Перейти к основному содержанию

Весенний рассвет: Сирия

От начала до нынешней отметки

То, что сегодня происходит в Турции и Северной Сирии, с дивана в России или в Украине может показаться поводом для юмора или эмоций вроде тех, когда любимая команда забивает мяч. Вообще, поколение дегенератов, которые рисуют стрелочки на Алеппо, сидя в своих Мухосрансках за 400 долларов средней зарплаты — это приговор русскому сегменту интернета как людям разумным. Потому что ликовать там нечего, сколько бы иранцев, турок, россиян или сирийцев по обе стороны фронта ни отправилось по результатам операции «Весенний Рассвет» на два метра под землю. Ибо все мы в прямом эфире наблюдаем реальную трагедию сразу нескольких народов, и там нет команды, за которую нужно болеть. Там есть только смерть с неба, разбитые дома, голод в заснеженных зимних горах в палатках. И скоро десять лет ожесточённой гражданской войны. Десять лет на фронте по мобилизации или покинув захваченный режимом город — это срок.

Сирия и до войны не была самым лучшим местом для жизни. Нет, там были обувные фабрики и швейные ателье в Алеппо, куда прилетали за текстилем, обувью и кожаными куртками даже из Украины. Было вестернизированное побережье с машинами без верха и ночными клубами. Была нефтяная промышленность с её зарплатами в валюте. Но были и миллионы крестьян, и нарастающая засуха, и полвека чрезвычайного положения. Ещё до войны в Сирии уже жило два миллиона беженцев: палестинцев, иракцев, ливанцев и курдов. В стране, где с 1963 года прошли всего одни выборы, где фактически монархия и власть переходит от отца к сыну, где 12% алавитов занимают ключевые должности в армии, в спецслужбах и в «хлебных местах» в промышленности, не могло быть другого исхода кроме бунта. Та самая иерархическая коррупция, когда клан садит своих людей на потоки, а чужакам остаётся только умирать на тяжёлых работах на окраине пустыни. Только вот эти «чужаки» — суннитское большинство в своей стране, которое горсткой иноверцев отодвигается от участия в экономике. Причём алавитами, которые до прихода к власти сами нередко подвергались сегрегации.

Плюс нарастающая засуха. 5000 лет Дамаск был цветущим оазисом в центре сирийской пустыни. Каналы, по которым текла вода в Гуту, строили во времена римлян и Набатейского царства. Перед войной здесь уже жило 2 млн человек, и многие из них страдали от засухи. Беженцы из Ирака, беженцы из Палестины, более миллиона внутренних переселенцев — бедуины, которым запретили выпасать скот на сокращающихся из-за потепления и жилищного строительства зелёных зонах, разорившиеся крестьяне и скотоводы. Три процента роста населения в год. Домики дядюшки Тыквы из коробок и досок. 30 тысяч незаконно вырытых колодцев, истощающих водоносные слои досуха. 9-14% безработицы, а в семье часто один кормилец — женщины не работают. Инфляция 16% в год. 80% потерянного поголовья скота и взлетевшие в космос цены на корма. Средний класс на пляжах в Тартусе не совсем понимал, как живёт большая часть их страны.

Выживать в человеческом муравейнике, если ты семейный. Никогда не накопить денег на выкуп за жену, если ты молод. Смотреть, как золотая молодёжь из клана Асада летает в Лондон за покупками в магазин на выходные. Религия. Экономика. Засуха. Несменяемость элит. Чрезвычайное положение, когда любого журналиста или оппозиционного политика можно было бросить на подвал. Не было никакого исхода, кроме бунта. Он начался в Даръя — одном из самых пострадавших от засухи регионов близ Иордании. Начался в человеческом муравейнике в Гуте. Начался в Дейр-Эр-Зоре, Жемчужине пустыни, там, где добывалось 55% сирийской нефти, а вокруг жили люди в шатрах в племенных сообществах. Начался из-за расстрелянных демонстраций и забитых в кровавую кашу подростков, рисовавших на режим карикатуры. Это не красивые слова для статьи — пытки, залитые кровью камеры и дети, пускающие кровавые пузыри, в количествах есть на «Ютубе». Каждый, кто хотел разобраться в подоплеке революции в Сирии, за 10 лет уже сделал это. Остальные смотрят Первый канал и ищут руку Запада в свержении очередного поехавшего диктатора.

