Перейти к основному содержанию

Барселона в огне: зачем Путину новый шторм в Каталонии

Самый опытный дестабилизатор

Россия имеет опыт вмешательства в каталонский кризис 2017 года, что подтвердили и журналистские расследования, и европейские разведслужбы

В Каталонии вновь неспокойно — как и в 2017 году, на улицы выходят тысячи, перекрываются автомагистрали, блокируют и пытаются захватить международный аэропорт «Эль-Прат» в Барселоне, из-за чего туристы вынуждены добираться туда пешком. Кстати, эта прогулка уже стоила жизни 65-летнему французу, у которого случился сердечный приступ на парковке у терминала №2. Акции протеста длятся уже четвёртый день, а спровоцировали их вердикты Верховного суда Испании от 14 октября в отношении 12 лидеров каталонских сепаратистов, из которых девятеро получили серьёзные сроки — например, бывший вице-президент Женералитета Ориоль Хункерас сядет на 13 лет, а экс-глава парламента автономии Мария Карме Форкадель — на 11,5.

В дополнение к приговорам Верховный суд в тот же день выдал международный ордер на арест фронтмена каталонского сепаратизма Карлеса Пучдемона, бежавшего в Бельгию в 2017 году. Сам Пучдемон на это решение решил ответить эскалацией — призвал к проведению нового референдума о независимости Каталонии.

В ночь на 17 октября протесты стали ещё более ожесточёнными. Вечером в среду в Барселоне прошёл очередной многолюдный митинг (по некоторым данным, в нём участвовали около 220 тысяч человек). Всё было мирно, но после девяти вечера группа молодых людей направилась к охраняемому зданию МВД и напала на правоохранителей. Натиск был серьёзным. Настолько, что молодым людям в капюшонах удалось даже заставить полицию сдать свои позиции и отойти. Столкновения дополнялись повсеместными поджогами. Демонстранты жгли мусорные контейнеры, применяли «коктейли Молотова» и даже пытались пиротехникой сбить полицейский вертолёт. В общей сложности, как сообщают местные власти, в городе за ночь произошло порядка 45 пожаров. А по состоянию на утро четверга, сообщает El Pais, задержаны 33 человека и около ста обратились за медицинской помощью.

Противостояние определённо не стихнет, несмотря на то что Мадрид направляет в Барселону четыре группы спецподразделений полиции числом в 200 человек. Вряд ли этого будет достаточно, чтобы подавить протестную активность. Напротив, есть риск, что насилие в отношении демонстрантов в ещё большей степени мобилизует тех, кто старался не выходить за рамки мирных акций протеста.

«Подарок» под выборы

С одной стороны, вполне понятно желание испанских властей добиться справедливости в отношении лиц, подрывающих основы государственности. И желание, возможно, было обусловлено стремлением минимизировать риски накануне парламентских выборов. С другой стороны, именно из-за выборов решение Верховного суда было несвоевременным.

Мадриду следовало действовать осторожнее и мягче, поскольку Испания не выходит из перманентного политического кризиса по меньшей мере последние четыре года. Причиной его стал кризис экономический. Консерваторы из Народной партии Мариано Рахоя обещали с ним справиться после победы на выборах 2011 года, но не смогли. В 2015 году состоялись очередные выборы в Генеральные кортесы, в результате которых Испания 10 месяцев сидела без правительства по причине разношерстности парламента — чёткого большинства не было ни у кого. В итоге новые выборы — и новое премьерство Рахоя. Но его правительство меньшинства продержалось два года. Кабинет Рахоя отправил в отставку коррупционный скандал, а самому премьеру стоил политической карьеры. Его место занял лидер Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) Педро Санчес.

