Проверить проверяющих: Чем грозит аудит НАБУ 

Почему все так переживают из-за аудитора для НАБУ? А потому что есть за что переживать. Сейчас расскажем.


Тема месяца — назначение Радой аудитора для Национального антикоррупционного бюро. По мнению одних депутатов — рабочая процедура, по мнению других — похороны перспектив страны. Международные партнёры тоже явно не одобряют. Что вообще происходит? А вот что.

Для тех, кто не видел предыдущих серий

Во вторник Рада будет голосовать за аудитора для Национального антикоррупционного бюро. Одного из трёх. Двух других должны назначить Кабмин (уже открыл конкурс) и президент.

Аудитор — это человек, который проверит деятельность этого состава НАБУ и сделает вывод, справляется ли Бюро со своими обязанностями. То есть эффективно ли борется с коррупцией, не ущемляет ли прав человека и не замешано ли само в чём-то непристойном. Официально это называется «незалежна оцінка (аудит) ефективності діяльності Національного бюро, його операційної та інституційної незалежності» и должно проводиться раз в год. По итогам оценки трое аудиторов должны вынести решение, а по итогам этого решения директора Бюро может уволить либо президент, либо Верховная Рада. Причём для того, чтобы инициировать процесс, достаточно голосов лишь трети депутатов.

Интересно также, что в процессе оценки аудиторы имеют право (и даже обязаны) не только расспрашивать сотрудников НАБУ об их работе, но и тщательно проверять дела, которые Бюро сейчас ведёт.

В общем, влиятельные люди. Неудивительно, что из-за одного из них пошла такая заруба.

Кто кого рубит

В левом углу ринга в звёздно-полосатых трусах — традиционная политическая поддержка НАБУ в виде депутатов-антикоррупционеров и немногих примкнувших к ним депутатов от других политических сил. А также профильные ГО (Центр противодействия коррупции сотоварищи) и дружественные им внепарламентские партии. Плюс моральная поддержка условного Запада.

В правом углу ринга в бело-красных трусах — значительная часть БПП и «Народного фронта». Особенно люди, так или иначе связанные с Генпрокуратурой. У них с НАБУ давние счёты.

Как это водится у нас, обе стороны успели повести себя некрасиво.

Ход битвы

Изначально антикоррупционеры видели на этой должности американца Роберта Сторча, предложенного посольством США. Сторч — заместитель Генерального инспектора США (кабинет в составе американского Минюста). Именно его кандидатуру подал Антикоррупционный комитет Рады в декабре прошлого года. Тот же комитет рекомендовал Кабмину подать от себя Джованни Кесслера — кандидата от ЕС, генерального директора Европейского агентства по борьбе с мошенничеством. Последнего вы даже можете помнить — он принимал участие в выборах главы НАБУ.

Но что-то пошло не так.

23 февраля, во время голосования за аудитора, всё внезапно переигралось. Глава фракции БПП Игорь Грынив внёс предложение голосовать за другого кандидата — британца Найджела Брауна. И ба! — оный Браун оказался в зале. Впрочем, как оказался — не смог уточнить.

В английском языке есть хорошее слово fishy. У нас о таком говорят «плохо это всё пахнет».

Тогда Рада не смогла проголосовать ни за Сторча, ни за Брауна. Оба голосования провалились. Проект вернули на доработку в комитет.

Разумеется, антикоррупционеры сразу заявили: Браун — креатура президента и, вообще, карманный персонаж, а всё это — заговор.

На самом деле они перестарались. Безусловно, БПП продвигает Брауна. Спорить глупо — это видно невооружённым глазом. С другой стороны, на него лично у антикоррупционеров есть только это и тот факт, что он в одном интервью загодя охарактеризовал работу НАБУ как «посредственную». Для всех тех характеристик, которыми его успели наградить, недостаточно. Не называют же Сторча «карманным кандидатом Лещенко-Соболева» только потому, что они активно поддерживают его кандидатуру?

Скандал переместился. 14 марта Рада 240-ка голосами добавила в собственный антикоррупционный комитет троих депутатов от БПП. Таким образом, расклад голосов и политических позиций там изменился. Депутаты потребовали от главы комитета Егора Соболева назначить новое рассмотрение кандидатур на четверг, 16 марта. Тот назначил его на пятницу. Однако комитет всё же собрался в четверг — без главы, но с кворумом. И принял решение вновь вынести на рассмотрение в парламент кандидатуры и Брауна, и Сторча. Противники Брауна утверждают, что это собрание противоречило установленной законом процедуре работы комитета (есть такое) и было лишь попыткой придать голосованию за Сторча видимость легитимности (посмотрим).

Параллельно в поддержку действующего НАБУ выступили представители ЕС и США. Довольно откровенно.

Голосовать должны завтра, во вторник, 21 марта.

Что может аудит

Народный депутат Лещенко утверждает, что всё, что происходит в Раде, происходит в рамках весёлой игры. Мол, Рада выбирает ангажированного Брауна, а Кабмин или президент по своей квоте назначают одного ангажированного, а второго — честного. Для видимости. Правда, депутат не уверен, кто возьмёт на себя честного, а кто — не очень; мол, не так и важно. После чего двое ангажированных валят НАБУ — и всё, печаль.

Хотите анекдот?

В законе не прописан механизм работы аудиторов. Вообще. То есть не ясно, как они должны формулировать конечный результат — большинством голосом или общей поддержкой. А их трое. Так что любое решение аудиторов, кроме единогласного, по умолчанию спорное.

