Перейти к основному содержанию

Железный занавес

Когда рушится мир, твоя судьба никого не волнует

И пытались постичь мы, не знавшие войн
За воинственный клич принимавшие вой
Тайну слова «приказ», назначенье границ
Смысл атаки и лязг боевых колесниц

Те, кто опускает железный занавес, — мыслят глобально.

Одна-две страны в одну сторону или другую — непринципиально.

Что уж говорить о мелочах и судьбах аборигенов.

Вот, например, дом в Берлине.

С другой стороны этой улицы дома в частной собственности были и остались. Более того, вполне может быть, что подорожали — место явно туристическое.

Дом, из которого лезут аборигены, – сначала окна заложили кирпичом, потом жильцов вообще нахрен выселили.

Или, например, пресловутая 38-я параллель.

Ну то есть высокие договаривающиеся стороны именно по ней договорились.

И теперь с одной КНДР, с людоедством и Ыном, а с другой стороны Сеул, мегаполис и столица государства с одним из самых высоких уровней жизни. Формально он в 15 километрах, под прицелом тысяч старых гаубиц, способных в любой момент превратить его в Сталинград. Но фактически его города-спутники в непосредственной близости от границы.

Коян, например.

Граница же не идёт по прямой. И с одной стороны при дележке крестьяне стали мультимиллионерами, продав участки застройщикам. А с другой их переселили куда подальше и, скорее всего, заморили голодом.

Для трезвомыслящего кулака — вполне была мотивация подкинуть комиссии по демаркации деньжат, чтобы оказаться с нужной стороны.

Методы, безусловно, бывают разные с соответственно разными результатами.

К примеру, Мюнхенский сговор — очень напоминающий нынешнюю ситуацию в Афганистане снаружи — изнутри, безусловно, выглядит немного не так.

Есть чехи. Которых немцы как известно считали бандой симулянтов и которые наверное были самой трезвомыслящей нацией Европы того времени.

Правительство, которое точно видит, что будет бойня, которой невозможно избежать – потому что её никто не хочет избегать. Всем участникам нужна общая граница между СССР и Германией — и очевидно, что она появится. Участие в этой бойне — огромные потери без результатов. Потому что всё равно граница будет – а значит, не будет Чехословакии.

В результате Бенеш идёт в отставку, а его преемник Гаха был так сильно напуган верещащим Гитлером, что сдал ему всю страну, а сам продолжил выполнять функции президента, только рейхспротектората. Бенеш немедленно объявил себя президентом в изгнании.

Безусловно, лучше устроиться чехи не могли.

Пока их бывшие сограждане по Австро-Венгрии — венгры, австрийцы, хорваты, даже те же словаки — щедро удобряли собой поля сражений, угнетённые чехи работали на военные заказы Рейха за сравнительно полноценные деньги.

Однако ближе к развязке и краху Рейха встал вопрос, что же делать с Мюнхенскими соглашениями.

То есть, с одной стороны, Чехословакия первая жертва. А с другой, подписывали их Англия, Франция и её легитимный президент, который вот он в Лондоне, и другого в запасе нет.

Поэтому придумали сакральную жертву — группа чешских диверсантов грохнула Гейдриха, и внезапно немцы встали на дыбы и устроили террор.

Поэтому к 1945 году Чехословакия однозначно страна-победитель. Более того, в отличие от Польши, никто не стал её разменивать. Она даже не фигурировала в «соглашении о процентах». Советские войска были выведены. У власти тот же довоенный президент Бенеш. Демократический парламент, который единогласно избирает его президентом.

Страна, вокруг которой руины, практически не разрушена.

Изгнаны немцы, венгры, до этого истреблены евреи — их собственность перешла к государству.

Рядом огромные рынки — мужское население уничтожено или угнано в плен, промышленность разбомблена или вывезена, население на грани голода.

Экономическая помощь от США. Помощь оружием от СССР. Поставки сырья в обмен на продукцию.

Все шансы сохранить статус Финляндии — дружественной СССР капстраны.

Однако.

Закарпатье сдаётся СССР. Тот сам не знал, как это оформить — некоторое время просуществовала «независимая» Закарпатская Украина. Думаю, попробовал на хапок — получилось.

Проходят честные выборы. Коммунисты не смогли получить большинства — у них 40%, коалиция левых партий (это тогда много где было).

Но коммунисты получили силовой блок. И при первой же возможности им воспользовались.

Силовики проводят государственный переворот. Антикоммунистические выступления подавляются. Выезд из страны закрывается. Свободная пресса уничтожается. Красным бандам раздаётся оружие.

Бенеша шантажирует резидент советской разведки — фактами сотрудничества с советской разведкой.

Сдавшийся Бенеш принимает отставки некоммунистических министров.

Следующие выборы проходят уже в советском стиле — голосовать можно только за коммунистов.

Железный занавес опустился.

(Справедливости ради — Бенеш отказался подписывать коммунистическую конституцию и подал в отставку, после чего скоропостижно скончался. Возможно, он рассчитывал на следующую большую войну, но она оказалась Холодной и затянулась надолго).

Сейчас железный занавес с грохотом опускается во многих местах.

Та же Беларусь, скорее всего, оказалась с другой его стороны.

С какой его стороны окажемся мы — зависит только от нас.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.