Перейти к основному содержанию

Ветераны vs «ветераны»: по мотивам драки в Доме офицеров

Готов редакторский материал по поводу драки в Доме офицеров. Разберёмся с причиной инцидента. #Трегубов

Специально для тех, кто хочет разобраться, за что ветеран АТО генерала стукнул.

10 марта сего года в здании Дома офицеров во время публичного отчёта Госслужбы по делам инвалидов и ветеранов генералу прилетел тумак. Эхо этого тумака до сих пор витает по соцсетям в трактовке от «ветеран АТО влепил продажному генералу» до «укронацист избил ветерана».

Разберём подробнее.

Кто бил? Дмитрий Ризниченко. Дмитрий — известный в Киеве персонаж, участник нескольких Майданов (включая языковой), основатель организации «Новий вогонь», вечный революционер и человек, переругавшийся с половиной киевского сегмента Facebook из-за неуёмного радикализма. Ещё он ветеран: служил в АТО гранатомётчиком в составе батальона «Донбасс», а после раскола последнего — в «Донбасс-Украина».

Кого бил? Генерал-полковника Виктора Михайловича Палия. Зацитируем Википедию: «… начальник Национальной академии обороны Украины, начальник Главного управления разведки Минобороны Украины, глава Партии патриотических сил Украины, глава Всеукраинского союза общественных объединений участников боевых действий, ветеранов военной службы и правоохранительных органов».

За что бил? А вот тут уже интересно. Забегая наперёд, скажем: связано с последним титулом Палия. Конфликт возник из-за выделения Минсоцполитики 1,2 млн гривен и подготовки к выделению ещё 1,5 млн так называемой Организации ветеранов Украины. Последнюю возглавляет экс-депутат от запрещённой ныне КПУ Пётр Цыбенко (ветеранский статус которого сомнителен в силу 1949 года рождения). Эта же организация в прошлом году проводила в Киеве акцию «Бессмертный полк» — с «колорадскими» ленточками и прочими атрибутами российской трактовки ветеранского подвига. Ризниченко изначально шёл в Дом офицеров, чтобы этому помешать, и в какой-то момент не сдержался.

Дальше Дмитрия вытащили в коридор, где была ещё одна стычка. Вот эта.

Стычка была полезная, поскольку человек, залепивший Дмитрию по лицу, сам по себе настолько характерен, что без его биографии этот материал был бы неполон.

Довольно яркий представитель общественных организаций при Министерстве обороны. И вообще, при любом министерстве, будем честны.

Проблема в конечном итоге в них. Даже не в «колорадских» ленточках, а в том, что нишу общественности при исполнительных органах оккупировали такие персонажи: травести-ветераны русско-японской войны, фельмаршалы кизячих войск и прочие союзы пастафарианцев Выгуривщины. И подсели на бюджетные потоки.

Рассказать про фальшивые ГО мы попросили участника «Волонтёрского десанта» в Минобороны Алексея Липириди. Это как раз его сфера: он работает на стыке Минобороны и Минсоцполитики, занимаясь в том числе и работой с ветеранами. Раздел ниже — его ответ.

Слово Липириди

Случай, который произошёл во время публичного отчёта Государственной службы по вопросам инвалидов и ветеранов Украины, требует анализа предпосылок.

Во-первых, давайте разделим несколько понятий.

Громадська рада

Это орган, который создают при министерстве или ведомстве с несколькими целями: общественный контроль за деятельностью органа, рассмотрение изменений в нормативно-правовых актах и тому подобное. В состав громрады входят по одному представителю от разных общественных организаций (ГОшек).

