Перейти к основному содержанию

Ze гибридный кандидат

Зритель вместо избирателя. Страшно? Не то слово, ведь технологии ведут к процветанию гибридной агитации.

Выборы — вещь очень интересная.

Во время предвыборной борьбы можно успеть повидать разное: красивые, умные и продуманные агитационные кампании. Конечно, никуда не уйти от чёрного пиара и тонн грязи. Можно увидеть совершенно непрофессиональных и неготовых членов избирательных комиссий на местах или людей в штабах, комиссиях и партиях, которые сколачивают себе гигантское состояние за одну гонку. Есть целая категория экспертов, которые живут от выборов к выборам, — это всякие тренеры / лекторы, которые от имени международных организаций обучают членов комиссий и тоже неплохо зарабатывают на этом. Ещё есть скандалы-интриги-расследования: где-то опять гречка вылезет или незаконная агитация, а где-то вы увидите «карусель» с подвозом «избирателей».

Такими механизмами не брезговали почти все кандидаты, которые раньше так или иначе баллотировались, причём не важно куда — будь то пост президента, или это местные советы. Особенно в этом контексте меня всегда смешат те кандидаты, которые очень сильно делают упор на свою «честность» в агитационных материалах. Не верю.

Сейчас стало модно тулить куда надо и не надо слово «гибридный». С некоторыми оговорками наши нынешние выборы тоже стали гибридными. И нет, я не буду говорить о российском вмешательстве. Это очевидно, что РФ важно, чтобы система опять развернулась, чтобы у нас был управляемый хаос и всеобщее недоверие, ненависть и вакханалия популизма. Да и в отличие от тех же американских выборов, где Россия только вошла к ним со своей повесткой в избирательный процесс, из нашей политической реальности она не выходила никогда.

Гибридными наши выборы стали именно из-за одного кандидата, грамотные политтехнологи которого опять сломали все устоявшиеся правила и вошли в нашу хрупкую посудную лавку своим раздутым тазом. Да-да, это всё о Зеленском.

Гибридность в войне или политике, как я уже много раз говорил на ПиМе — это использование совершенно разных по своей природе методов (иногда даже несочетаемых) для достижения своей цели в обход устоявшихся правил.

Зеленский сломал правила. Его технологи прекрасно понимают потенциал образа своего кандидата. Он не политик, и вышел совершенно из другой сферы — шоу-бизнеса, принося с собой его правила.

И теперь действует новое правило: ИЗБИРАТЕЛЬ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЗРИТЕЛЬ.

Зачем писать свою программу, если из неё можно сделать интерактив со зрителем?

Зачем отчитываться по агитационным материалам, проводить рекламные ролики как политическую рекламу, если можно совершать привычные вещи — наваливать вам в видяшках в Facebook или Instagram? А ещё можно просто усилить свою кампанию своим же фильмом в разгар избирательной гонки, где зритель увидит всё то, чего он хочет — рай Голобородько.

Ну, вы же помните заявление Комитета избирателей Украины.

Вот она  — гибридная агитация. И не только в фильмах.

Концерты. Зе команда готовилась к этой кампании заранее, ещё даже до его «обращения» на «1+1». Предновогодний тур «Квартала» включал в себя дневные бесплатные концерты. Но если до избирательной кампании в этом нет ничего, что шло бы в разрез правилам, то бесплатный концерт в Ужгороде можно считать подкупом избирателей. Именно так считает ОПОРА.

Гибридная агитация — это когда агитация срастается с шоу и развлечением публики. И ведь даже непонятно, какую правовую оценку этому давать. С одной стороны, человек зарабатывает себе на жизнь, с другой — он кандидат в президенты, и на своих выступлениях (как обычно) шутки шутит, грязненькие, подленькие. Обо всех, да только не о себе. А люди слушают и внемлют. Красиво, да?

Соответственно, мы не понимаем, где заканчивается шоу, а где начинается агитация, и наоборот. Я ещё пару месяцев назад поразился, что за неделю до первого тура выборов «Квартал» будет выступать в Харькове. Тогда меня впервые посетила мысль: а как кандидат всё успевает? А ему и не надо, он совместил и радуется этому.

