Перейти к основному содержанию

Вічна пам’ять

Кыштым вместо Тагила.

Трагедия.

Телеканал НТВ испортил мне весь материал.

Статья должна была начинаться трёхминутным трейлером сериала «Чернобыль» от телеканала НТВ. Но его удалили. Ну да ладно, вы бы его не посмотрели бы, поэтом буду выкручиваться.

Сейчас у вас есть уникальная возможность посмотреть российскую версию сериала «Чернобыль». В главной роли — Игорь Петренко. Вы будете ржать, но в базу «Миротворца» его добавили 26 апреля 2017 года. Знали, мольфари кляті.

"

Дамы и господа — «Чернобыль».

Ну ладно. Да-да, не смог я вас провести — это какая-то российская мелодрама с Игорем Петренко. Но события тоже происходят в Украине (это я в описании к видео прочитал). А остальное вы можете и в фантазии дорисовать: четвёртый энергоблок, Припять, бравых гэбистов, злых американцев, фразу, которую я запомнил из оригинального трейлера, в стиле «Товарищи, расчистите мне крышу, чтобы по ней парад с оркестром прошёл» (это в зараженной-то зоне) и, конечно же, ЛЮБОВЬ без преград.

Самое печальное, что ваша фантазия дорисует это всё красочней, красивей и реалистичней, чем снимут сами россияне.

Сам трейлер высмеяли в комментариях сразу. Мало того, что это низкокачественный сериал, мало того, что это РОССИЙСКИЙ сериал, так выходит ещё и очередное «Обручальное кольцо облучённого голубя Чернобыля».

Вот, утащил скрины комментов с сайта «РБК-Україна» (не путать с РБМК).

""

Эх, ладно. Давайте пока оставим наших северных гремлинов в покое и поговорим о более серьёзных вещах.

“CHERNOBYL” vs «Чернобыль»

О сериале от HBO сказано уже много.

Да, его рейтинги поражают. Да, эти рейтинги честно заслужены качественной картинкой, хорошей игрой актёров и весьма понятным повествованием на весьма сложную тему.

Нет, это не документальный фильм. Это художественное повествование, которое должно быть интересно зрителю, поэтому автор волен расставлять свои акценты и использовать художественные приёмы так, чтобы мораль произведения достигла каждого зрителя.

Невозможно в сериал длительностью 5 часов впихнуть всё так, чтобы это было и интересно, и полностью правдиво.

И самое важное, что этот сериал не об атомной станции, на самом-то деле. Это приговор советской власти за все её преступления. Это приговор тотальной лжи в тоталитарной системе, потому что у каждой лжи есть своя цена и рано или поздно ее придётся заплатить. И этот сериал об Украине.

То, что у россиян будет истерика, было предсказуемо. Потому что сериал посягнул опять на самое святое империи — её величие и образ могущественной державы.

В сети есть много разной российской истерики на тему сериала. Если у вас есть шапочка из фольги, то можете посмотреть вот это очень некороткое видео, которое каким-то образом мне предложил посмотреть YouTube. Это обзор сериала от какого-то челябинского орка.

Из самого смешного:

– видео начинается у памятного камня Кыштымской аварии 1957 года, где парень чуть ли не с гордостью рассказывает, что вот в Кыштыме авария была тоже мощная, третья по масштабам после Чернобыля и Фукусимы. Теперь россияне могут кричать не «Таги-и-ил!», а «Кышты-ы-ы-ым!»;

– сериал от НВО — клюква, антисоветчина и, вообще, такого не могло быть, вывсеврети;

– да, антураж подобран правильно, но тот же ремонт не мог выглядеть так убого!!! Все фасады и внутренние стены стали выглядеть убого уже после распада великого Союза;

– каждый советский школьник знал об устройстве реактора РБМК;

– а вы видели, сколько аварий у американцев?

– Кышты-ы-ы-ы-ым!

Ужас.

Если вы думаете, что только одних россиян плющит, то ошибаетесь. Я удивился, увидев репортаж пропризедентского (слово написано правильно) канала «1+1».

На протяжении всего репортажа постоянно и от ведущей, и от журналистки вбрасываются фразы, что оставшиеся в живых герои фильма «ОБУРЕНІ» сериалом. Хотя на самом деле никто из героев даже напрямую и не сказал этого. В связи с этим, и в связи с ситуацией, когда канал «1+1» в своём переводе изменил слово «русские» на «наши» меня это настораживает. Уже не в первый раз.

В итоге, вся критика к сериалу от НВО сводится к одной фразе — «ну, в целом-то так и было, но вот мелочи неточные, ай-яй-яй, и вообще, не трогайте СССР».

Особенно смешно это слышать от страны, которая запускает ответку, где мало того, что будет всё показано сквозь призму российской пропагандистской историографии (потому что иначе они уже и не умеют), так ещё и добавляют шпионские страсти об американских агентах, которые якобы и устроили взрыв. Ну, всё как обычно, в своём глазу брёвна не видят, а цепляются к соринкам у других.

И вот мы подходим к главному. Оба сериала — вышедший шедевр и ещё не вышедшее гуано — они о важном явлении. О памяти.

Память

Политика памяти — это наш коллективный социальный иммунитет. Это предохранитель, позволяющий учиться на ошибках прошлого и не повторять их раз за разом. Это необходимая вещь в осмыслении поступков прошлого, чтобы не допустить преступлений будущего.

И что мы видим? Совершенно разные подходы.