Связано это с тем, что правку относительно аудиторов внесли в закон о НАБУ в последний момент перед голосованием. Если помните, тогда в Раде шло нешуточное рубилово. Эта «закладка» — компромиссный вариант сторонников и противников создания организации, оставляющий лазейку для отставки директора Бюро. Похоже, её просто не успели вменяемо расписать.

Тем не менее, вывод аудиторов способен отправить директора НАБУ на рынок труда. Теоретически.

Практически — а надо ли? Иногда достаточно продемонстрировать силу. Зная, что кресло под ним на колёсиках, а не вмуровано в бетон, любой директор НАБУ будет осторожнее. Даже действующий.

И что же нам будет, если он почувствует эту нестойкость?

На кой

Для начала нужно выяснить, зачем нам вообще НАБУ.

Теоретически НАБУ вместе со Специализированной антикоррупционной прокуратурой, Национальным агентством противодействия коррупции и Антикоррупционным судом должно было стать связкой, независимой от системы власти и, соответственно, способной очистить последнюю от разномастного шлака.

У этой связки, и в первую очередь у Бюро, должны быть ключевые качества, без которых его деятельность не имеет смысла. Их, по сути, всего два — независимость и профессионализм. Любая зависимость от внешних сил лишает его главного — способности очистить украинскую политику от жулья. Профессионализм же нужен, во-первых, чтобы НАБУ само в процессе не сошло с ума, а во-вторых, для того, чтобы его дела не ломались на процедурных вопросах в нашей-то стране победившего крючкотворчества.

Как с этим всем у НАБУ на самом деле?

Попробуем разобраться.

Независимо ли НАБУ? От власти — по-видимому, да. НАБУ ведёт активную борьбу с лицами, аффилированными с Банковой и Грушевского. Больше, наверное, даже с Банковой — значительный фронт противодействия идёт по линии НАБУ–ГПУ, где пересекаются не только интересы, но и полномочия. Сказать «НАБУ работает на Порошенко» (вариант — Гройсмана) сейчас смогут разве что самые отважные зрадофилы.

От других структур? Тот же нардеп Каплин обвинял НАБУ в зависимости от американского посольства. Не то чтобы мы всегда воспринимали подобные заявления всерьёз, но определённая связь между НАБУ и нашими западными партнёрами всё же просматривается. Можно ли сказать, что НАБУ у нас — «смотрящие от Запада» (и если да, то так ли уж это плохо)? Пока преждевременно, но будем держать в уме.

От дружественных антикоррупционных ГО и парламентских антикоррупционеров? Пока бездоказательно. Одни злые языки видят излишне тесную дружбу между НАБУ и борцами с коррупцией из третьего сектора, которым Бюро отчасти обязано созданием. Другие, напротив, утверждают, что на этих лиц НАБУ собрало досье в первую очередь. Чтобы никто никому должен не был, если что. Ни то, ни другое утверждение пока не подтверждено живыми свидетельствами. Попытка разбора НАБУ ситуации с квартирой Лещенко (напомню, Бюро зафиксировало админнарушения и передало дело Нацполиции и НАПК) подкинула аргументов обеим сторонам спора.

От третьих политических сил? «Чтобы да, так нет». Основания для подозрения в предвзятости НАБУ дало тогда, когда его спецназ избирательно пропустил в больницу к Насирову лишь одного народного депутата — Андрея Журжия из «Самопомощи», активного критика главы ГФС. Хватит ли этого для построения серьёзных обвинений? Решайте сами. Мне, если честно — ещё нет. Но сигнал неприятный, таких преференций надо избегать.

Профессионализм? Вот тут начинаются проблемы. С подготовкой и аккуратностью в процессуальных действиях у НАБУ швах. Дело Насирова это лишний раз подтвердило — мы уже разбирали конкретные нарушения в нём. И это, увы, не первый и не единственный случай. Когда в столь громком деле следователи сами дают адвокатам возможность вытащить клиента — извините, это хуже преступления, это ошибка.

Что делать и куда бежать?

Итог: серьёзной предвзятости за НАБУ пока не замечено, а вот к качеству работы есть объективные претензии.

Но поможет ли нынешняя разборка исправить ошибки?

Допустим, аудит. Допустим, действующее руководство заменят. Осмелюсь предположить, что проблем с профессионализмом это не решит: вряд ли новое руководство отыщет где-то целый штат качественно лучших сотрудников. Они решаются, скорее, набиванием руки и обучением сотрудников. А вот проблемы с предвзятостью может создать. Нет, не потому, что выберут нового, ангажированного руководителя — это возможно, но излишне. Просто после такой процедуры НАБУ будет чётче понимать рамки, за которые боязно заходить. Даже если Сытника оставят. Даже если на самом деле, организовывая этот аудит, никто не имел в виду ничего плохого и просто хотел обеспечить качественную проверку. Всё равно Бюро будет продемонстрировано: на вас есть управа!

На данном этапе нашего общественного развития это не полезно. Даже если абстрагироваться от очередной ругани с нашими зарубежными партнёрами – включая МВФ, который всё больше видит нас в гробу. Можно не любить «антикоррупционную тусовку», можно критиковать НАБУ за неэффективност, но от попытки «загнать их в стойло» сейчас будет больше вреда, чем пользы.

А что поделать? Живём во время сложных компромиссов.

Виктор Трегубов




Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.