Перейти к основному содержанию

Вы доверите свои деньги Facebook?

Ощадбанк, который мы заслужили
Источник

Крупные технологические компании хотят заняться банковским бизнесом, но регуляторы не спешат давать им на это разрешение. Нужны ли нам банковские сервисы на базе соцсетей и онлайн-магазинов?

Банковский бизнес принято считать достаточно простым занятием. Главное — собрать базу клиентов. Затем привлекаешь у этой базы депозиты, выдаёшь кредиты и — получаешь прибыль.

По этой причине в небольших украинских банках — в тех, что ниже двадцатки крупнейших финансовых учреждений — главным человеком является тот, кто замкнул на себе базу клиентов. Этот человек может при желании уйти в другой банк или создать свой, а потому собственники и топ-менеджмент очень не хотят его потерять.

В нынешнем мире крупнейшие держатели клиентских баз — это крупные социальные сети и технологические гиганты. Вполне логично, что они тоже захотели заниматься банковским бизнесом.

Так, компания Amazon в июне запустила кредитные карты под своим брендом, а Apple сделала то же самое в августе. Соцсеть Facebook представила в ноябре идею криптовалюты Libra для упрощения электронных платежей. Тогда же в Google анонсировали, что в 2020-м запустит сервис текущих счетов для американского рынка.

Помимо объявленных инициатив, Apple и Google уже имеют свои платёжные сервисы, позволяя пользователям рассчитываться за покупки при помощи телефонов, при этом без необходимости платить транзакционную комиссию.

Конечно, если крупные технологические компании смогут отслеживать поведение клиентов не только в границах созданных ими экосистем, но и на потребительском рынке — эта информация даст им настолько громадное конкурентное преимущество, что впору начать волноваться банкирам из JP Morgan и Citibank.

Но возникает вопрос: нужно ли разрешать тому же Facebook становиться банком? Не создаст ли это на рынке невиданную финансово-технологическую монополию — такого, знаете, монстра, на которого не будет управы ни у регуляторов, ни у пользователей?

Марк Цукерберг ведёт себя в этом вопросе осторожно. Он не говорит прямо, что хочет на базе Facebook создать банк. Просто просит американских регуляторов разрешить ему запустить криптовалюту Libra с намёком, мол, если не позволят американцы, валюту можно будет запустить в рамках, например, швейцарской юрисдикции.

Упрощение доступа к международным платежам лежит в основе идеологии цифровых валют, которым существенно испортила имидж волатильность биткоина. Но Facebook играет в большую игру. Я не исключаю, что компания начнет ещё и кредитовать в Libra. А вот как регулировать рынок цифровых кредитов — это ещё более сложный вопрос, чем вопрос регулирования платёжных систем.

Американские регуляторы пока настроены скептично в отношении намерений крупных технологических компаний становиться банками. Что касается европейских регуляторов, то и тут всё непросто. Должность еврокомиссара по вопросам антимонопольной политики в новом составе Еврокомиссии сохранила за собой крайне принципиальная и жёсткая Маргрете Вестейер, бывший министр экономики Дании.

Она уже штрафовала Google на 4,3 млрд евро, а Apple — на 13 млрд евро за недоплату налогов в Ирландии. Поэтому мне кажется, вряд ли Вестейер позволит технологическим гигантам заниматься банковским бизнесом в Евросоюзе. Во всяком случае, им точно придётся серьезно повоевать с антимонопольными органами ЕС.

Но давайте попытаемся понять логику Facebook, Amazon и Apple. Это компании с многомиллиардной капитализацией, которые понемногу исчерпывают потенциал для роста. Им нужны новые бизнес-идеи. Я ожидал, что Facebook станет куда более активным в медийной части своего бизнеса, запустив в соцсети сервис новостей. Но Цукерберг этого не сделал. Свой сервис новостей запустила Apple, но слишком неуверенно. Так, сервис Apple News, например, недоступен в Украине — так же, как сервис Apple Pay почему-то недоступен в Израиле.

Google свернул несколько крупных проектов, один из которых — соцсеть Google+. Поэтому Ларри Пейдж и Сергей Брин хотят добавить в своё бизнес-портфолио хорошо растущий проект с понятной и простой монетизацией, которую поймут инвесторы с Уолл-Стрит. А аналитиков банковского бизнеса в США и других развитых странах — хоть пруд пруди.

Кроме того, тот грандиозный успех, которого добились технологические компании на протяжении последних 10 лет, заставил их поверить в то, что, возможно, они лучше понимают современный рынок и его тренды, нежели классические банки, будь то Bank of America, Barclays или HSBC. Вот и пришло время, по их мнению, откусить кусочек банковского пирога доходов.

Хватит ли компетенции у Google и Facebook, чтобы управлять собственными банками? В этом я не сомневаюсь. Проблема в другом — в размере, который могут нарастить эти компании. Появление на рынке нового системно важного игрока требует особых требований от регуляторов, которые при необходимости ограничили бы, например, процентные ставки банковских продуктов этого игрока. Которые выдвинули бы конкретные требования к показателям достаточности капитала. Которые поставили бы какие-то границы для наращивания бизнеса за счет заёмных денег.

Желание технологических гигантов заниматься финансовым бизнесом — это вызов не столько для самих этих гигантов, сколько для регулирующих органов США и Евросоюза. Как бы там ни было, но бизнесу нужно давать расти и размножаться, если нет серьёзных причин это останавливать. Но беспокойство о безопасности данных, а главное — возможность собрать невиданную доселе базу информации о потребительском поведении клиентов может создать настолько крупные бизнесы, которые не дадут полноценно развиваться другим. Ведь и Vodafone может захотеть стать банком. А ещё Илон Маск придумает свой какой-то особый банк для кредитования космических проектов. И Билл Гейтс запустит контору инвестиционно-банковских услуг со сложными облачными решениями. И Huawei решит стать посредником для миллиардных переводов трудовых мигрантов из Туркменистана и Узбекистана, которые заботятся о своих семьях.

Последний вопрос: где в этой борьбе за место на финансовом рынке Украина? Украинским банкам следует усвоить урок о том, что технологическая гонка скоро оставит на обочине те финансовые учреждения, которые так и не научились работать в инновационной среде. QR-коды, актуальные мобильные приложения, возможность покупать правительственные облигации со своего банковского счёта — всё это надо было сделать ещё на вчера. Иначе не завтра, так послезавтра появится банковский сервис Facebook, который нарастит в Украине свою базу клиентов за счёт тех, чья активность пока что сводится к лайкам и репостам в этой соцсети.

Главным же выводом является то, что современный бизнес всё больше утверждает себя как удачный синтез новых технологий и качественного финансового сервиса. В этом секторе возможны крупные прорывы. Здесь рождаются масштабные идеи. Тут наверняка будет большая «гонка вооружений». Мы должны быть к ней готовы.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...