Перейти к основному содержанию

Аминь. «Сербский мир» как «Русский мир»

Кто не кормит свою церковь — будет кормить чужую. Как с армией
Источник

Помните термин «Русский мир»? Искусственная насадка на имперские комплексы Кремля, неуклюже состряпанная на коленке. Конечно, концепция навернулась при первом же серьёзном сопротивлении и врезала дуба. Тем не менее, это не мешает всем желающим повторять те же действия — но в другом масштабе.

Все знают: Украина сопротивляется агрессии РФ. А то, что Черногория сейчас занята примерно тем же, борясь с Сербией — нет. Давайте же это исправим.

Поп на вертолёте

В этот момент (не конкретно сейчас, я вообще ночью текст пишу) сербы стараются навязать братцам-черногорцам свою религию. Точнее, присутствие Сербской православной церкви как настоящего монополиста на мозги прихожан. Пока что получается плохо, но быстрого эффекта агрессор и не ожидал.

Для начала в Черногорию собрались подогнать нового митрополита. Езжай, мол, создавай нам картинку хаоса и анархии. Трюк, само собой, сработал.

Ведь мирный городок Цетинья, где собрались потчевать сербского попа, внезапно превратился в одну сплошную баррикаду. Здесь у вас шины горят, здесь люди протестуют. Полиция уже вспомнила, где припрятала баллончики со слезоточивым газом. Накал эмоций таков, что Спилберг фильм снял бы без повторных дублей.

Ехало духовенство? Езжай дальше, только не сюда. Все въезды в город заблокированы наглухо.

Но в Богом забытом монастыре к тому времени, пока протестующие прикуривали от очередной покрышки, таки провели интронизацию некоего гражданина Сербии под творческим псевдонимом Йоаникий II. Он теперь не трудовой мигрант с бородой — аж целый митрополит Черногории.

Формально агрессор победил, но проиграл. Хотел своего митрополита от Сербской православной церкви? Держи, жив-здоров, в монастыре отсиживается.

Вот только не получилось провернуть это либо с максимальной поддержкой среди местных жителей, либо при их лёгкой апатии. Когда копам приходится тормозить своих сограждан светошумовыми гранатами — мягко говоря, расклад намекает на проблемы в будущем.

Это сейчас сербский дядя облетел протестующих на вертолёте под охраной спецназа. Ничего страшного, пусть считает себя победителем.

Всё время на вертушке не отлетает, надо бы и на землю спуститься. И там его уже ждут благодарные прихожане с покрышками. Судя по всему, в следующий раз полиция может и не помешать черногорцам выразить все свои чувства по отношению к Сербии и её курьерам на побегушках.

Почему я позволяю себе настолько наглые выводы? Потому что уже ознакомился с мнением президента Черногории по данному вопросу. Оно сербам не понравится.

Делай как я

Мило Джуканович, который в данный момент является президентом Черногории, не выключал интернет из-за неприятных новостей. Гарант в курсе происходящего. И за словом в карман не лезет.

Он прямо констатирует: «сербский мир» при всяческой поддержке России атаковал уже его страну. Более того, Джуканович называет происходящее вокруг интронизации митрополита не просто нападением, а наибольшим из тех, которые так или иначе поддерживал Кремль.

Заодно мистер Мило напомнил, что черногорцы при необходимости могут порадовать заклятых друзей партизанскими методами. Цитирую: «возможно, нам придётся идти в лес, чтобы защищать своё государство».

Всё это Джуканович вывалил не в своём твиттере, а в интервью изданию «Балканский обозреватель». Назвал вещи своими именами. Позицию СПЦ — великосербским национализмом. Подчеркнул, что вместе с карманным попом на вертолёте враг принёс вещи похуже: например, поставил под удар национальную идентичность Черногории.

А теперь, когда я ознакомил вас с новостями, дарю лайфхак. Вдруг кто-то переведёт его на нужный язык, и статья станет в разы полезнее?

Здесь черногорцам надо смотреть на уже готовые истории успеха. В данном случае я хвалю свою страну — Украину. И всячески рекомендую наследовать её пример там, где эта миссия грозит не меньшим успехом. Пусть у нас наблюдаются политические проблемы, но церковный фронт Киев закрыл без ошибок.

