Перейти к основному содержанию

As we may think для чайников

Хорошая годная декоммунизирующая конспирология
""

Кого бог хочет погубить, того он сначала лишает разума
N.B. Why so serious?

Затянутое предисловие

Не так давно пробегала новость о том, что у Украины появится своя DARPA. Не владею подробностями, но надеюсь, что у ребят всё получится.

DARPA — это, между прочим, серьёзная история. Ленин не зря говорил, что «капиталисты сами продадут нам верёвку, на которой мы их повесим». Но вот почему у большевиков ничего не получилось — западная экономика (которая победила советскую плановую) не только рыночная, но ещё и экономика инноваций, без которых скорость её развития могла бы оказаться более скромной, и, как следствие, хитрый план Ленина вполне мог бы реализоваться.

А кто обеспечил Западу инновации? Кто слепил работающую машину из государства, военных и частного бизнеса? Кто не сидел на печи и не повторял попугаем «ко-ко-кор-рупция», «ничего не меняеца», «все они там пидогы»?

В этом месте принято вспоминать Вэнивара Буша, строившего ещё предшественников DARPA, автора эссе «As we may think» (1945), инженера, организатора, администратора, предпринимателя.

«Даже если бы фараону дали детальный дизайн автомобиля, и даже если бы он мог его понять, ему пришлось бы истощить ресурсы своего королевства, чтобы изготовить тысячи деталей единственного автомобиля, который поломался бы в первую же поездку в Гизу» («As we may think»).

В [ватной] теории всё просто: вы решаете, что нужно делать, берёте в тумбочке деньги и все бегут ваш замысел воплощать. На практике сотни звеньев в цепочке принятия решений, инвестиции непонятно во что с неочевидным эффектом, туманность прогнозов, закон Паркинсона и принцип Питера дают совок, Роснано и Роскосмос. А в системе, созданной вокруг DARPA, оно мало того что работает, так ещё и работает на благо граждан и укрепляет технологическое преимущество как военных, так и американской экономики (включая частный бизнес).

А в это время эксперты, не построившие в своей жизни ни собачьей будки на колёсах, ни финансовой пирамиды, ни корпорации из хотя бы 10 человек, рассуждают о созданном Илоном Маском «пузыре», который вот-вот лопнет.

Но почему у нас так мало бушей и масков, и так много «экспертов»?

О! Ватсон, это элементарно!

Великая гибридная

Великая гибридная война советского режима — это не Карибский кризис (если вы всё ещё читаете русские страницы в Википедии, то могли заметить, что в статье на русском не упоминается причина кризиса — попытка совка создать ядерную угрозу на Кубе, чтобы её разменять на Западный Берлин), не выход Франции из НАТО в 1966-м, и не несостоявшийся марш через Фульдский коридор. А великая гибридная война против собственного народа.

В «Удержат ли большевики государственную власть» Ленин прямо говорит, что все только и ждут, когда большевики ослабнут, чтобы их предать. Говорит, не мы придумали продразвёрстку (а царь ради снабжения войны), но мы и дальше будем её использовать как инструмент принуждения к содействию с режимом, так как остальным будет просто нечего жрать. Будем считать этот эпизод формальным объявлением войны собственному народу.

Сунь Цзы не велит вести открытые боевые действия, если их можно избежать так как это мало того что дорого, так ещё и помогает противнику мобилизовать свои силы и направить их против недвусмысленно обозначившего себя противника. Так и чекистскому режиму было бы глупо ограничиться восстановлением неэффективного рабовладельческого строя, когда можно добиться куда более грандиозного результата меньшими усилиями.

Церковь большевизма

Какие средства используются при ведении гибридной войны с внешним противником? Дипломатические службы, СМИ, агентура, провокаторы, полезные идиоты, террористы и ихтамнеты. В гибридной же войне против собственного населения открывается бесконечный арсенал средств помимо уже упомянутых: гибридное законодательство, гибридное правосудие, гибридная информационная безопасность (министерство правды, цензура, «железный занавес»), гибридная культура (в частности кинематограф), гибридная система образования, гибридная церковь. Иногда это называют тоталитаризмом, но этот термин несколько выхолостили, а некоторые даже считают это достоинством, мол, порядок, справедливость, нет коррупции... «не то что сейчас».

Интересно, что формально совок (как и РФ) — это вполне себе зрелая демократия с парламентом, выборами, разделением ветвей власти и прочими необходимыми элементами демократического карго-культа — это такой гибридный камуфляж.

ПиМ уже освещал особенности ватного мышления, характерные не столько для отдельных странных частных мнений, сколько для типичного мышления членов тоталитарных сект. Остановимся подробнее на роли секты в гибридной гражданской войне и совмещении секты с карго-культом народовластия.

