Перейти к основному содержанию

Доброе утро, Вьетнам! Конец сентября 2017-го

И традиционный обзор боевых действий на востоке Украины в конце месяца. #БД

Кирилл Данильченко ака Ронин

Традиционно локальные обострения на фронте у нас слабо связаны с внешним политическим процессом, хотя время от времени — перед важными встречами лидеров США и РФ, ключевыми переговорами по Минскому процессу, заседаниями СБ ООН — случается всплеск активности на фронте. В этот раз он скорее сезонный, да и прошлой осенью в это время насыпали так, что заворачивались тапки. По состоянию же на сегодня лениво оживают артиллерия и миномёты, но накал и количество стычек в динамике по сравнению к сезону идут на убыль. Хотя ещё две недели назад во время «школьного перемирия» местами была такая тишина, что об неё можно было порезаться. То есть ситуация двоякая: рост обстрелов по сравнению с началом «школьного перемирия», но тенденция к их уменьшению по сравнению с прошлым годом.

В Украине де-факто стартовала выборная гонка — и тут же количество странных заявлений политиков выросло вдвое. Особо часто популистами (даже тот же Березюк в Раде) озвучиваются идеи, что возможное введение миротворцев — это слабость Украины и её Вооружённых сил. Мол, нужно решить с гибридной армией самим, война до победного конца, флаг над границей. Всё это, конечно, отлично смотрится в телевизоре. Но не нужно быть военным аналитиком или иметь общевойсковую кафедру за плечами, чтобы своими глазами увидеть тенденцию.

  • Молдова — форсировала Днестр, наносила удары по инсургентам с воздуха, МиГ-29 ВВС Молдовы сбит ПВО 14-й армии, на земле боевикам оказывалась огневая поддержка, работали казаки, наёмники. В итоге прямое вмешательство РФ, позиционная фаза, переговоры, замороженный конфликт.
  • Грузия — неоднократные попытки восстановить территориальную целостность, диверсионная война на границе, общевойсковая операция со штурмом Цхинвали. Прямое вмешательство РФ, признание сепаратистских анклавов, тяжёлое поражение в войне с утерянными знамёнами и захваченными базами хранения, замороженный конфликт.
  • Карабах — позиционная фаза больше 20 лет, обострения почти каждый год, бесконечный «Минск», продажа оружия обеим сторонам. Вмешательство РФ в переговоры и ход боевых действий, вялотекущий конфликт.
  • Чечня — де-факто уже получила независимость, вывод войск РФ, поход на Дагестан после череды провокаций на границе, тяжёлое поражение, по сути, национальная катастрофа.
  • Украина — лето и осень 2014 года. Агрессия, ввод регулярных войск, трагедия под Иловайском, тяжёлые зимние бои. Позиционная фаза по состоянию на конец сентября 2017 года.

Сколько раз нужно повторить цепочку из провокаций, обстрелов и неудачных попыток разом поставить точку, чтобы чётко понять — войска РФ переведут практически любой горячий конфликт с соседями в вялотекущую кровавую возню? Просто за счёт разницы в населении, ВВП, тяжёлом вооружении, ОТРК, авиации. Да, Украина не Грузия, не Чечня и не Молдова, но для того, чтобы удержать фронт в плотной застройке, не нужно особых сверхусилий. В любом случае достигнуть паритета россиянам немного проще, чем нам сформировать ударную группировку — банально из-за бюджета и количества бригад по штатам военного времени. Ещё раз нужно разбежаться и проверить крепость головы на личном примере?

Те же, кто говорят про то, как здорово сирийцы сбили очередной вертолёт и не боятся убивать пачками российских полковников и командиров батальонов, почему-то забывают вспомнить о 12 млн людей, покинувших свои дома, о превращённом в щебень Алеппо и о том, что в Хаме месяцами одни и те же руины кишлаков и городков переходят из рук в руки десятки раз.

Уточним картину — голоса в Раде и СМИ накануне выборов снова хотят раскрутить маховик мобилизации, выйти из переговорного процесса, упереться в условное Зайцево или Широкино на фронте в 400 км и неделями чистить его 2–3 ротными группами под вагонами снарядов. А потом, когда гибриды на одном из участков сформируют ударную группу, снова вопить на всех каналах о зраде, преступной власти и альтернативном генштабе? И это всё, чтобы занять село в три улицы, лесополосу или несколько месяцев вести бои за районный центр, название которого большинство украинцев не знало до войны? Так мы и так стоим под этими сёлами, сидим в блиндажах месяцами, наблюдаем за ними в перископы, насыпаем из АГС и СПГ. А вы хотите делать то же, но спустя несколько миллиардов, сотен жизней и на 2 км дальше на восток, чтобы забрать пару округов для своей партии? Нет, спасибо, неинтересно. Даже в качестве бреда по ТВ.

Позиционная фаза российско-украинского конфликта продолжается, за отчётный период есть потери у обеих сторон. 10-я ОГШБр — возле Новоалександровки в бою с малой группой получил смертельное ранение боец, есть у ВСУ павший от снайперского огня, зафиксирован тяжёлый подрыв на растяжке и фугасе, раненые в результате боёв под Авдеевкой, минимум 5 смертей по разных причинам не в зоне АТО (суицид, авария, сердечный приступ, гибель на полигоне), до 16–18 раненых и травмированных. У гибридной армии мелькало несколько позывных в памятных группах: Броня, Монгол, Ёжик, Шахтёр, некий Евгений Аксёнов, погибший близ Светлодарской дуги.

