Перейти к основному содержанию

Вершины музыкальной индустрии

Как Canon VS Nikon, только по нотам

Поговорим немного о музыкантах, людях, без сомнения, творческой профессии. Каждый творческий человек — существо тщеславное. И даже если кто-то будет говорить, что это не так, то с огромной долей вероятности этот человек лукавит. Это нормально, это правильно — если ты творишь то, что должно вызывать эмоции, то тебе хочется увидеть эти эмоции или просто узнать о том, насколько зашло то или иное твое произведение. Чем у большего количества людей ты вызвал эмоции, тем лучше ты как творец. Желательно, конечно, чтобы это были те эмоции, на которые ты рассчитывал... Но это уже мелочи.

Кто-то всю жизнь выдавливает эмоции из посетителей кафешек и ресторанов, кто-то выходит на более высокий уровень и окучивает зрителей и слушателей по всей стране, а кто-то достигает международного признания и даже всемирного. Каждому воздаётся по его таланту и, что немаловажно, по таланту его продюсера.

Современная цивилизация такова, что даже в такой, казалось бы, непрагматичной сфере, как творчество в целом и музыка в частности, существует целая индустрия, построенная на принципах рыночной экономики. Рыночек решает даже здесь, несмотря на то, что экономические законы музыкальной индустрии несколько отличаются от остальных. Ну а там где есть индустрия, есть и чёткая градация успешности, со своими лузерами и небожителями.

Немаловажную роль в этой градации играют музыкальные премии. Можно сказать, что это банальные ярмарки тщеславия, где стоящие за спиной музыканта продюсеры делают всю работу, а поющие мотыльки порхают в лучах славы. Но это будет не совсем верно. Вклад продюсера важен всегда, и это неоспоримо. Но каким бы гением своего дела ни был Полковник, если бы Элвис был бесталанным лохом (аки ванядорн, например), не было бы никакого Короля. Появился бы обычный лабух местечкового масштаба, где-нибудь в Теннесси.

Музыкальные премии вручаются за определённые заслуги музыканта с точки зрения индустрии. Причём эти заслуги могут обладать как объективными критериями, как, например, количество проданных копий, частота ротации трека на радио или клипа на телевидении, так и быть крайне субъективными — вклад в развитие направления, например. Однако как бы то ни было, ежегодное объявление номинантов на премии — это предмет внимания огромного числа людей, как относящихся непосредственно к музыкальной индустрии, так и просто рядовых слушателей.

Начать сегодняшний ликбез-обозрение по музыкальным премиям я очень хотел небольшим экскурсом в реалии украинских музыкальных премий, а потом уже поговорить о международных. Честно. Но увы — при таком микроскопическом объёме украинского музыкального рынка музыкальные премии представляют из себя либо донельзя унылые и тошнотворные мероприятия типа «Музична платформа» от ТРК Украина, «Українська пісня року» мейд бай Поплавский, либо междусобойчики типа YUNA. Ну камон, это дичайше блевотно.

Касаемо премий для академической музыки — картина маслом вырисовывается ещё более удручающая. Академическая музыка сегодня в Украине тупо не востребована и никому не нужна. С чего я это взял? Например, взял с сайта Министерства культуры Украины. Цитата:

«Премія імені Л. М. Ревуцького (далі — Премія) присуджується щороку за досягнення молодих композиторів і виконавців у сфері професійного композиторського та виконавського мистецтв.

Премія присуджується громадянам України.

Щороку присуджується лише одна Премія у розмірі 20,0 тисяч гривень».

Двадцать, с*ка, тысяч гривень. Или чуть больше 700 долларов.

Потому не будем о грустном, а сразу перейдём к сути ликбеза. Самые значимые музыкальные премии, по моему мнению, на сегодня — это, безусловно, Грэмми, American Music Awards, а также Пулитцеровская музыкальная премия. На этих достойных мероприятиях я и хотел бы остановиться подробнее. Безусловно, есть огромное количество и других не менее достойных (по чьему-либо мнению) премий, однако перечислять их все — это долго и уныло.

Начну, наверное, с самой старой из перечисленных премий — с Пулитцеровской музыкальной, которая была вручена первый раз в 1943 году. Как понятно из названия, это одна из семи ежегодных Пулитцеровских премий. Вручается она советом попечителей Колумбийского университета по итогам деятельности Консультативного совета за выдающееся произведение американского композитора, созданное в любой крупной форме.