1. Зона комфорта со сторожевыми вышками

Секта обязана создавать зону комфорта внутри секты и «зону ужаса» снаружи.

Сектанты в своей тусовочке видят себя добрыми, умными, честными, отзывчивыми, а окружающих — злыми, глупыми, хитрыми и лицемерными. Секта совка добавляет в этот список социальный и экономический блок — социальная справедливость, равенство, и их инверсия у противника. «У нас» если трудности, то временные, а «у них», если и успехи, то вторичные и несущественные.

У госсекты побольше ресурсов, чем у обычных сект, поэтому зона комфорта становится целой платформой комфорта с блек-джеком и КВНом, системными либералами и системной оппозицией. Создание иллюзии разнообразия мнений нужно для того, чтобы у сектантов в принципе не было необходимости покидать её пределы. Добавляем «Двушечку за репост», и пропадает не только необходимость, но и желание приближаться к границе зоны комфорта.

О реальных проблемах снаружи секты рассказывать не надо, лучше спекулировать на проблемах, знакомых самим сектантам, — сколько грамм хлеба и риса в день положено на человека в США? Легализовали ли в Канаде настойку боярышника? и т.п.

2. Один шаг вперёд и навсегда назад

Секта, вовлекая человека с некими типичными проблемами (личные, финансовые, социальные), на первый взгляд как бы даёт ему решение этих проблем. Но решение сконструировано таким образом, чтобы жертва секты вместе с решением-наживкой заглатывала и крючок (ох уж эти рыболовы!) Как правило, для этого используется некое манипулятивное учение, разработанное таким образом, чтобы изначальная проблема стала вторичной, а на передний план выступили некие новые концепции. Само учение часто провокативно, это сделано для того, чтобы его потребитель разорвал свои отношения с привычной средой, а секта стала его новой семьёй и коллективом единомышленников. Как следствие, (поскольку секты, не вызвавшие этот эффект, не проходят естественный отбор), человек при этом убеждён, что учение секты — передовое и достоверное, а окружающие — блуждающие в потёмках невежды.

Какие элементы лжеучения использовались в совке? «Эффективная» централизованная плановая экономика. Ликвидация неравенства через ликвидацию частной собственности. Мировая революция — «нам все завидуют, капиталисты нас боятся, поэтому или мы их, или они нас».

Сектантские обещания обычно работают на эффекте Барнума — обещания должны быть яркими, но не конкретными, чтобы каждый мог дофантазировать именно то, что интересно лично ему. Как оказалось, в совке, не признававшем душу (а значит и гурий), манипулировать будущими ожиданиями было не сложнее, чем баснями о загробной жизни. Оцените: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» «Нынешнее поколение» обычно интерпретируется как «через 20 лет» — не слишком скоро, чтобы оставить себе пространство для манёвра, и не слишком отдалено во времени, чтоб не пропадал мотивирующий эффект. А там «или падишах сдохнет, или осёл». Возможно, начнётся борьба с культом личности обещавшего. Может, начнётся Третья мировая. Может, наступит коммунизм (но не совсем такой, как обещали). Ну а пока готовьтесь к мировой революции, пойте гимны-молитвы, «поститесь» (да-да, как в том самом году), укрепляйте веру — уничтожайте «врагов народа» (врагов секты).

3. Подмена понятий

Иногда ватник пытается думать, и вот что у него обычно получается: «Ну и что плохого в том, что Россия решила помочь ополченцам, восставшим против хунты?» Что? Не получается из кубиков с буквами «А», «Ж», «О», «П» собрать никаких других осмысленных идей? То-то же.

Подмена понятий, создание терминов, новояз — это более изящные и скрытные инструменты контроля над мышлением секты. Иногда упоминается как НЛП.

Демократию нужно превратить в охлократию — и кто тогда будет за неё бороться? Свободу подменить вседозволенностью (чтобы легитимизировать провокации; чтобы столкнуть её с толерантностью). Свободу слова превратить в оружие пропаганды. Толерантность подменить терпимостью к говну, несправедливости и коррупции.

При этом сектоводы делают вид, что прислушиваются к пожеланиям секты: «Ну вы же сами видите, какая фигня эта их демократия. Конечно, мы не будем строить у себя эту ущербную демократию. Конечно же, мы пойдём своим особым путём, как вы и просили».

И вот поэтому неизвращённая система ценностей является ценностью уже сама по себе и требует защиты от гибридной агрессии (а система образования — это один из рубежей обороны; или инструмент когнитивной агрессии, как в совке).

