Перейти к основному содержанию

Вечный вопрос украинской внутренней политики

Конечно же, без спойлеров.

С начала нашей независимости и по сей день я встречаю этот вопрос, прямо или косвенно поставленный во многих статьях и речах. Смысл его следующий — наш народ не такой, как нам бы хотелось. Он прокоммунистический, он патерналистский, он ничего не понимает в происходящем, он настроен антирыночно, он голосует за деньги и гречку, он выбирает воров и негодяев и т.д. и т.п. Что с этим делать? Как нам перевоспитать наших сограждан? Как сделать так, чтобы они все поумнели и стали кристально честными, перестали давать взятки и верить проходимцам?

Ответов на этот вопрос предлагается много. Начать с себя, перестать бросать окурки в подъезде, не давать деньги врачам, директорам школ и паспортистам, говорить всегда правду и ничего, кроме правды, бросить курить и пить, начать заниматься спортом, перестать есть мясо и рассказывать неприличные анекдоты. Некоторые даже предлагают найти честных-пречестных политиков и голосовать только за них. Есть и такие, которые призывают устроить вооружённый захват власти, а потом просто перестрелять всех коррупционеров и вообще нехороших людей, мешающих нам идти в светлое будущее.

Честное слово, осточертело до тошноты читать все эти глупости. Вечный вопрос, который у меня всегда вызывает вечный встречный вопрос: почему наше общество всё время стремится изобрести свой велосипед? Ведь люди, пишущие все эти статьи, не совсем невежественные. Они используют деепричастные обороты, упоминают иногда Вебера и Фукуяму, отлично умеют пользоваться Google и Википедией, причём из контекста понятно, что всё это не предел. Это я к тому, что ответ на этот вопрос давно дан, нужно только почитать соответствующую литературу.

Для тех, кто хочет действительно разобраться в этом вопросе, в очередной раз (все мои статьи на ПиМ, в сущности, об этом) поясню, что народ никогда, ни в одной стране мира, не управляет государством. А если это иногда случается, то всегда заканчивается плохо. Если народ прорывается к непосредственному управлению, как это бывало во время революций — начинаются экспроприации экспроприаторов, то есть грабежи, регулирование цен, потом карточное распределение товаров, потом голод и эпидемии и всегда горы трупов, расстрелянных, умерших от голода, тифа и холеры, убитых в бою и так далее. Государством же в нормальном состоянии всегда управляет элита. Так было с самого начала, когда государство возникло. Тогда это была племенная аристократия, которая затем превратилась в военно-феодальную аристократию. В купеческих республиках это был патрициат. С возникновением индустриального общества и демократизацией, государством всё равно управляет элита, состоящая из самых образованных, предприимчивых и активных людей.

Давным-давно создана теория элит, у истоков которой стоял ещё Макиавелли. Чем более отсталое общество, тем сильнее власть элиты. Не случайно теория элит как социологическая теория возникла в Италии в самом конце XIX – начале XX веков. Италия сильно отставала от передовых стран, таких как Англия, США, в определённой степени Франция. Техническое отставание от этих стран было очевидным, а поскольку эти страны уже были демократическими, то политическое устройство закономерно связывалось с экономическим успехом. Но в Италии, как и в Германии, демократия не получалась. Для итальянских социологов было очевидно, что их народ не может управлять государством. Именно поэтому тут и возникла теория элит. Наибольший вклад в неё внёс Парето. Он скептически относился к демократии, не верил в её эффективность и, вообще, считал, что демократия — это хитрый способ элиты дурить народ. Парето утверждал, что элита состоит из двух частей: малая элита, непосредственно управляющая страной, и большая, «неправящая» элита. Малая элита состоит из нескольких сотен, может быть, тысяч семей, связанных между собой системами родства, деловых отношений, личных контактов. Эти семьи, как правило, кооптируют своих представителей в правительство, парламент, и составляют высшую бюрократию. (Вам это ничего не напоминает?). Большая элита — это средний класс, относительно образованный и состоятельный. Из него, а отнюдь не из народа, формируются группы, конкурирующие с малой элитой, которые стремятся эту малую элиту отодвинуть от власти, а самим занять её место. Такое иногда случается — и происходит «круговорот элит», который для народа ничего не меняет.

Скепсис по отношению к демократии вызывал у теоретиков теории элит симпатии к фашизму, потому что они видели в нём механизм расширения круга людей, управляющих государством, возможность создания социальных лифтов для представителей народных масс. Так, ещё один теоретик элит, Михельс, немец по национальности, даже принял итальянское гражданство, активно поддерживал Муссолини и был членом его партии. Михельс интересен для нас тем, что сформулировал «железный закон олигархии», который состоит в том, что любая форма социальной организации, в том числе государство, неизбежно вырождается в олигархию. Вместо того, чтобы быть «слугами масс» (честное слово, так в оригинале, никаких аналогий со «слугами народа»), люди, которые управляют, неизбежно начинают действовать в свою пользу.

У людей, стоящих у власти, всегда возникает конфликт интересов, то есть интересов их, личных и интересов общества. Природа человека такова, что этот конфликт он решает в своих интересах, то есть употребляет властью, данной ему обществом, не на благо общества, а во своё благо. Нужно ли это доказывать? Или, может быть, всерьёз обсуждать рассуждения о «честных политиках», широко распространённые в широких массах? Достаточно хоть немного знать жизнь, чтобы понимать, что всех не поменяешь на честных, а любой самый кристально честный, попав в воровскую среду, либо станет таким как все, либо уйдёт. Так что выводы Михельса были не с потолка взяты, а есть результат его наблюдений за окружающей реальностью.