Вообще, потери анклавов возросли ощутимо — только пресс-службы непризнанной «ДНР» озвучивали цифру в 198 погибших с января по сентябрь 2017 года. Если прибавить сюда ещё жертвы «ЛНР», тех, кого «там нет», российских добровольцев и небоевые утраты (а кто считает суициды, болезни, смерти от алкоголя у использованного материала?), то станет ясно, что «молодые республики» уходят в отрыв в этих страшных списках — у силовиков Украины 148 подтверждённых павших за этот период. Даже если добавить сюда ДУК, по которому у МО не всегда есть информация, тенденция будет видна невооружённым глазом. Причины вполне очевидны. Снайперская война работает в обе стороны, а части ВСУ постепенно насыщаются современными винтовками, БПЛА, оптикой; бесконечные слаживания и учения на полигонах дают своё; уменьшается время реакции расчётов миномётов и орудий — это бонус от медленного внедрения цифровой связи на всех уровнях, освоения контрбатарейных радаров, роста боевого опыта. Плюс усталость — их скамейка запасных и ротация короче, люди выматываются быстрее, так же травмируются, болеют, гибнут на полигонах и подрываются в «зелёнке».

Конфигурация противостояния не меняется — в ОТУ «Донецк» это «Бутовка», треугольник под Песками, Авдеевка, Жованка, Майорск. За полторы недели тут фиксировался как спорадический беспокоящий огонь, так и бои на несколько часов — с пулемётными дуэлями, прилётами 82 и 120-х, выездами на передок БМП и работы их бортовым вооружением, полётами ПТУР. На сегодня всё больше стычки уходят от штурмовых действий, рекогносцировки или попыток оседлать выгодную позицию. Просто банально шатается линия боевого соприкосновения — возле Крутой Балки, на промке, у рынка «Господар», у вентствола «Бутовки». Снова фиксируются прилёты 152 и 122-мм (и САУ, и буксируемая артиллерия), здесь чаще всего короткие огневые налёты по вскрытым объектам в тактическом тылу. Но основная масса огневых контактов — крупнокалиберные пулемёты, гранатомёты и миномёты. Много, не системно, не в целях обеспечения атаки или даже разведки боем — просто монотонная война на истощение с обеих сторон. Попало? Хорошо. Просят эвакуацию? Отлично. Мимо? Ну согрелись.

Кроме фаса под Донецком, достаточно громко на Светлодарской дуге, близ Горловки и традиционно на Приморском направлении. Но опять же ничего сверхъестественного — миномёты, пулемёты на пикапах, ЗУ, БМП, АГС на передовых постах. Достаётся многострадальному Широкино, прилетает по ВОП по линии Павлополь – Пищевик, не обходят вниманием обе стороны и окрестности Гнутово. Так как Марьинка у нас — тоже ОТУ «Мариуполь» (многие из бойцов первых волн никак не могут привыкнуть), то стоит вспомнить, что минимум 4–5 раз со стороны Трудовских туда набрасывали мины, идёт регулярная снайперская работа. На севере позиционные перестрелки в районе Жолобка, эпизодами единичные прилёты мин и снарядов. Но в целом картина имеет вполне ясные тенденции — с каждым годом и месяцем число жертв, как и количество активных действий в красной зоне, постепенно снижается. Несмотря на это, нам придётся содержать войска в поле, нести небоевые и санитарные потери, а внутриполитическое напряжение, усталость от войны в обществе и финансовые издержки в перспективе могут расти.

Как это отлично иллюстрирует нам четвёртая подряд история с пожарами на складах МО — титанические запасы в 2,2 млн тонн боеприпасов на момент начала АТО, из которых к 2017 году нужно было утилизировать до 450 тыс. тонн, будут продолжать гореть, взрываться, нуждаться в ощутимом бюджете на утилизацию, разминирование, создание подземных хранилищ, валов, сигнализации, освещения, генераторов, систем глушения БПЛА, инфраструктуры для растущего персонала. Это годы даже при идеальном бюджете. Вы просто себе не представляете этой картины боеприпасов на грунте — ржавых насквозь «кабанчиков» на гектарах территории, рассыпающихся ящиков с ракетами к «Градам», тонны авиационных РС, мин, компонентов ракетного топлива, пороховых навесков. То, что почти вышло из строя, но лежит на грунте, потому что его некуда, не за что и некем вывезти. На складах у нас боеприпасов, требующих срочной и отдалённой утилизации, по весу сколько же, сколько в год во время стратегических бомбардировок сбрасывали британцы на Германию. Поэтому абсолютной безопасности для складов РАО в обозримом будущем не будет — к этому необходимо готовиться морально и финансово.

И да, БПЛА, и пожары, и возможные диверсии, и даже халатность — это не повод для шуток про поздравление на ДР президента. Если вы, конечно, не хотите жить на подвале в «ДНР» и не ждёте прихода Захарченко из Рейкьявика. Потому что шутники себе не совсем представляют, сколько стоит, допустим, оснащение 1 км границы из 2 000 км между Украиной и РФ. Или сколько стоит 1 тыс. тонн боеприпасов к стрелковому оружию, миномётам или тем же БМ-21, к которым все привыкли, что реактивные снаряды стоят на оперативных складах, как бочки с огурцами у бабушки. Это миллиарды долларов, причём одновременно. Можете зубоскалить про «Стену Яценюка», уродливые типовые казармы и архитекторов, склады, на которых пузатые прапорщики списывают б/к, но даже наши дети ещё будут нести финансовые затраты на укрепление границы, утилизацию боеприпасов, обустройство оперативного управления «Восток», миллионы тонн боеприпасов на складах стратегического уровня. Если кого-то это продолжает веселить — у меня для вас плохой прогноз: вы — долбон от природы.

Бежим марафон. Сохраняем дыхание. Мы победим.

''''