Интересный нюанс. Обвинение человека, например, в воровстве, может обернуться обвинителю встречным обвинением в клевете. Поэтому в совке постоянно генерировались более безопасные в использовании ярлыки — враги народа, кулаки, космополиты… Вот назвал вас кто-то необоснованно порохоботом, и какая его ждёт за это ответственность? Да-да, «порохобот» — это по всем признакам терминологическое оружие. Если наклеили, то не отмоешься (в духе анекдота «а ваша дочь — проститутка»). А клеить может кто угодно на каждого, чьё мнение ему не нравится.

Да, в негибридных сектах более популярны мифотворчество и псевдонаука, но и НЛП тоже используется: удобный ярлык греха; оруэлловщина «страдание — это счастье» так как «отрабатывается карма» и т.п.

4. Синдром выученной беспомощности

Как я уже упоминал, секты воспитывают в людях «альтернативную одарённость» для того, чтобы человек чувствовал дискомфорт в обычной жизни, и из-за этого опять зацикливался на своей уютненькой секте.

Если после школы вы говорили «зыс ыз», «сэнк ю», «ай сынк», уверенно читали и писали по-английски со словарём, то это потому, что вы учились в гибридной системе образования, перед которой стояла задача не научить, а убедить в том, что всё сложно (лично для вас; глупенький ты), чтобы человек чувствовал свою несамостоятельность и незащищённость, то есть выучивание беспомощности.

«Заставляйте людей учить бесполезные факты: площадь территории, численность населения, этнический состав. Это создаёт ощущение знакомства с материалом и придаёт уверенность в собственном мнении».

Ну и наконец, в совке частного бизнеса не было, а статья за тунеядство была. Все сферы человеческой жизни под колпаком партии и КГБ. Это убедительно показывает человеку, что «без бумажки (и с бумажкой) ты букашка». Все, чего человек в своей жизни может добиться, он получает от государства, а значит, человек лично заинтересован в оберегании его от внутренних и внешних врагов. Человеку остаётся лишь смириться с тем, что он полное ничтожество, и против государства-кормильца не попрёт.

5. Омнифобия

Мне пришлось придумать этот термин.

Когда человек, убедившись в собственном ничтожестве, понимает, что окружающие — такие же ничтожества, как и он сам, то он экстраполирует этот вывод глобально. Как это работает дальше?

Попробуйте погрузить западного обывателя (не омнифоба) во все подробности украино-российских отношений. Через какое-то время он перестаёт вас слушать, потому что начнёт понимать, что вы разжигаете в нем русофобию, преследуя свой корыстный интерес. Не-омнифоб рассуждает так: «ну хорошо, допустим отдельные люди сошли с ума, допустим таких людей много во власти… но почему тогда остальные ничего с этим не делают? Как такое возможно, чтобы ни граждане, ни оставшиеся здоровые люди в правительстве ничего не предприняли для решения этой проблемы?! Почему меня держат за идиота, рассказывая подобные басни?» Доверие — это фундаментальная ценность политических, экономических и социальных систем, и люди, не воспитывавшиеся дефицитом доверия, не понимают, как такая система может вообще существовать.

А наш омнифоб, общаясь с американцами, лишь убеждается, что об альянсе рокфеллеров и рептилоидов они даже не слышали, таким образом убеждаясь в собственной осведомлённости и устойчивости к внушению. Омнифоба не посещает мысль о том, что американские обыватели и политики вообще-то в курсе различных манипулятивных политтехнологий и не заинтересованы в сговорах даже больше, чем совки, и тоже противостоят этому в меру своих возможностей. Но поскольку омнифоб сам себя защитить не может (ибо выученная беспомощность), то он твёрдо знает, что никто их не защитит, кроме идейного советского режима.

6. Крысобой

Секта самовоспроизводится. Оберегание собственной зоны комфорта заставляет сектантов приспосабливать новые ареалы обитания под своё мировоззрение.

Вы им демократию и рынок, а они вам «Почему у вас все через жопу? Воровать сложно. За кого голосовать — непонятно». Когда говорят, что «люди у нас не такие», то это обычно о сектантах.

7. Всадник без головы

Второй фактор самовоспроизведения секты — это действующие организационные структуры.

Например, секретарь Геббельса Брунхильда Помсель говорит, мол, мы ничего не знали, нам сказали, что евреев отправляют для заселения в судетские деревни. Как бы убеждая нас, что она невинная жертва коварного обмана. Как это называется? Это называется эффект Милгрэма. Для возникновения этого эффекта не требуется создания секты или тоталитарного режима, достаточно любой иерархической организации. При этом Милгрэм исследовал лишь поведение подчинённых, но не исследовал вопрос — может ли «руководитель» прекратить отдавать приказы, которые вполне выполняются. Не исключено, что когнитивная слепота двунаправленна — вниз и вверх по иерархии.

