Перейти к основному содержанию

«Кто боится Вирджинии Вулф?»

Вначале они испугались сами. 3% на прошлогодних выборах в столице шокировали их. Попав в социологическую ловушку интернета, они ожидали триумфа, но в результате получили жалкие 3% и балансирование на грани прохождения в Киевраду.

Руслан Гончаров

Вначале они испугались сами. 3% на прошлогодних выборах в столице шокировали их. Попав в социологическую ловушку интернета, они ожидали триумфа, но в результате получили жалкие 3% и балансирование на грани прохождения в Киевраду. Шок от несбывшихся (завышенных) ожиданий был настолько силён, что они не смогли рассмотреть положительных моментов.

Во-первых, это были ИХ 3%, которые не оказались добычей «говорящей головы», что взбивала вокруг себя электоральную пену, не вылезая из эфиров Шустера, и не стали результатом договорняков. Это были их полновесные проценты, что для первого опыта совсем юной организации оказалось очень достойным результатом.

Во-вторых, они не оценили, как за них вписались. Не на уровне решал, нет. Их поддержали лидеры мнений, что, конечно, не давало моментального результата в виде мандатов (хотя, если вспомнить, что речь шла о тысячных процента, то...), но, несомненно, могло стать хорошим заделом на перспективу.

Ну, и в-третьих, они должны были получить великолепный урок и представление о том, куда и как двигаться дальше: продолжая завоевывать интернет, ни в коем случае не забывать о других способах коммуникации с избирателем; и продолжать делать ставку на то, что «они молоды, независимы и работящи», подкрепляя такой имидж реальными делами.

Потом была пробоина #1. Желание оказаться в парламенте прямо сейчас побудило их воспользоваться, как им казалось, мощным современным катером. К сожалению, катер оказался ржавым прохудившимся баркасом, который моментально достиг электорального дна вместе со своими пассажирами. К счастью, тогда им удалось спастись, но появились вопросы: настолько ли они самостоятельны и независимы? И главное — на какой альянс в будущем способен «Демальянс», чтобы удовлетворить своё желание оказаться под куполом немедленно?

Впрочем, деятельность членов этой партии на протяжении следующего года смогла нивелировать ту ошибку. Они перешли к конкретным делам (активная и успешная борьба с незаконной наружной рекламой в Киеве), стали активнее привлекать к себе внимание путём понятного и эффективного пиара (Гацько, устроивший себе рабочее место в ЖЭКе, — это было великолепно) и нашли новые способы коммуникации с избирателями (диалоги о проблемах города и др.). Большим плюсом для них стали довыборы в Чернигове. На фоне шабаша на Лысой горе, устроенного фаворитами, их тактика была образцовой. Они смогли показать: мы на самом деле не такие, как ОНИ. И всё чаще на извечный украинский вопрос «Если все одинаковы, то за кого же голосовать?!» следовал ответ «За «Демальянс»...

И вдруг на улицах появилось ЭТО. И это может стать пробоиной намного большей, чем союз с «говорящим полковником». Сложно сказать, насколько Петя – Сеня – Юля боятся «Демальянс». Но то, что таким креативом «альянсовцев» оказались напуганы их потенциальные избиратели, уже можно утверждать однозначно...

Примечание шеф-редактора Антона Швеца. Хотел бы заметить, что плохой пиар — тоже пиар, а за пределами фейсбучной тусовки «Демальянс» слабо известен. Да, «Фейсбук» не оценил такую рекламную политику, но он и газету «Вести» не ценит, а она вполне даже работает (на внефейсбучный электорат). Если ДА хочет набирать голосов выше статистической погрешности, ему для начала нужна узнаваемость среди масс. Так что однозначно провальной тактику ДА я бы не назвал.

Что же касается неправильного выбора политических союзников из «говорящих полковников», то это жизнь. Ошибки совершают все, и перечисленное в статье было ошибками. Вопрос в том, как человек или политсила с ошибками работают. У ДА такая работа есть, хотя на «пятёрку» я её не оценил бы.

У меня всё, а ДА я желаю успехов.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции