Перейти к основному содержанию

Афганистан по-американски

Три мнения, 2:1
Источник

Примечание редакции. США в обозримом будущем придётся делать тяжкий выбор — воевать за демократию дальше, или избрать лёгкий путь «пять минут позора, и ты на даче». Война в Йемене, операция в Афганистане — всё это регулярно напоминает о себе. Кажется, Джо Байдену пора показать свою позицию по двум острейшим конфликтам; тем более, про йеменские реалии мы уже переводили огромный текст Foreign Affairs: первая часть здесь, вторая здесь.

Project Syndicate, Carl Bildt. Выход

Прошли десятилетия войны в Афганистане. Давление в Штатах и других странах, касающееся вопроса вывода войск, вполне понятно. Но чтобы избежать нового витка конфликта, важно разработать чёткий план на будущее. Ведь недавно в Кабуле выступал президент, и его речь была посвящена 32-й годовщине вывода советской армии.

Ашраф Гани объяснил: гражданскую войну вызвал не столько исход военных СССР, сколько неспособность создать жизнеспособный план развития для разрушенной страны. Поскольку теперь уже американцы рассматривают вариант с отступлением, им следует прислушаться к этому жизненному уроку.

В 1989 году, после вывода своих войск из Афганистана, Советский Союз продолжал оказывать финансовую поддержку лоялистам во главе с президентом Мохаммедом Наджибуллой. Но из-за отсутствия внутренней легитимности режим быстро рухнул, когда Россия прекратила свою финансовую поддержку в 1992 году. Началась полноценная гражданская война.

Несколько лет спустя, в 1996 году, талибы контролировали Кабул. А в конечном итоге — и всю страну тоже. Талибан оставался у власти до 2001 года. Тогда вторжение под руководством США, спровоцированное террористическими атаками 11 сентября, положило конец его правлению.

А в феврале прошлого года администрация президента Трампа достигла соглашения с талибами. Появился план, способный положить конец почти двадцатилетней войне: американцы и их союзники по НАТО выведут все войска к маю 2021 года. Но не просто так, а лишь в том случае, если талибы выполнят определённые обязательства. В том числе — разрыв связей с террористическими группами и уменьшение насилия.

Талибану также придётся провести конструктивные переговоры с афганским правительством, которое не участвовало в сделке. Администрация Трампа, очевидно, надеялась, что к назначенной дате вывода войск местные жители договорятся сами. Дальше идёт мирное соглашение, конец боевых действий и минимальный риск того, что Афганистан превратится в убежище для террористов.

Но этого не произошло. Хоть численность американских войск и сократилась почти до двух тысяч человек, боевые действия в Афганистане не спешили снижать активность. Напротив, в последнем квартале 2020 года талибы совершили куда больше атак, чем за тот же период 2019 года. Ну а внутригосударственные переговоры, стартовавшие в сентябре, практически не дали результатов.

Похоже, что план талибов был прост — сражаться до тех пор, пока американцы не уйдут окончательно, после чего есть шанс наконец-то добиться победы. Теперь же они сталкиваются с возможностью того, что войска США не покинут страну настолько скоро. Администрация Джо Байдена объявила, что рассматривает сделку. Но её цель иная: определить, выполняет ли Талибан свои обязательства.

Также администрация должна решить — что же делать с союзниками по НАТО, у которых порядком больше сил в Афганистане. Как показывает постсоветский опыт, необходимо разработать план воздействия на ситуацию после вывода войск. И в стране, и в регионе.

Задача не из лёгких. Афганистан — одна из беднейших стран мира. Доход государства составляет немногим более трети того, что США платят только на поддержание различных сил безопасности. Фактически Кабул зависел от внешней поддержки для поддержания своей государственности. Это продолжалось с девятнадцатого века.

Теперь, похоже, США склоняются к сохранению своего присутствия в сфере безопасности, сосредоточенного на борьбе с террористами Аль-Каиды и Исламского государства (ИГИЛ). Но здесь есть и риски.

Талибан может отклонить такое решение. Это приведёт к усилению боевых действий и возобновлению нападений на международные силы. Скорее всего, Залмай Халилзад (специальный представитель США по примирению в Афганистане) уже работает над оценкой рисков.

Согласие талибов может зависеть от прогресса во внутригосударственных переговорах. Но всё идёт к тому, что ни у одной из сторон нет чёткого видения компромисса с дальнейшим разделением власти. Разрыв между нынешней Исламской республикой и желаемым талибами Исламским Эмиратом велик. Здесь нужна дипломатия.

С этой целью региональные державы — включая Иран, Россию и Китай — должны участвовать в любых переговорах о будущем страны. Причём кому-то из них придётся играть более ответственную роль в содействии диалогу афганцев. Здесь проявляется и влияние боевых действий на другие страны — Индию и Пакистан, для которых эти события представляют угрозу национальной безопасности.

Это станет ключевой проблемой. Ведь Россия уже заинтересовалась афганским направлением.

Давление со стороны США и других стран понятно. Но, как мудро предупредил нас Гани, обычный вывод международных сил вряд ли приведёт к нужному результату. Дабы избежать новой волны насилия, важно определить: что же должно произойти вместо этого.

Chronicles, Patrick J. Buchanan. Потеря

Готов ли президент Байден принять на себя худшее стратегическое поражение США — пожалуй, со времен падения Сайгона в 1975 году? Именно этот риск может быть поставлен на карту, если Штаты выполнят мирное соглашение 2020 года с талибами и выведут все свои войска из Афганистана до 1 мая. Всего через два месяца.