Чтобы вы понимали, под «крупной формой» в глазах жюри понимается, как правило, классическое произведение типа оперы, симфонии и так далее. Это такая «премия с оттопыренным мизинчиком», где заслуженные академики каждый год выбирают наиболее академическое творение среди самых академических. За что каждый год их нещадно критикуют менее академические, по мнению жюри, композиторы.

Хотя, справедливости ради надо сказать, что периодически жюри Пулитцеровской премии делает движения в сторону расконсервации. Например, с определённого момента стали рассматривать и джаз. Более того, даже вручали премию джазмену. А в 2018 году и вовсе произошло неслыханное — премию вручили рэперу Кендрику Ламару за его альбом Damn. Вот лично как по мне, так это всё похоже на иллюстрацию к старинному мему «С чего вы взяли, что я не люблю ниггеров? У меня даже есть знакомый среди ниггеров».

Тут само собой напрашивается вопрос — если всё настолько гиперакадемично, то откуда интерес к этой премии? Ответ очень простой. Музыкальный Пулитцер для академического композитора — это не просто признание таланта, это приобщение к «высшему свету», к «аристократии крови» в музыке. Это сродни рыцарскому званию. Короче говоря, хороший понт дороже денег. Кто же тут устоит.

Идём дальше. Грэмми — это всегда самая пафосная, самая шикарная тусовка селебритиз. Это блеск, это стразы и бриллианты, это наряды прет-а-порте, это красная дорожка, это самое дорогостоящее шоу в году. Но прежде всего это премия, которая присуждается по результатам голосования активных членов американской Национальной академией искусства и науки звукозаписи за значительные успехи в прошедшем году.

Это более восьмидесяти категорий, которые охватывают весь спектр музыкальной индустрии — от классики до рэпа, от исполнения до технического сопровождения. Говоря о Грэмми, нельзя упускать из виду один очень серьёзный момент — это премия для представителей музыкальной индустрии, которых оценивают также представители музыкальной индустрии. То есть, грубо говоря, это внутрицеховая награда для представителей шоу-биза. Эдакий переходящий вымпел передовика производства.

Почему я заострил на этом внимание? Потому что, как правило, после каждой церемонии вручения начинается массовый баттхерт в блогосфере по поводу «да вы чего внатуре там, как можно ЭТО награждать». Но ребята, в том-то и отличие внутренней, цеховой премии — мы не знаем индустрию изнутри, видим только надводную часть музыкального айсберга. Если Пулитцеровскую премию критикуют за её гиперконсерватизм, то наиболее частая критика Грэмми — это как раз непредсказуемость результатов голосования. Хотя, как по мне, более нелепой критики быть не может.

В отличие от Грэмми и Пулитцеровской премии, где лауреаты определяются узким кругом, критериями вручения American Music Awards(АМА) во многом являются результаты статистики — это опросы покупателей музыки, общественности. Премия содержит номинации, основанные на продажах, онлайн-прослушиваниях, активности в социальных сетях и просмотрах видео. До 2010 года номинации основывались только на продажах и прослушиваниях, а также номинировались все работы, невзирая на их возраст.

То есть по факту, если вы хотите знать, кто объективно наиболее был популярен в прошлом году — идите и смотрите результаты вручения АМА. У такого подхода — обработка объективных данных — есть один существенный минус. Некоторые монстры шоубиза получали эту премию многократно, из года в год, пока не спадала волна интереса.

Так, например, Майкл Джексон получал АМА 24 раза, Уитни Хьюстон — 22 раза, и так далее. То есть мы видим с одной стороны более понятную систему определения лауреата, с другой — именно эта система делает премию более пресной, лишает её интриги. Как писали в журнале Variety: «Грэмми — это золотой граммофон, ставший святым граалем музыки, в то время как награда AMA, если приглядеться поближе, сделана из пластика».

Как видите, основные сегодняшние музыкальные премии, эта вершина тщеславия для музыкантов, делятся на три типа — законсервированные в рамках жанра типа Пулитцеровской премии, субъективные цеховые типа Грэмми, и основывающиеся на статистике типа АМА. Остальные премии в той или иной степени используют одну из этих трёх моделей, внося какие то свои уникальные моменты. По большому счёту, любая из международных музыкальных премий служит предметом стремлений для огромного количества музыкантов. Как бы они в своих интервью не рассказывали, что «это для зрителя».

Естественно, это не в качестве предъявы музыкантам, это в качестве понимания существующих стимулов для их развития. Так что будем ждать очередных номинантов, баттхертить от того, что выбрали «не того», и продолжать слушать хорошую музыку.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...