Невидима війна, в якій ми перемагаємо

Всё познаётся в сравнении. В сети легко найти кадры с Донбасса. Отстрелянные гильзы, разрушенные дома. Если модератор не спрятал снимки пожёстче — трупы увидите. Война никогда не меняется, её запах объединяет кровь с остатками пороха.

Но такая же война ведётся на задворках общественного внимания. Ведь важным аспектом любого военного конфликта остаётся пропаганда.

Украину и Черногорию — как и их врагов, Россию и Сербию соответственно — объединяет аналогичный расклад. Слабое государство сопротивляется сильному, набирая мощь по пути. Сильное давит по наиболее болезненным точкам. В том числе и пропаганде, сопротивляться которой в современном мире вообще никто не умеет.

И здесь, как бы вы ни удивлялись, важна церковь.

Если черногорцы не хотят уходить в партизанские схроны, борясь с сербскими имперскими замашками в виде церкви-агитатора, — есть вариант полегче. «Делай как я». Добивайся появления толковой церковной организации на своей территории, усиливай ресурсами и выдавливай агрессора с её помощью.

Когда наши религиозные общины переходили к Православной Церкви Украины — я был счастлив. Хоть и не хожу в церковь, давно не считая себя верующим.

Враг хотел убивать моих сограждан в поле и дурить головы тем, кто остался в тылу. С первым не получилось. Вот и со вторым не срослось. Но даже самый отрешённый атеист, обитающий в Черногории, должен понять: чтобы заткнуть церковь врага, нужно строить свою. Это как с армией. Не кормишь свою — ничего, накормишь чужую.

Вы имеете право на свое мнение, я на своё. К слову, это не освобождает вас от необходимости быть в курсе происходящего.

Религия как политика

Церковь — это не просто какое-то здание со смешной крышей, в которой толпа собирается почтить память погибшего персонажа из довольно тривиальной книги. Даже если верующим вы не являетесь (я, например, агностик) — надо понимать мощь религиозных организаций и учитывать это в своих подсчётах.

Вы понимаете роль СМИ в пропаганде, но церковь из этих соображений как-то выпадает. Кому-то припекает из-за религии. Кто-то атеист, он «выше всего этого».

Тем не менее, религия в этом плане напоминает политику. Интересуешься её канонами — молодец, будешь в курсе. Не интересуешься — ничего страшного, она всё равно тебя как-то зацепит во время очередной миссии. Становиться политиком или верующим вовсе не обязательно: важно понимать мотивы и основные тенденции.

Ещё ни один телевизор в мире не оказывал на людей такое влияние, как религия. Это невероятно мощный инструмент.

И, как это часто бывает, вся мощь его заключается в роли священника как посланца то ли неба, то ли Бога, то ли последнего этажа Эмпайр Стэйт Билдинга. Главное, что ему верит определённая группа людей. Не хотите называть их прихожанами или верующими? Зовите электоратом, никаких проблем.

Человек делает «топ-топ-топ» в направлении церкви. Приходит, открывает душу. Выйдет ли он оттуда с навязанным знанием — вопрос совестливости священника и чистоты организации.

У сербов церковь напоминает ещё один ретранслятор, с помощью которого можно людей окучивать. Не нравится? Понимаю. Значит, придётся строить свою, родную.

Ведь запретами ничего не решишь. Нужно просто занять святое место (а оно, как известно, пусто не бывает). Иначе СПЦ принесёт свои нравоучения и превратит религию в полноценный симулятор зомби-апокалипсиса. Поверьте, оно того не стоит.

Примечание для атеистов. Перед тем, как пыхтеть «Да закройте этот средневековый бред к такой-то матери», почитайте историю Древнего Рима. Они тоже закрыли, ага.

Не стройте воздушные замки — религия будет актуальна всегда. Вопрос лишь в том, кто первый добежит и поставит свой флажок на карте. Я бы хотел, чтобы это была Черногория. Да хоть Португалия, лишь бы не кремлёвским помощникам всё досталось.

Церковь была, есть и будет [есть]. И «если люди ведут себя порядочно лишь ради божественного вознаграждения, мы действительно жалкие создания».

У цитаты два автора, реальный и не очень. Если вам так больше понравится — это сказал Раст Коул из «Настоящего детектива». Но если хочется уменьшить пафос, то почти то же самое формулировал Альберт Эйнштейн и Ричард Докинз.

Я лишь добавлю, что такова наша природа. Потому религию надо либо учитывать, либо учитывать — иного не дано. Иначе всё пойдёт по политическому сценарию.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.