Если 2 500 американских военнослужащих, пока что оставшихся в Афганистане, уйдут — страну покинет и весь контингент НАТО в составе 10 000 человек. Да, это положило бы конец военным обязательствам Запада. Но вероятность того, что правительство переживёт новые атаки талибов, пока что контролирующих половину страны, невелика.

Афганская армия не смогла победить Талибан десять лет назад, когда на её стороне сражались 100 000 американских солдат. Так что и сейчас она явно не соберётся громить талибов, когда американцы отправятся домой. Если Байден не нарушит условия соглашения и не оставит там войска, снова повторится грустный урок военных поражений.

Байден знает, каким был Сайгон 1975-го. Во время его первого сенатского срока Ханой захватил Южный Вьетнам. Люди в лодках спасались бегством в Южно-Китайское море; красные кхмеры тем временем захватили Пномпень. Начался камбоджийский геноцид.

В прошлую среду генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что любой уход НАТО из Афганистана «зависит от условий». Так каковы же эти условия? Талибан должен поумерить пыл насчёт насилия, вести переговоры, не поддерживать международных террористов.

А крайний срок всё ближе и ближе. Если США не уложатся в эти рамки, атаки талибов на американские войска могут начаться снова. Всё это вынудит президента отправить новые войска — но уже для защиты материально-технического обеспечения и обучения персонала, который всё ещё остаётся там.

Проблема в другом. Байден давно известен как сторонник как можно меньшего присутствия США, чем другие советники в администрации Обамы. Но если мы не уложимся в сроки, что ему придётся делать в данном случае? И какова гарантия того, что Штаты смогут избежать южновьетнамского исхода, когда враг захватил столицу страны после ухода американских войск?

Раз ни один президент — Буш-младший, Обама, Трамп, Байден — не желает рисковать стратегическим поражением во время своей каденции, возникает другой вопрос. Когда американцы смогут положить конец своему участию в наиболее продолжительной из затянувшихся войн? Ведь если Байден не сможет вывести войска из Афганистана — неизвестно, уйдут ли когда-нибудь американские военные из Сирии и Ирака.

Судя по всему, Байден пойдёт по стопам предшественников. Он продлит майский крайний срок на несколько месяцев. Решит сдвинуться с мертвой точки и оставит на месте достаточно войск, чтобы предотвратить крах местного правительства Кабула. Но не такую армию, чтобы обратить вспять неизбежный исход этой войны.

Точно так же Талибан, вероятно, достигнет своей цели в Афганистане. Ведь они упорствуют, и американцы таки отступают. Башар Асад, похоже, победил в сирийской войне. А хуситы после шести лет борьбы сдержали саудовских интервентов и их американских союзников в Йемене.

Решение Байдена приостановить вывод войск хорошо воспримет внешнеполитическая элита. Но пацифистские крылья обеих американских партий становятся всё сильнее. А принцип «Америка прежде всего», который Трамп отстаивал в 2016 году, но не смог осуществить, точно будет представлен на президентских праймериз перед следующими выборами. Причём с обеих сторон.

Нынешние Штаты берут на себя больше, чем могут вынести. Они стремятся сдерживать Китай и Россию, ведут войну с терроризмом на Ближнем Востоке, поддерживают суннитов против шиитов и стопорят Иран в Персидском заливе.

Но в США сейчас наблюдается дефицит, невиданный с конца Второй мировой войны. Американская экономика пережила сокрушительные удары в результате пандемии, унесшей жизни полумиллиона граждан. Страна разделена почти так же, как и во времена гражданской войны. Но при этом хочется оставаться нацией, пишущей каноны мирового порядка в XXI веке.

ORF, Seema Sirohi. Первая проблема

Близится крайний срок для полного вывода американских войск из Афганистана. И 1 мая президенту Байдену предстоит принять первое жёсткое внешнеполитическое решение. Здесь нет ни хороших, ни хотя бы простых вариантов.

Министр обороны Ллойд Остин пообещал: не будет никаких «поспешных или беспорядочных выводов», ставящих под угрозу силы США и НАТО. Он также подчеркнул, что необходим дальнейший прогресс во внутриафганском диалоге, сопровождаемый сокращением насилия. Командиры США имеют «право и ответственность защищать себя и своих афганских партнёров от нападений», — отметил Остин на прошлой неделе.

Сигнал из США ясен. Сроки договорённости не высечены на камне. Это означает возможную задержку вывода оставшихся 2 500 американских военнослужащих и военных сил НАТО. О продлении нужно будет договориться — а уж это означает, что в центре внимания снова окажется Пакистан.

Главнокомандующий его армии уже назвал цену интервенции. Он намекнул, что госсекретарю Энтони Блинкену пора звонить лидерам Талибана с просьбой о продлении переходного периода. Цель генерала — всяческая легитимация Талибана с новой администрацией. Дальше по плану идут усиление влияния Исламабада и вытеснение афганского правительства.

Что касается Индии, в Нью-Дели уже давно обеспокоены происходящим. Там с тревогой следят за новыми нападениями талибов на афганских военных и лидеров гражданского общества. То, что должно было обеспечить уход армии на определённых условиях, превратилось в пустые разговоры.

А Талибан просто не выполнил свою часть сделки.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.