В общем, на сегодня миллион погибших и 3,6 млн беженцев в Турции — это только верхушка айсберга. Еще сотни тысяч внутренних переселенцев в самом большом Идлибе, и если режим Асада продолжит наступление там — бежать они могут только в Турцию. Десятки тысяч людей были вывезены «зелёными автобусами» (это местный локальный сирийский мем) из окружённых анклавов в центре и на юге страны. Буквально вывезенных с холодильниками и баулами семей по договору — живите на севере вместо того чтобы гибнуть в своих Джобарах и Кунетейрах. Им обещали зоны безопасности, а продолжают спустя десятилетие кидать на голову морские мины и резаный шнур разминирования с арматурой в «бочках наказания» с вертолётов.

Кстати, первое, что было сбито во время последнего обострения турецкими «Стингерами» — 3 вертолёта метателя «бармилей», бочек с тонной взрывчатки на кого Аллах пошлёт. Повстанцы стабильно отвечали пусками болгарских «градов» и налётами самодельных беспилотных аппаратов на аэродромы — никакой зоны безопасности вокруг большого Идлиба за годы конфликта построено так и не было. Набеги на посты, удары артиллерией, раз в месяц продвижения фронта в ту или иную сторону. А потом случилось зимнее наступление режима на юге Идлиба и у Алеппо — с декабря Асад занял территорию, с которой бежало ещё около миллиона человек.

При этом совсем рядом, в полосе проведения турецкой операции «Оливковая ветвь», в том же анклаве Африна или Азазе — совсем другая Сирия. Где никто не кидает на голову людям бочки и не тащит их в подвалы спецслужб. Где работает турецкая почта, полицейские участки, где надписи на указателях дублируются на турецком, а городами управляют турецкие губернаторы. В первую очередь эта полоса нужна Турции для социализации 3,6 млн беженцев, часть из которых тюркские народы – не просто единоверцы, но и люди одной крови. Юг Турции, конечно, не самое холодное место на земле, но даже тут выпадает ночью снег, и жить в палатках на пайке от ООН и на то, что выделяет турецкий бюджет, не очень здорово. Тем более что это почти 4 млн человек по обе стороны границы. Километры палаток, слепленных из мешков, шин и досок лачуг, самодельные печки, возле которых угорают семьями, а без них просто замерзают насмерть. Дать закончить Дамаску операцию — это означает повесить этих людей на бюджет Турции на поколения жизни. Это не просто пайки из риса и фасоли. Это водоснабжение. Гигиена и санитария. Жильё. Работа. Миллиарды долларов, которые в 87-миллионной стране есть куда потратить.

Ну и плюс Анкара ментально воспринимает эти земли своими. И Идлиб, и Алеппо — это незаконно отторгнутые в результате Первой мировой земли Османской империи, когда Франция с Британией нарисовали границу толстым карандашом по мелкому глобусу. Если вы думаете, что для турок это неважно, то стоит вспомнить, что они воевали с союзником по НАТО за Кипр, который они считают турецким. После чего Греция выходила из НАТО, охапками закупая оружие из СССР — это в 1974 году на секундочку, в разгар Холодной войны, вот это поворот. И сейчас, когда турецкий контингент находится в Ливии, которая тоже была частью «османского мира», какие-то непонятные люди в Дамаске в нарушение договоров начали наступление в Идлибе, планируя повесить на бюджет Турецкой республики ещё миллион ртов. Непонятные, ибо выборы 2014 года признали в основном такие демократические страны, как Иран, КНДР и Куба. США, ЕС и Турция считают эти выборы нелегитимными. А ещё эти непонятные люди, на штыках Ирана и России, кстати, десятки раз обещали зелёную зону и полосу деэскалации на севере. Обещали в Сочи. Обещали в Астане. Обещали на сотнях консультаций и переговоров. Каждому полевому командиру, которых автобусами эвакуировали из окружённых анклавов. А потом кинули при первой возможности. Зная, что турецкие офицеры сейчас проливают кровь в Ливии, и помня о том, что Анкара запросто наносила удары по грекам — союзникам по НАТО, надо быть полным эльфом, чтобы поверить, что турки сглотнут подобный подход к дипломатии. Поэтому падают горящие сирийские самолёты, прилетают прямо с территории Турции 300-мм реактивные снаряды и под две сотни тяжёлой техники поражено с подтверждением видео.

Верить, что наступление в Идлибе началось без консультаций с Кремлём и что самолёты ВС РФ наносят удары строго по «радикальным исламистам», а не мешают с землей всё, до чего могут дотянуться, могут тоже только определённо эльфы. И сегодня в Сирии мы воочию видим, как Москва соблюдает договоры. Накачать режим сотнями советских танков и боевых машин с хранения. Снабдить их запасными частями и боеприпасами. Оказывать Дамаску поддержку с воздуха и артиллерией. Нести ответственность за гибель турецких солдат, ибо даже если там не было российских пилотов, то СУ-24 и бомбы поставлены в обход оружейного эмбарго. Причём действия Москвы не зависят от ваших текущих отношений. Вы можете приобретать у Кремля системы ПВО и договариваться о строительстве АЭС, как Эрдоган. Подписывать прорывные переговоры по газу и кушать мороженое в обнимку с Путиным.

Но для того чтобы РФ выполнила свою часть договоров, им нужно хорошенько пустить кровавую юшку из носа. Тогда россияне притворяются мёртвыми и наблюдают, как их союзников порют при помощи высокоточного оружия. Быть союзником России на Ближнем Востоке — это путь боли и страдания, ещё со времён долины Бекаа. Сегодня, когда палестинцы из «Щита Аль Аксы» и 6-я дивизия умываются кровью под ударами турецких дронов, россияне хлопают глазами и говорят, что никто никому ничего не обещал. Четыре десятка оставленных лоялистами танков, БМП и «Шилок» при контрнаступлении и боях за Серакиб. Убитый сирийский бригадный генерал. Погибший заместитель командира одного из самых боеспособных полков. Десяток уничтоженных батарей артиллерии — и ствольной буксируемой, и САУ. Добрая сотня бронетехники забито, может, и не в ноль, но с квелыми возможностями страны третьего мира по ремонту на многие месяцы. Сбито 2 самолёта и 4 вертолёта.

В ответ из Кремля несётся грозное русское мычанье, а на турецкие посты в окружении САА в глубоком тылу продолжают возить воду и продовольствие. Но именно так выглядят договоры с Москвой — бросить под молотки своих союзников и прикрываться их жизнями, рассказывая, что их там нет и все задачи выполнены. Правда, это не будет лёгкой прогулкой для Турции по многим причинам. И потому, что запасы высокоточного оружия не бесконечны. И потому, что эксплуатировать работу с воздуха нужно на земле против достаточно опытной ливанской и иранской пехоты. И потому, что режим, уничтожив анклавы в тылу, располагает достаточными резервами, чтобы обеспечивать ротацию на передке. Отсюда беготня между трассами М4 и М5 и переходящие из рук в руки города. Но речь идёт не только о военной операции. Любой исход боёв — и поражение повстанцев, и наступление Турции вглубь Сирии к Алеппо вызовет только новый кризис с беженцами в регионе. Речь идёт о том, как Кремль соблюдает свои же гарантии. О том, что происходит с теми, кто пытается подружиться с Москвой. О том, как Путин понимает сотрудничество. Миллион беженцев, около 40 погибших турецких солдат, мёртвые от бомб дети на рынке Идлиба, вдвое уменьшившийся анклав, за который зуб давали в Сочи. Имеющий глаза да увидит, чем заканчиваются попытки услышать Москву.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...