Перейти к основному содержанию

Вы и убили-с

Убийство ребёнка – всегда настоящий кошмар. Руками полицейских – ещё хуже. #Трегубов рассуждает, насколько разложение всей системы МВД может измениться после трагедии в Переяславе-Хмельницком.

В Переяслав-Хмельницком погиб ребёнок. Ему попала в голову пуля, по последней версии, из мелкокалиберной винтовки. Стреляли в соседнем дворе двое полицейских. По банкам. В состоянии тяжёлого алкогольного опьянения.

Сразу несколько силовых органов объявили расследование. Тем временем активисты требуют отставки министра внутренних дел. Арсен Аваков дождался своей Врадиевки, своего чёрного лебедя, который, возможно, резко переиграет ему все достигнутые ранее договорённости по сохранению министерского кресла.

Попробуем, хоть это и непросто, взглянуть на ситуацию с холодной головой и разобраться, что теперь будет.

Разумеется, случившееся воспринимается как чудовищное проявление разложения всей системы МВД и даже шире — правоохранительных органов. Как что-то, возможное только в наших диких пампасах — многие говорят об этом прямым текстом.

Здесь можно возразить: подобное бывает и в странах, которые мы привыкли считать образцовыми. Так, полгода тому мир облетела новость о гибели женщины-полицейской в американском Сент-Льюисе от руки своего же коллеги и напарника. Расследование пришло к выводу, что троица полисменов, нажравшись на ночь глядя, решили поиграть в русскую рулетку. При менее трагичном конце этой истории (в этом случае один придурошный взрослый попал в другую придурошную взрослую, а не в невинного ребёнка) концентрация идиотизма при этом в ней, пожалуй, даже выше.

Так что нет. Сам по себе этот случай, сколь бы ужасен он не был, не проявил бы деградацию системы. Идиоты рождаются везде, и даже в благополучных странах они порою проходят в полицию, порождая ужасные происшествия.

Но.

Это если бы такой случай был один. Если бы он не ложился в контекст той же Врадиевки.

После Врадиевки, впрочем, у нас должна была пройти реформа полиции. И даже прошла — во всяком случае, была объявлена. И в патрульке жирных жадных ГАИшников сменили более подтянутые и мотивированные персонажи. Но вот незадача: Переяслав-Хмельницкого, в котором произошло недавнее убийство, это не коснулось.

В Переяслав-Хмельницькому немає патрульної поліції в тому сенсі, в якому її запускали у кількох десятках міст, починаючи...

Publiée par Olga Khudetska sur Lundi 3 juin 2019

Как и многих других городов.

Даже если мы допустим, что произошедшее — ужасная случайность, придётся вспомнить, что систему характеризует не ошибка, а реакция на ошибку. Как у нас реагирует система?

Не подводит. В своём репертуаре. В смысле, хреново реагирует.

Что там новосозданное наше, ещё свежее Государственное бюро расследований?

#ДБР розслідуює обставини отримання вогнепального #поранення 5-річним хлопчиком. За попередньою інформацією, 31 травня...

Publiée par Державне бюро розслідувань sur Samedi 1 juin 2019

А вот что. Аки королевские мушкетёры, публично заявляют, что собираются задерживать подозреваемых по статье 208 КПК. Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать — не тому силовому органу девиз «Иду на вы» дали. Ирония здесь в том, что задержание по 208-й предполагает, что подозреваемый может сбежать и его нужно срочно брать. Публично предупреждать об этом через Facebook, скажем так, несколько нивелирует всю идею.

На момент написания этой статьи также не было ясно, кто всё-таки изначально допрашивал подозреваемых в день совершения преступления — ДБР или всё же родное МВД. Возможно, узнаем позже.

Ладно, в ДБР у нас молодые, неопытные. Что там прокуратура?

Если по-честному, из всего того, что нам известно сейчас, выходит, что речь о непредумышленном убийстве. Пуля попала в ребёнка рикошетом. Как бы не хотелось обществу крови виновных, умысла в этом убийстве не было, только глупость, помноженная на синьку. Статья 119, «вбивство через необережність» — хрестоматийный случай.

А теперь следите за руками. У прокуратуры два варианта:

  1. Вести дело о непредумышленном убийстве и гарантированно посадить виновных. Вот только по этой статье — от трёх до пяти. С учётом целого вороха отягощающих — пять. Причём эта статья (в отличие от умышленного убийства) не ставит наказание в зависимость от возраста погибшего.
  2. Возбудить дело об умышленном убийстве. И торжественно проиграть его в суде. Потом. Когда-нибудь.

