этом возможность летать самому». Его понимание имеет своим истоком похожий приказ Альфреда Тайера Мэхэна на море. Цель – найти и уничтожить вражеский флот в решающем сражении.

Годы спустя это видение остаётся на тех же позициях – оно прочно укоренилось в доктрине (и духе) западных военно-воздушных сил. Но воздушный аспект войны между Украиной и Россией, где ни одна из сторон не контролирует небо, предполагает новые прочтения.

Ведь оказалось, что не бороться за превосходство в воздухе иногда более разумно в качестве оперативной цели, чем пытаться получить его напрямую.

Руководители ВВС США и военные аналитики признают: Штаты больше не могут воспринимать превосходство в воздухе как должное. Однако их решения сводятся к поиску технологической «серебряной пули», которая сможет гарантировать это.

Враг так упорно рисовал нас в роли failed state, что сам принялся позировать.

Переосмысливая подход американцев к военно-воздушным силам, эксперты должны обратиться к современнику британского военно-морского теоретика Мэхэна. Сэр Джулиан Корбетт скептически относился к полному преобладанию на море. Он утверждал, что «наиболее распространённая ситуация в военно-морских войнах – в том, что ни одна из сторон не имеет командования».

Он предпочитал относительную, а не абсолютную интерпретацию доминирования на море. Призывая к командованию, ограниченному во времени или пространстве – эдакому «морскому господству», говоря современным языком.

Точно так же дела обстоят в небе. Абсолютное господство по канонам Дуэ может быть желаемой целью, однако воздушные силы способны обойтись более ограниченным контролем над воздушным пространством. Или временным, локализованным превосходством в воздухе.

Ведь Корбетт утверждал, что, если военно-морской флот недостаточно силён, чтобы выбить себе господстве в море – он может ограничить врага и лишить его возможности использовать морские силы. Теоретик называл это концепцией «оспаривания господства» и предлагал активную оборону. В таких условиях меньший флот способен избегать боя и сохранять угрозу для противника, поскольку из-за него вражеские корабли зависают в режиме ожидания.

При этом ваш флот остаётся активным и высокомобильным. Идея Корбетта состояла в том, чтобы беспокоить противника своими операциями, устанавливать контроль на любом участке моря – и в наиболее подходящий момент помешать врагу сделать то же самое.

Нужно постоянно овладевать вниманием противника. Также слабый флот может наносить небольшие удары в неожиданных местах, стараясь вывести из строя наименее защищённые суда. Сгодятся и мелкие контратаки.

Украинцы показали настоящий мастер-класс по правилам Корбетта, применяемым в небе. Ведь эта же стратегия прекрасно работает в воздухе.

Что сделала Украина? Она использовала мобильность своих рассредоточенных сил, чтобы поддерживать противовоздушную оборону. Применила коктейль из зенитно-ракетных комплексов советского производства – и держит в страхе российских пилотов.

Как и советовал Корбетт в несколько других условиях, украинские системы ПВО следуют тактике «выстрелил и убегай». Они запускали ракеты и быстро удалялись с места пуска. Один из высокопоставленных представителей Пентагона отмечал: «Украинцы по-прежнему ловко используют ПВО как ближнего, так и дальнего действия. Они оказались невероятно эффективны при перемещении установок, защитив их от обстрелов».

Двома мовами. Клац – і ви на сайті!

Учитывая опасность полёта над Украиной, россияне чаще всего полагаются на дистанционные датчики для обнаружения радиолокационных целей. Так растёт время, необходимое для поражения украинских мобильных систем.

Ведь после выстрела обороняющийся солдат может запросто выключить радар, собраться и уехать в безопасное место. Спрятаться в лесах, зданиях и промзонах.

Например, во время войны в Персидском заливе (1991 год) коалиция во главе с США охотилась за иракскими ракетницами, установленными на грузовиках. И даже с преимуществом в воздухе ни одного подтверждённого поражения добиться всё же не удалось. В небе над Украиной российские самолёты являются не только охотниками, но и добычей. Так задача обнаружения противника становится ещё сложнее.

Здесь в небе идёт смертельная игра в кошки-мышки между российской авиацией и украинскими ПВО. И каковы успехи? Сайт OSINT-разведки Oryx сообщает, что с начала войны было уничтожено 96 российских самолётов, в том числе не менее девяти Су-34 и один Су-35 – это эквиваленты американских F-15.

Для сравнения, Украина начинала войну, имея в общей сложности 250 пусковых установок С-300. За одиннадцать недель боевых действий россиянам удалось вывести из строя лишь 24 (из подтверждённых с фото и видео).

Украинские чиновники бережно распоряжаются информацией о своих потерях, здесь нужна осторожность в выводах. Но цифры всё же свидетельствуют о том, что русские ликвидировали лишь небольшую часть угрозы для своих самолётов. И не просто какую-то часть, а наименее важную.

Лучшим доказательством эффективности ВСУ может послужить поведение РФ. В Пентагоне объясняют всё понятными словами: «Одна из причин, по которой мы знаем, что украинские системы ПВО работают – мы по-прежнему видим, что россияне боятся вторгаться в воздушное пространство Украины. Если и прилетают, то не задерживаются. Думаем, это говорит о многом».

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.