65% людей (это в чистой выборке эксперимента(!), а в каждой организации благодаря подбору кадров все 100%) никому не желает зла, а просто делает свою работу. А работа бывает разная. Кто-то работал в газовой камере. Кто-то обучен профессии «лгать каждый вечер» — не бросать же ему работу из-за «ополченцев», крымского «референдума» и прочих «слухов». Поэтому секта — это [самовоспроизводящийся] всадник без головы. «Организационная инерция» заставляет её делать то, что она делает. Она не может остановиться или прекратить своё существование, как не может самораспуститься, например, мафиозная группировка (и как раз мафиозная группировка сейчас стоит во главе секты скреп — комбо).

Финальные штрихи

Тоталитарный режим может себе позволить внушать сектантам, что «наши люди» самые честные, самые умные, самые духовные, прямо от рождения, потому что они «наши». Потому что у режима есть другие инструменты принуждения к [коммунистической] сознательности. Свободный же мир не может себе позволить роскошь невежества — верить, что без инвестиций в образование, без защиты ценностей люди сами разберутся, где там зрада, а где перемога, где истина, а где подмена понятий.

Если вы спросите «а что если демократия — это такая же секта демократов?», то я отвечу на это уклончиво, в духе — вполне возможно, что так и есть. Так же, как и Академия наук возможно тоже является лишь сектой так называемых учёных, но с необычным уставом, включающим в себя научный метод. Потому что (как уже отмечалось), атака на секту лишь укрепляет её. Но секту можно ослабить, переманивая из неё людей в свою хорошую перспективную секту с хорошими дорогами, импортными автомобилями и колбасой по $2.20. А на входе им можно устраивать изнурительный вступительный экзамен по заповедям нашей хорошей демократической секты. IMHO, «секта свидетелей анаконды» — это как раз и есть такая секта заместительной терапии. Цените.

Итого

Вот поэтому, Ватсон, масков и бушей у нас не так много, как «экспертов».

Мы живём в безбарьерном гуманопарке — заповеднике гуманоидов вида хомо-советикус, и можем созерцать их в своей естественной среде обитания. Мы находимся среди руин (а местами, среди хорошо сохранившихся бараков и сторожевых вышек), оставшихся от гибридной гражданской войны. Эта среда плохо приспособлена для полноценной жизни, но осознание необходимости строительства новой экосистемы — это первый шаг к её строительству.

Этот текст не для борцов с сектой совка, а для тех, кто пока вынужден с сектантами сосуществовать, но не может понять, что конкретно с ними не так. Поэтому мораль проста: нельзя воспринимать мнение сектанта как мнение человека. Так же, как вы не вступаете в полемику со свидетелями Иеговы, а вежливо сообщаете им о том, что… э… уже ходите в другую церковь, и поэтому очень хотели бы, но никак не можете тратить на них своё время, сркзм.

Не кормите секту — не легитимизируйте её нарративы дискуссией с ними. Но при этом внимательно следите за действиями секты — это вопрос жизни и смерти.

Как убедиться, что вы сами не являетесь членом секты? Ведь у неё много личин, и ругать совок недостаточно, чтобы быть здоровым человеком. А не нужно бояться сект. Достаточно убедиться, что вы являетесь сторонником наилучшей «секты» из всех доступных на данный момент. Используйте критерий Поппера, чтобы выбрать лучшую. В конце концов, создайте свою «секту» единомышленников — не ждите милости от варягов.

Берегите свои ценности неизвращёнными и защищёнными. Гибридная война никогда не прекращалась.

Минутка эксцентричных гипербол: «кто не хочет кормить свою армию, поздно или рано будет кормить чужую» — сейчас вы кормите Google, Amazon и Facebook, Apple и Samsung. Технологические торгово-экономические войны тоже никогда не прекращались. То, что не так давно было высокотехнологичным производством, постепенно скатывается в категорию низкодоходных банановых плантаций. Рыночные войны менее заметны, чем горячие, и поэтому менее заметны поражения в них. Маск, Цукерберг, Джек Ма — генералы войн нового поколения. Почувствуйте пропасть между невыученными уроками совка и вызовами нового времени. Оцените, какой длины путь должен начаться с первого шага — выхода из секты совка.

P.S. Когда-то хотелось написать текст про датское hygge, голландское gezelligheid и прочие arts de vivre, так как это тоже неявный ущерб от советского режима. Нельзя построить нечто стоящее только на отрицании совкового наследия. Но как импортировать идеи не пойми чего? И нужно ли? Теперь начинаю догадываться, откуда у них появились такие вещи: в конце концов, сами боль и ужас бытия (но не их фейковые заменители, распространяемые в секте!), преумножение скорби учат людей строить стены идей для защиты от шторма хаоса.

'''