То есть выбор между статьёй, по которой можно посадить на пять лет, и статьёй, предполагающей пожизненное, но по которой посадить не получится. Первый вариант соответствует закону и даёт возможность наказать, согласно ему.

Второй — нет. По обоим пунктам. Но с политической точки зрения он выгоднее, потому что позволяет пообещать виновным пожизненное, попасть в нерв общества — хотя бы той его части, которая УК не читала и не хочет читать. А там, как в той басне, «или эмир, или ишак, или Насреддин». Пока суд да дело (буквально), кто знает — может, это будет головной болью уже другого генпрокурора.

Какой же вариант выбрать?

Вы угадали.

Юрій Луценко: «5-річний хлопчик Кирил, який став жертвою двох п’яних поліцейських у Переяславі-Хмельницькому, що...

Publiée par Лариса Сарган sur Lundi 3 juin 2019

Хорошо. Что же там МВД?

На момент написания этого текста последний пост в Facebook министра внутренних дел от 31 мая сообщает нам, что «вибори — необхідний та природний процес у житті демократичної держави». Последний пост его советника и неофициального спикера Антона Геращенко — о том, что команда экспертов Украинского института будущего просчитала возможное будущее Украины к 2030 году. К сожалению, в тексте не сказано, кто в этом будущем министр внутренних дел.

Ну да ладно. Людям, возможно, нужно время на выработку позиции.

А вот у официального спикера МВД Артёма Шевченко на странице репост занимательного видео, в котором начальник Нацполиции генерал Князев заявляет, что глава полиции Киевской области генерал Ценов уже написал заявление об отставке и собрался ехать воевать на Донбасс, смывать вину кровью.

#брифінг Голови Нацполіції Сергій Князєв

Publiée par Ольга Атаманова sur Lundi 3 juin 2019

Я не сразу понял, что оно мне напомнило. Когда понял, долго бился головой о стол.

Буквальную цитату из «Федота-стрельца» Леонида Филатова.

Генерал
Сознаю свою вину.
Меру. Степень. Глубину.
И прошу меня направить
На текущую войну.

Это настолько многогранный ход, что требует отдельного осмысления.

Активисты требуют отставки министра. Да, безусловно, министр не может быть виноват в произошедшем лично, но это имиджевый вопрос. Когда такое происходит во вверенном тебе ведомстве — лучше уйти, даже если не виноват. Даже если чёрный лебедь, даже если просто совпало. Так выглядит политическая ответственность — noblesse oblige.

Ну или можно не уйти, встать в позу «не моя вина» и начать всерьёз перетряхивать всё ведомство, доказывая обществу, что повторение такого невозможно.

Но, когда под окнами прямо требуют твоей отставки, послать вместо себя вассала — это как если бы Матросов закрыл амбразуру санитаркой. Это как-то даже хуже, чем просто проигнорировать.

Впрочем, бают, даже вассала послали гибридно — в смысле, заявление об отставке с должности Ценов написал, а вот из органов МВД уходить не стал. Если он ещё и звание сохранит — карьера, по сути, скорее изменится, чем исчезнет.

Впрочем, какое это имеет значение, если он в этом случае «стрелочник»?

И наконец, отдельно бесит, что ООС опять пытаются представить в роли штрафбата.

Друзья, война — не лечебно-трудовой профилакторий, не вытрезвитель, не зона. Это не место, куда отправляют провинившихся или «стрелочников» отбывать наказание. Это сложная и ответственная работа. Каждый раз, когда я слышал от «в АТО его!» в значении «наказать нехорошего человека», очень хотелось приложить автора реплики о фонарный столб до формирования оттиска.

А тут в МВД решили, раз такая пьянка, поиграть с этим народным мемом.

Что характерно, в действиях и ГБР, и прокуратуры, и МВД сквозит один и тот же мотив. Они, в первую очередь, реагируют популистски. Заигрывают с разъярёнными массами, пусть и каждый по-своему. Каждый вместо правильной реакции, установленной законом и демократической традицией, пытается нащупать безвредную и политически выгодную.

То, что у нас люди, призванные защищать невинных, убивают их по глупости — ужасно, но случается и в краях попричёсаннее наших.

А вот то, как на происходящее реагируют — и не реагируют — дяди из кресел, оббитых натуральной кожей, вот это уже многое рассказывает именно о нашей системе.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...