В гибридных выборах проявляются все остальные гибридные аспекты.

В одном из прошлых материалов я писал, что в гибридной войне агрессор работает на картинку, и поэтому в инфополе мы не видим его настоящим, а видим гибридного актора как спасителя на белом коне, но никак не грязным мясником с окровавленным топором. Так и в нынешних выборах. Мы не видим настоящего кандидата, и не должны априори.

Мы видим образ в экране, его роль, обращения в социальных сетях. Мы ржём, что сначала СММщики поздравили с 23 февраля, а потом как бы и нет. Мы реагируем на его комментарии о MARUV и «власти на крови», но это всё работа в одну сторону и общение со стеной.

Потому как мы не видим гибридного кандидата в работе с избирателем. Причём я не говорю о дебатах. Вон ЮВТ весьма тщательно придерживается такой же схемы — не контактировать с другими кандидатами, а, пардон, срать громкими заявлениями на камеру то с погоджувальної ради, то прямо с трибуны парламента.

В принципе, тактика прекрасная — закрыться наглухо в танке, вещать только готовый текст, без импровизаций, максимально неконкретно отвечать, чтобы не сломать уже сформированный у каждого отдельного зрителя образ. Чтобы он, не дай Бог, не стал диссонировать с реальным Зе.

Сломать же гибридного кандидата достаточно одной пресс-конференцией. Хотя бы такой же жёсткой, как наши журналисты устраивают действующему Президенту.

Одна знакомая-политолог заявила, что Зеленский может спокойно подмять под себя электорат Компартии. Сомнительно, конечно, но здравый смысл в этом тоже есть. Ведь Голобородько — это образ, такой же, как и мифический образ прекрасной молодости/детства в «великой стране», которую «довели». Однако гибридность стратегического подхода проявляется и здесь. В силу колоссальной медийности формировался не только образ своего пацана — спасительного слуги народа. В излучении ваших голубых экранов гибридный кандидат ещё и формировал антиобраз своих будущих противников. Так же, как Россия использует все площадки, чтобы показать несостоятельность Украины, так со сцены квартальных вечеров мы видели уничижение действующего Президента, грязные шутки в отношении, например, Арсения Яценюка, постоянное издевательство над недостатками речи главы парламента или генерального прокурора.

Вот такой он — гибридный кандидат, совместивший в себе всё лучшее от политтехнологий и от шоу-бизнеса.

Зритель и избиратель всегда жили в человеке. До эпохи массового Интернета и социальных сетей именно телевизор оставался основным формирователем политических предпочтений. Да он и остаётся для отдалённых регионов и пожилых людей. Но вот произошёл крен в виде подачи материала — и теперь зритель поглотил избирателя.

Если раньше покупали партии, то теперь какой-нибудь олигарх может купить себе медиа-лицо, сделать для него вечернее шоу, снимать для него фильмы, создавая образ и приучивая наивного зрителя к этому образу. И всё — за пять-десять лет можем выдвигать образ в кандидаты. Наивный зритель сожрёт. Только нужен какой-нибудь компромат или иная уздечка, чтобы держать кандидата в покорности.

И вот теперь выборы — это политическое ток-шоу, и да, аналогии с «Евровидением» вполне уместны. Шекспировское «весь мир — театр, и люди в нём —актеры» теперь становится вновь актуальным, но под другим углом: «Весь мир — долбаный цирк, и людей в нём держат за идиотов».

Выборы — вещь очень интересная. Новые правила можно было бы принять, подстроиться под новую реальность и дальше придумывать красивые схемы и стратегии побед. Это было бы захватывающе интересно, но, бляха, не тогда, когда от них зависит цивилизационный путь моей страны, наша безопасность и моё личное будущее. Спасибо, не надо.

P.S. Материал был написан ещё до того, как Владимир Зеленский опять подтвердил правило игнорировать любые коммуникативные площадки и не пришёл на эфир программы «Право на владу» на телеканале «1+1». В принципе, ничего удивительного, и даже риторика в стиле «зуб даю» весьма характерна.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции