Перейти к основному содержанию

Женщины рулят: почему саудиты передумали?

Власти Саудовской Аравии разрешили женщинам водить машины. Как один из самых консервативных режимов пришёл к такому выводу
Источник

Примечание редакции. Революция подкралась незаметно: власти Саудовской Аравии разрешили женщинам водить машины. Да и в целом взялись за ослабление узаконенного неравенства полов. Отчего так? Изменилась идеология? Да нет — демография, утверждает профессор Современного центра ближневосточных исследований Университета Южной Дании Мартин Хвидт. Мы перевели для вас его статью, опубликованную The Conversation.

Спустя годы выступлений активисток борьбы за права женщин, 24 июня Саудовская Аравия сняла запрет на женское вождение. Это наиболее заметная из ряда недавних инициатив короля и наследного принца Мухаммеда бин Салмана по усилению роли женщин в саудовском обществе.

Среди других инициатив — допуск женщин на ряд должностей в госсекторе, ослабление жёсткого дресс-кода, разрешение голосовать и баллотироваться на муниципальных выборах 2015 года и постепенные, но важные шаги по ослаблению действующей в стране системы «мужчин-опекунов», требующей от женщин получить одобрение родственника мужского пола для ряда важных решений.

За несколько недель до снятия запрета многие активистки движений за права женщин были арестованы за вождение автомобиля, что поколебало уверенность, что правительство всерьёз собирается ослабить контроль над женщинами. В стране, где централизованный контроль над отдельными органами власти не столь и силён, это выглядит как неприятие частью религиозного истеблишмента скорости происходящих реформ.

Саудовская Аравия известна как один из наиболее консервативных режимов мира. Так почему же сейчас происходит подобное ослабление контроля над женщинами? В недавнем исследовании я приводил аргументы, что в первую очередь здесь сыграла роль необходимость развивать экономику страны за счёт увеличения продуктивности труда как мужчин, так и женщин.

Эр-Рияд, столица Королевства Саудовская Аравия

Дело в том, что Саудовская Аравия — в тяжёлой экономической ситуации. За последние 60 лет обширные нефтяные доходы позволили государству построить мощную систему социального обеспечения от колыбели и до гроба. Помимо бесплатного жилья и других приятных вещей, она давала гражданам высокооплачиваемые работы на госслужбе с низкими требованиями, длинными отпусками и ранними пенсиями.

Эта модель неплохо работала, пока население было небольшим, а нефтяные доходы богатыми. Но сейчас это уже не так. Население быстро растёт — и будет быстро расти в обозримом будущем. Сегодня 60% от 22 миллионов граждан страны моложе 30 лет. Цены на нефть рухнули в 2014-м, — хотя сейчас и произошёл определённый отскок, — что оказало серьёзный негативный эффект на национальный доход страны.

Учитывая это, в 2017 году молодой наследный принц анонсировал Saudi Vision 2030 — пока что самую радикальную из предложенных реформ саудовской экономики. Её амбициозная долгосрочная цель — превратить нефтяную экономику в постнефтяную и привлечь к труду большую долю саудовского населения. Сейчас из 12 миллионов рабочих мест в стране саудовцы занимают лишь 5 миллионов, ещё 7 миллионов — за мигрантами. Среди нововведений Vision 2030 — отбор сотрудников по способностям, а не по семейным или племенным связям.

Женщины в рабочей силе

В стратегии Vision 2030 женщины играют важную роль. В целом саудовские женщины уже в среднем имеют несколько лучшее образование, чем мужчины. Правительство верит, что им можно доверить более активную роль в управлении страной. Женщины также, возможно, будут более склонны выбирать работы в некоторых секторах — например, работать нянями и вообще в сфере обслуживания. Сейчас там работают в основном мигранты. Пока что женщины в стране слишком редко ходят на работу. Из каждых пяти мест лишь одно занимает женщина — что очень мало в сравнении с любой другой страной мира.

Среди причин отсутствия женщин на рабочих местах — и культурные традиции, и религиозные интерпретации, согласно которым женщины должны заботиться о доме, тогда как мужчины — трудиться вне его пределов. Но есть и многие практические причины, усложняющие фактическое трудоустройство женщин. И не последнюю роль здесь играет вопрос женщин в транспорте.

Саудовская женщина в симуляторе вождения. Эр-Рияд, КСА. Фото: STR / EPA

Климат Саудовской Аравии очень жарок. Находиться на солнце сложно чисто физически. При этом города построены на американский манер, с большими расстояниями между работой, домом, различными службами и магазинами. Так что даже если бы не было никаких барьеров, кроме фактических законодательных ограничений, женщинам было бы чисто физически сложно ходить на работу или ездить на неё на велосипеде. Общественный транспорт в стране развит слабо, а такси, согласно местным традициям, не вариант, если только две женщины не путешествуют вместе. Если бы сохранялся запрет на женское вождение, это означало бы, что женщину на работу должен был бы возить родственник-мужчина. Ну или, если бы это было по средствам семье, личный водитель.

Отсутствие мужчин

Для богатых семей нанять водителя или купить ещё одну машину — не проблема. Но для большинства работников госсектора подобный наём просто слишком дорог. Наследный принц также призвал учреждения госсектора ввести или расширить транспортные услуги для сотрудников-женщин.

Транспортный вопрос также влияет и на эффективность работы мужчин. Мужчины, у которых нет личных водителей, должны уходить с работы пораньше, чтобы отвозить жён к стоматологам, докторам или на какие-либо другие важные приёмы. Большинство людей, с которыми я беседовал в процессе своего исследования Саудовской Аравии (по крайней мере, среди госслужащих) воспринимали это как культурную норму, утверждая, что необходимость отвезти жену куда-либо — уважительная причина для отсутствия на работе.

Всё это сделало снятие запрета на женское вождение необходимостью для увеличения эффективности саудовской экономики в долгосрочной перспективе. Это может потенциально привлечь больше женщин на рынок труда, и, вместе с тем, увеличить эффективность работы мужчин. Но ещё важнее, что в перспективе это может изменить культурные нормы, позволив женщинам и мужчинам работать друг с другом в одних и тех же помещениях.

Перевод Виктора Трегубова.

''отсканируй
и помоги редакции

'''