Западный подход — это попытка показать чернобыльскую трагедию сквозь призму советской системы. Это попытка показать героизм простых людей, ставших заложниками обстоятельств. Это попытка показать саму советскую модель замалчивания, подавления иных мнений и наплевательского отношения как к людям, так и к миру в целом.

Это для западного зрителя сериал мог казаться каким-то сюрреализмом. Но нет. Для нас это было реальностью. Этот фильм стал даже своеобразной реабилитацией Дятлова. Ведь он действовал из тех знаний и той уверенности в конструкции реактора, которые дала ему система. Он был уверен, что стержни опустятся и реактор остановится. Он не знал, что система заведомо ему лгала. Это намёк о том, что коллективная ответственность советской системы — это тотальная коллективная безответственность.

Этот фильм — это урок на будущее. Даже не о том, что надо быть осторожными с атомной энергетикой. Нет. Это урок о том, какой государственная система никогда не должна быть.

Российский подход — это нежелание признать ошибки. Это попытка героизировать преступления, подменив понятия и сместив акцент с советского государства на героизм простых людей. Почувствуйте разницу: героизм простых людей несмотря на систему и героизм людей благодаря системе.

Россия — авторитарная агрессивная страна, мифология которой строится на советском прошлом. Её политика памяти — это совершенно людоедский подход. И именно её попытка показать Чернобыль не преступлением системы, а игрой разведок, пакостями Запада — это прямое нежелание признавать свои ошибки. Это нежелание учиться на прошлом.

В итоге, вся система коллективной памяти призвана обслуживать государственную агрессию. Политика памяти РФ — это усугубление своих ошибок. Так же, как она героизирует Вторую мировую, выстраивая культ войны, так и банальное отношение к Чернобыльской трагедии должно сместить акценты с проблем системы, переложив вину на кого угодно, только не на «мудрое советское правительство».

Это самое ужасное, когда россияне историю превращают в настоящее поле битвы. По сути, российский сериал — это опоздавший «их ответ Чемберлену».

Так же, как они выстраивают благодаря пропаганде и телевизору параллельную реальность, так они выстраивают и параллельную историю. Историю, которая будет обслуживать путинский режим. А любые попытки дать иное изложение событий стразу клеймят искажением истории.

Именно поэтому мы до сих пор слышим и от пророссийских выкидышей в Украине отвратительные лозунги в стиле «не дадим переписать нашу историю». Потому как, лишив их своей советской агрессивной мифологии, мы покажем их банальными преступниками, лжецами и подлецами.

И мы, украинцы, до сих пор очень крепко привязаны к этой советско-российской исторической парадигме.

Для меня был радостью, но и шоком тот фурор, что произвёл сериал «Чернобыль» среди моих знакомых. Почему?

Да потому что наша политика памяти тоже пока желает лучшего.

Скажите, все эти уроки в школах, все эти памятные мероприятия, книги, документальные фильмы и прочее — для кого они были?

И это совершенно не значит, что люди такие плохие, что неправильно усваивали информацию. Нет. Это значит, что форма подачи была априори неправильной. Ведь в моем случае все эти уроки сработали лишь потому, что я вырос во дворе, где друг совсем раннего детства рос без отца-ликвидатора, и моя мама рассказала мне, от чего он умер.

И вот тут опять обидно, что Запад делает за нас всю работу. В идеальной картине мира всё должно было быть так: выходит сериал от НВО, зрители в мире шокированы, не верят, что такое могло быть, а мы им в ответ: «Представляете, ничего необычного — да-да, Совок совершил очередное преступление в Украине, одно из огромного перечня. Не будь, как Совок». В идеальной картине это мы должны были снять этот фильм.

А вышло, что сериал открывал глаза и нашим соотечественникам.

Ну, не удивительно, пока там снимают «Чернобыль» — у нас возвращают «Сватов». Пока там снимают “Years and years” — у нас гадают, будет ли продолжение «Слуги народа».

Крег Мейзин, создатель сериала от НВО, очень чётко и точно прочувствовал эту трагедию.

В одном своём интервью он заявил: «Это было последнее советское преступление против Украины. Я бы хотел сказать, что последнее. Но, к сожалению, именно сейчас происходят события на востоке Украины и в Крыму».

Эта история — о нас. О той бабушке, которая повидала на своём веку Голодомор, нацистов и россиян, и которая не боится радиации, потому что не видит её. Она о потерянном украинском городе Припять, она о всех тех, кто страдал и продолжает страдать от жуткого следа, оставленного Чернобылем.

И больше всего в этом сериале меня поразил не антураж, не взрыв и уничтоженные лучевой болезнью люди. Даже бедные животные, оставшиеся в Припяти, не так сдавливали сердце. Меня, прожжённого антисоветчика, не поразил суд над Совком.

Больше всего меня поразило название последней серии и финальные титры. Там, где рассказывают о событиях и последствиях, а фоном играет «Вічна пам’ять» українською.

Да-да. Этот ход многое объясняет. В нём кроется смысл, мораль и задумка фильма.

И вот мы приходим к тому, какой должна быть та настоящая политика памяти. Правильная, без агрессии и советских ноток безобразия. Без пафосной риторики, но с вынесенными уроками.

Человекоцентристская и гуманная.

Наша — украинская и наша — общеевропейская.

Память, за которую может быть стыдно и которой можно гордиться. Без бравурных красок и натянутых рыданий.

И точно без России.

Наша память, которая в один день станет вечной.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...