Тем не менее, есть очевидные факты, свидетельствующие, что «железный закон олигархии» в некоторых обществах не работает. Великобритания, США, до определённой степени Франция и Нидерланды жили уже во времена Михельса по другим законам, и там высшие чиновники и политики при власти если и занимались махинациями, то тайно и в небольших размерах, а не так открыто и масштабно, как это делалось в Италии. Возникает закономерный вопрос — почему? Дело в том, что Германия и Италия сильно отставали в это время от вышеуказанных стран по социальному развитию. Поэтому попытки привить демократию на немецкую почву во времена Веймарской Республики не удались и дали повод Гитлеру высмеивать демократию и объявлять её глупой выдумкой при всеобщем одобрении народа. (Сегодня, кстати, тоже есть политики высказывающие убеждение, что либеральная демократия устарела).

Это отставание имело следствием то, что ни в Германии, ни в Италии ещё не сформировалась большая элита, которая не правит, но контролирует правление малой правящей элиты. Народ это сделать не может. Он ничего не понимает в государственной политике и экономике, его легко обмануть и воспользовавшись его невежеством, использовать власть для себя, что мы и видим в сегодняшней Украине. Большая элита, или средний класс, или гражданское общество — это слой образованных и успешных людей, обладающих достаточными знаниями и опытом, чтобы легко видеть все хитрости и схемы жуликов во власти. Их не обманешь и они не дадут воровать и злоупотреблять властью. Эти люди в меньшинстве, но они состоятельные, они добились успеха в жизни, они много знают, поэтому они пользуются большим, даже определяющим влиянием в обществе. В отличие от малой элиты, таких людей слишком много, чтобы они сговорились и начали использовать своё влияние в свою пользу, поэтому они вынуждены действовать для общего блага, создавать равные и прозрачные условия для всех, что как раз и создаёт те самые социальные лифты, позволяющие талантливым и энергичным людям из низов подняться вверх. Так большая и малая элита постоянно пополняются лучшими людьми, что поддерживает качество этих элит на высоте. Именно большая элита наводит порядок и дисциплину в стране.

А народ везде одинаков, что у нас, что в США, что в Венесуэле. Он хочет одного — поменьше работать и побольше получать. И многие политики готовы ему в этом подыграть, чтобы на популизме пролезть во власть. Но не везде это получается, потому что большая элита прекрасно понимает, что популистские меры разрушают экономику, что сразу же ударит по их доходам. Поэтому в развитых странах и нет популизма.

Что же видим в Украине? Наш народ действительно прокоммунистический, патерналистский, ничего не понимает в происходящем, выбирает воров и негодяев. Есть малая элита, которая, несмотря на все попытки её изменить, всё время превращается в олигархию, прямо-таки в соответствии с «железным законом». А всё потому, что так же, как в своё время в Германии и Италии, у нас нет большой элиты, или, если вам так привычнее, гражданского общества. Причём народ отлично понимает, что он не способен управлять государством. Он потому всё время ищет кого-то, кто сможет это сделать и при этом не воровать. Отсюда вера в честных-пречестных политиков — то в Ющенко, то в Тимошенко, то в «Слугу народа».

Почему у нас нет большой элиты? Люди, из которых она формируется, у нас есть. Их процент существенно меньше, чем в развитых странах, но даже не это главное. Они так же, как и простой народ, не понимают, что именно они и только они могут и должны навести порядок в стране. Поэтому они политически пассивны, поэтому нет влиятельной партии среднего класса, которая только и может консолидировать усилия гражданского общества в стране. Тем не менее, можно дать стопроцентную гарантию, что в Украине, как и везде, начнёт формироваться большая элита, которая возьмёт под контроль власть и заставит её работать на общее благо, а не только на своё.

К сожалению, социальные процессы не допускают быстрых решений. Это не тот случай, как бывало в советское время, когда в гараже собирался консилиум по поводу того «чого воно не заводиться» и какой-нибудь дядя Коля, переложив окурок из правой руки в левую, вдруг тыкал пальцем в двигатель с криком «Та ось воно!». В обществе так не бывает. Большая часть людей всегда долго остаётся под властью раз усвоенных представлений. Такие люди будут упрямо игнорировать факты и основанные на них логические выводы и как попугаи долдонить своё, даже если оно никак не соответствует реальности. Сколько таких людей, в том числе увешанных званиями и титулами, я в своей жизни встретил, что мне действительно пора уже орден получить.

Поэтому я не строю иллюзий по поводу быстрых изменений в нашей внутренней политике и знаю, что вечный вопрос таким ещё долго останется. Здесь просто — «Dixi et animam meam salvavi». Вместе с тем для тех, кто действительно хочет понять, что происходит в нашем социальном развитии и каковы дальнейшие перспективы, тут есть пища для размышлений. Кто-то может сказать, что это перспектива лет на 50. Однако, во-первых, социальные изменения всегда очень медленные и происходят со сменой поколений, поскольку многие люди, как было сказано выше, вообще не могут усвоить новые представления. А поскольку их много, нужно ждать, пока они уйдут из этой жизни. Если же вы хотите очень быстро, то вам к чудотворцам. Во-вторых, такие изменения происходят ступенчато, то есть отдельными подвижками. Так что некоторый результат можно увидеть значительно раньше. И ещё, хотя социальные процессы не зависят от воли отдельных людей, что понимал ещё Макиавелли, тем не менее, правильное осознание направления движения сильно его ускоряет.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции