Перейти к основному содержанию

Веронский плевок против ветра (или нет)

А теперь о последствиях и выводах встречи Валерия Ананьева и пропагандиста Шейнина в Вероне. Здесь вам сразу два мнения: автора и редакции в лице #Трегубова

Примечание редакции. Автор прислал нам письмо с критикой поступка украинского десантника Валерия Ананьева, оплевавшего российского пропагандиста Шейнина. Редакция уважает мнение автора, но не может согласиться. Поэтому этот материал будет разбит на две части: контра и про.

Контра. Андрей Зинченко

9 марта в Facebook был опубликован пост украинского десантника Валерия Ананьева, где он поведал о своей случайной встрече с российским телеведущим Артёмом Шейниным в итальянской Вероне. Последний входит в список российских топ-пропагандистов, что превращают свой народ в скот, голосующий за Путина и ненавидящий всех и вся. Военный дождался его у аптеки, где в ходе словесной перепалки заявил, что если бы они встретились в другом месте, то он бы его убил. После чего плюнул журналисту несколько раз в лицо, якобы надеясь спровоцировать его на драку. Но тот никак не отреагировал и тактически отступил.

Мнения украинцев по этому поводу несколько разделились. Одни писали, мол, всё правильно сделал, другие — что надо было не плеваться и беседы вести, а дать как минимум в морду, а как максимум — ликвидировать прямо в центре Вероны.

Лично мне эта история принесла чувство глубокого неудовлетворения. Описанная сцена напомнила кадры с одной передачи по Discovery Сhannel, когда самка гепарда дала своему молодому отпрыску на растерзание живого детёныша газели. Но тот, в силу отсутствия опыта, не придумал ничего лучше, как начать его облизывать.

И действительно, человеку с нормальной психикой очень сложно переступить черту и нанести вред здоровью безоружного человека на мирной территории. Хотя объективная реальность подсказывает, что это не человек, а боевая единица врага, которая в сотни раз опаснее какого-то Моторолы. Которая, собственно, и создаёт этих самых Моторол. У которой руки уже по локоть в крови и останавливаться она вообще не собирается.

Но полумера в виде плевка в лицо — вещь совершенно бессмысленная. Пропагандисты — это существа, полностью лишённые каких-либо моральных устоев. Вы вообще видели, чем они в передачах занимаются? Плевок для них, как утренняя роса. Плевать в них — это как порноактрису пугать камшотом.

А вот насилие — это уже совсем другая история. Любой, даже самый борзый российский журналист понимает, что от удара в лицо до ножа в боку лежит не такая большая пропасть. Профессионалов своего ремесла это, к сожалению, не исправит. Но они хотя бы не будут ездить по Европам с такой безмятежностью, полностью уверенные, что ничего им не будет за их преступления. А те молодые журналисты, которые ещё не вступили на скользкую дорожку, могут задуматься, стоил ли игра свеч.

Я веду не к тому, что каждый наш соотечественник за границей должен быть холоднокровным и безжалостным мстителем. Просто, если, к примеру, в Барселоне вы случайно встретите Шария, и у вас возникнут определённые желания, то, пожалуйста, действуйте до конца или проходите мимо. Но не в коем случае не ведите себя как какой-то инфантил, который хочет и побыковать, и не получить срок одновременно. И уж тем более не додумайтесь выкладывать свои «подвиги» в интернет, в надежде на лестный хайп. В таком случае ваша личная глупость бросает тень не только на вас, но и на остальных украинцев.

Про. Виктор Трегубов

И вот здесь редактор вынужден с автором не согласиться.

Дело в том, что каждое подобное действие имеет в первую очередь медийный эффект.

Можно смоделировать ситуацию, при которой Ананьев полез бы в драку. Учитывая навыки и комплекцию Ананьева, для Шейнина она бы закончилась, в самом оптимальном случае, средними телесными, для Ананьева — серьёзным сроком в итальянской тюрьме, а для российских медиа — царским подарком. Украинский каратель из АТО нападает на журналиста! Вы же видите, дорогие европейцы, это дикари! Кому вы дали безвиз?!

У нас уже есть дело Виталия Маркива — мы о нём писали. Сейчас в Италии судят бойца Нацгвардии, обвиняя его в убийстве журналиста. Обвинение безнадёжно спекулятивно. Но если бы во время этого процесса — и массовых протестов по нему — украинский десантник избил бы «представителя прессы», никто бы не стал разбираться, насколько Шейнин тянет на гордое звание журналиста. Пострадал бы не только Ананьев — пострадал бы и имидж Украины, и перспективы защиты нацгвардейца.

Сомнительно и то, что вмятины на роже Шейнина серьёзно демотивировали бы молодую поросль российской макаронной промышленности. Шанс встретить украинского десантника в переулках европейского города всё же недостаточно высок, чтобы воспринимать этот риск всерьёз.

Вдобавок каждый хороший снайпер знает: часто предпочтительнее тяжело ранить вражеского солдата, чем убить. Если его не будут эвакуировать — из него в ряде ситуаций может получиться пленный, предмет для обмена. Если его будут эвакуировать — подставятся под огонь. Уход за трёхсотым требует больше ресурсов, чем похороны двухсотого. Главное — ранить так, чтобы он уже не встал в строй.

Аналогично с российскими пропагандистами. Допустим даже, что целительные тумаки украинского десантника так повлияли бы на Шейнина, что он решил бы уйти с работы, на которой зарабатывает очень большие деньги — что Валера «задвухсотил» бы его в информационном смысле. Даже в таком случае его быстро бы заменили. Кадрового голода в этом плане нет. В этом плане, возможно, не вполне корректно сравнение с Шарием, работающим в уникальной нише.

Однако что мы получили на практике? Шейнин строил своё амплуа на агрессии, демонстративно бросаясь на гостей в студии, и на антизападничестве, переходящем в квасной патриотизм.

И вот оказалось, что патриот, во-первых, закупается в Вероне, а во-вторых, встретив бандеровца-карателя на нейтральной территории, теряет пыл настолько, что готов в буквальном смысле утирать плевки с лица.

Это его трёхсотит. Это наносит урон не ему, а его медийному образу, перебрасывая его из образа мачо в образ чма. Его ряха не страдает, но его ряха не имеет медийного значения. Его имидж — имеет. А именно он сейчас пострадал. Сделать из него мученика не получится, но и быковать в студии он уже не сможет с прежним успехом. Win-win situation.

Так что в данном случае остаётся лишь поблагодарить Валеру не только за резкость, но и за сдержанность.

Если что, приглашаем к обсуждению — своим мнением по поводу правоты той или иной стороны можете делиться в комментариях.

''отсканируй
и помоги редакции

'''