Ветеранские ГО, ГО инвалидов, спортивные общества

Ветеранов у нас может быть море: атошники, ветераны Второй мировой, ветераны Афганистана, ветераны МЧС, ветераны МВД, ветераны-железнодорожники, ветераны-подводники, ветераны труда, ветераны-налоговики и прочие. Законы нам гласят, что государство должно развивать гражданское общество. Общественные организации являются саморегулируемыми организмами и государство не вмешивается в их деятельность. А ещё закон прямо указывает на необходимость финансовой государственной поддержки общественных объединений, выделяя сотни миллионов из бюджетов всех уровней. Подобная ситуация создаёт нехорошие условия.

Во-первых, ГОшки становятся инструментом удовлетворения собственных амбиций их создателей. Ведь можно в качестве общественных организаций говорить от имени всех её тысяч или десятков тысяч членов, то есть создавать образ возмущённой общественности. И мало кто будет разбираться, что этих членов организации — пятьдесят, двадцать пять, а иногда и просто два человека.

Во-вторых, можно получить бюджетное финансирование на уставную деятельность. А там — раздолье: 60% полученных средств можно спокойно потратить на себя и только 40% пустить на проведение съездов, собраний, возложение цветочков, организацию концертов и семинаров. Ну, вы понимаете…

В-третьих, можно входить в громадские рады при министерствах. А это свободный вход в орган власти и во все его кабинеты. Это кулуарные знакомства с чиновниками. Это влияние на кадровые назначения и на государственные программы (читай — денежные потоки). Опытные люди давно эту фишку просекли и вовсю все предыдущие десятилетия пользовались подобной ситуацией. Они создавали массу различных ГОшек, объединяли их в союзы, ассоциации, конфедерации. С этой массой они входили в громрады органов власти, потрясая там пачками писем от сотен и даже тысяч общественных организаций.

Вы просто сравните — в громрады разных министерств входят практически одни и те же люди. Вы думаете, они там помогают проводить реформы? Конечно же, нет. Им не нужны реформы, их всё устраивает и так.

В этом году нарыв на теле общественности лопнул. На самом деле ещё осенью были робкие попытки поменять систему финансирования ГОшек, оставив формулу 20% на себя и 80% — на проекты, причём только после победы в конкурсе. Не прошло. Опытная общественность возмущённо заклевала этот проект постановления Кабмина. Но в этом году ситуация накалилась. Были вскрыты нехорошие гнойники, рассказаны схемы. На фоне массового пренебрежения делами атошников в регионах, городах и сёлах ситуация на публичном отчёте Державной службы ветеранов воспламенилась, что и привело к драке. А теперь вы учтите, что есть не только ветераны. Есть, например, инвалиды. ГОшки инвалидов так же, как и ГОшки ветеранов, получают деньги. Тоже десятки и сотни миллионов, которые распределяют между собой общественные организации инвалидов. Там финансирование частных предприятий. И вдобавок к этому налоговые льготы, которые получают предприятия инвалидов. Надо ли рассказывать, как живут у нас инвалиды?

А ещё есть спортсмены. Спортивные общества тоже сидят на такой игле. Такие же общественные организации делят ежегодно сотни миллионов.

Вернёмся к нашим ветеранским делам. Что надо делать? Надо изменить подход государства к делам атошников. Надо усилить эту работу. Надо выгонять саботажников из органов власти. Надо изменить несколько законов про общественную деятельность и несколько постановлений Кабмина про финансирование ГОшек. И мы этим уже занимаемся.

Как дальше жить?

А не понятно пока. По словам Липириди, у них есть план, но из серии тех, которые обнародуешь — и поломаешь.

Очевидно, что все ГО нужно, как говорил президент соседней державы, трахивать и перетрахивать.

Очевидно, что на их место нужно заводить нормальные и настоящие. При этом избавлять их от тяжкой ноши бюджетного финансирования, а то и нормальные от неё порою резко портятся.

Очевидно, что это будет сопряжено с диким сопротивлением уже сложившейся спайки, а также с обвинениями вроде «вы просто заводите своих!».

Но есть и хорошие новости: настоящая общественность и настоящие ветераны у нас уже есть. Осталось только произвести замену.

Виктор Трегубов

''''