Перейти к основному содержанию

«Восток-2018» – легко в бою?

Там агрессор начал военные манёвры «Восток-2018». Предлагаем посмотреть на это событие глазами профессиональных военных.
Источник

Хуйня – война, как говорит Вадя Тихонов, страшны манёвры.
Венедикт Ерофеев. «Бесполезное ископаемое»

Недавно на российском Дальнем Востоке стартовали масштабные военные маневры «Восток-2018». По заверениям МО России, они станут крупнейшими за 37 лет. «К учениям привлекут почти 300 тысяч военнослужащих, десятки тысяч бронемашин, вертолётов, самолётов, беспилотников и кораблей, а также подразделения из Китая и Монголии». Забыли только уточнить, что предыдущие мегаучения 1981 года проводились отнюдь не в России, а в совершенно другой стране...

Пресс-служба военного ведомства страны-агрессора соизволила проинформировать нас о том, что манёвры пройдут с 11 по 17 сентября под руководством самого (!) министра обороны Сергея Шойгу, их разделят на два этапа. На первом – завершат развёртывание войск на Дальнем Востоке и наращивание сил Военно-морского флота в регионе. На втором – будет отработано управление межвидовыми группировками войск с обороной и наступлением.

Звучит грозно и красиво. Но давайте поглядим на это событие глазами профессиональных военных.

Масштабные учения не имитируют как таковую войну

С точки зрения отработки навыков широкомасштабных боевых действий они бессмысленны. Объясню почему. Боевая стрельба в таких случаях не ведётся, «вероятного противника» имитируют собственные подразделения, тем самым никак не обучая сражаться против чужой техники и чужой тактики. Результаты «боёв» оценивают посредники, и делают это «совершенно беспристрастно и честно» – как и всё, что сейчас делается в России...

И ещё такой момент. В большинстве дивизий РФ имеется тактическое ядерное оружие, которое технически может быть применено без согласования с Кремлём, на уровне комдива и «ядерного полковника» в штабе. Это ведь не РВСН с прошитой намертво красной кнопкой. Триста тысяч человек – это три общевойсковых армии. Такая численность военным – это, как известно, при ведении боевых действий просто по закону больших чисел с вероятностью 99% приведёт к эксцессу исполнителя. То есть минимум один из комдивов окажется в ситуации, когда он сочтёт удар в три-пять килотонн единственно возможным решением... Применение оружия массового поражения, даже локальное, мгновенно изменит отношение к России со стороны Америки и Европы. В считанные дни соберётся антироссийская коалиция, которая будет способна нанести серьёзный удар, потому что в таком случае любое правительство получит мощнейшую поддержку со стороны своих граждан.

Исходя из этого, масштабные учения стратегически просто не нужны.

Ну ладно, это теоретические рассуждения. Теперь практика.

Что вообще военные отрабатывают на учениях?

  • Боевую работу – получают навык перемещения, манёвров, стрельбы, логистики. Но для этого масштабные игры не нужны. Там не постреляешь, а для отработки боевых навыков вполне достаточно батальона.
  • Проверяют, как войска покидают по тревоге ППД и двигаются на марше. Для такой проверки триста тысяч не требуется. Достаточно по графику прогнать каждую дивизию по отдельности.
  • Отработку межвидового взаимодействия. Для такого обучения выше крыши бригады (6000 человек) или полка (2000 человек). Запусти их на полигон, подтяни артиллерию, авиацию, ПВО и достаточно. Больших масштабов просто не требуется, комбриг с соседней армией лично не общается, всё управление идёт через вышестоящие штабы.
  • Работу штабов. Но для командно-штабных учений, начиная с уровня бригады, выводить войска в поле не требуется в принципе. Двадцать первый век на дворе, имитационные программы для военных давно разработаны и написаны, штабы сидят в десятках километров от непосредственных боевых действий и общаются с подразделениями через средства коммуникации. Обучать офицеров командных пунктов с помощью моделей гораздо проще и эффективнее, чем гонять по лесам войска.

Чему не научат большие учения?

Никакие учения за Уралом не подготовят армию к реальным действиям в Европе, где плотная городская застройка и развитая дорожная сеть. Украина – не исключение. В случае масштабной агрессии мы не полезем под танки в чистом поле, а засядем в городах и будем отбиваться оттуда.

Повторюсь, он не учат воевать с реальным противником. Мало того, показушная их суть и договорняковый стиль посредничества скорее даже вредны для реальных войск.

Какие есть отрицательные стороны масштабных учений?

  • Колоссальные затраты. Эти игрища обойдутся кремлёвскому бюджету в сотни миллионов тех самых долларов, от которых они собираются отказаться.
  • Гибель людей. Процент небоевых потерь, что на войне что в мирных действиях примерно всегда одинаков. Бытовуха, неосторожное обращение с оружием, пьянство, ДТП, технические неисправности, традиционное небрежение мерами безопасности унесут десятки, если не сотни жизней. Правда, кого это когда в России останавливало.
  • Потеря техники. Самолёты падают, танки горят, машины ломаются.
  • «Засветка» своих сил для разведки противника. Если вывести всё новое и играть всерьёз, то наблюдатели НАТО получат море полезной информации. Если же ограничиться устаревшей техникой и оружием, зачем это всё начинать?

Так для чего же Путину нужен весь этот трэш?

  • Очевидно, в условиях падающей экономики, потери союзников и партнёров, назревания общего недовольства как внутри страны, так и за её пределами, требуется масштабный пиар-ход. Про Олимпиаду и ЧМ-18 все уже позабыли. Мост в Крым вызвал скорее насмешки, нежели иную реакцию. Потому нужно что-то совершенно ошеломительное.
  • Поднять в ружьё практически все боеспособные части, расположенные за Уралом, требуется для того, чтобы проверить реальную картину их способности хотя бы выйти за пределы военных городков. Такое нужно в случае, когда политическое руководство страны не доверяет победным реляциям военного ведомства. А для России это актуально, там принято врать в докладах с уровня командира роты и до министра...

В общем, нехай играют, вреда от этого для нас практически никакого.

Александр Сурков

''отсканируй
и помоги редакции