Дела пошли на лад? Нет. Парламент «зарубил» проект бюджета, предложенный социалистами, и были назначены новые досрочные выборы, состоявшиеся 28 апреля 2019 года. На них социалисты одержали победу (28,7%), в то время как «Народная партия» уже под предводительством Пабло Касадо «просела» почти на 16% по сравнению с выборами 2016 года — до 16,7%. Но и эти выборы не положили конец политическому кризису, который продолжился из-за грызни за посты в правительстве между ИСРП и левопопулистскими союзниками Unidas Podemos Пабло Иглесиаса. Как результат — новые досрочные выборы, намеченные на 28 ноября текущего года.

Раскачать Каталонию

И в это непростое время, когда в «Центре» ведущие политические силы пытаются выкарабкаться на парламентский и правительственный Олимп, Каталонию опять начинает трясти. На первый взгляд, ввиду угрозы потери региона ключевые игроки должны были бы сплотиться, но события последних лет показали, что это невозможно.

Этим, собственно, и могут заинтересоваться внешние силы, заинтересованные в дестабилизации Европейского Союза. Прежде всего Россия. Тем более что соответствующий опыт вмешательства в дела Испании у неё имеется.

Здесь переключимся на другой регион и другое событие. В феврале 2019 года расследовательская группа Bellingcat установила личность третьего сотрудника ГРУ, который связан с отравлением Скрипалей в Солсбери и появлялся в Британии перед референдумом по выходу из ЕС, — это Сергей Вячеславович Федотов. Под таким именем он путешествовал по Европе. По данным Bellingcat, реальное его имя — Денис Вячеславович Сергеев. Группе на тот момент было известно, что он высокопоставленный офицер ГРУ и выпускник Военно-дипломатической академии. Однако 28 июня 2019 года BBC сообщило, что Сергеев носит звание генерал-майора, является руководителем оперативной группы. Кроме Великобритании Федотов также дважды побывал в Болгарии в 2015 г., когда «Новичок» отправил в больницу болгарского бизнесмена, владельца оружейного завода EMKO Емельяна Гебрева и его сына Христо.

Этот самый Федотов/Сергеев заезжал в Барселону и тоже дважды — в ноябре 2016 года и осенью 2017 года, когда проводился референдум по вопросу отделения Каталонии от Испании. Вероятно, как руководитель оперативной группы он контролировал «процесс» на месте. Тем более что российская военная разведка, ГРУ, привлекла к подрывным действиям в Каталонии и интернет-троллей.

На причастность россиян к раскачке ситуации неоднократно обращали внимание испанские СМИ. В частности, в начале октября газета El Mundo сообщила, что идею с референдумом в соцсетях продвигала группа российских троллей под руководством главы финансируемого Кремлем «Антиглобалистского движения России» Александра Ионова. По данным газеты, на финансирование движения выделялись десятки тысяч долларов.

В том же 2017 году — 28 ноября — испанский журналист Итсу Диас на страницах американского The Daily Beast предоставил более полную картину иностранного вмешательства. Диас писал, что из 5 млн сообщений о Каталонии в соцсетях лишь 3% не были написаны российскими или венесуэльскими пользователями. Если конкретно, то на троллей режима Николаса Мадуро приходилось 32% изученных сообщений, 30% — анонимные аккаунты, разгоняющие контент кремлёвских пропагандистов из RT и Sputnik; 25% — боты, 10% — официальные аккаунты RT и Sputnik.

Тогда же обвинения в адрес России из прессы перекочевали в официальные заявления. Тогдашний спикер правительства Иньиго Мендес де Вигота и министр обороны Мария Долорес де Коспедаль подтвердили: да, российские и венесуэльские хакеры вмешиваются в ситуацию с Каталонией. 14 мая 2018 года в поддержке сепаратистов Россию обвинил глава Федеральной службы защиты конституции (BfV) Ханс-Георг Маасен, сославшись на развединформацию. Через неделю впервые официально это признала разведслужба Испании, ответственная за киберзащиту, — Национальный криптологический центр (CCN).

Украине на заметку

Логичным будет ожидать, что Кремль воспользуется текущим кризисом в Испании и Каталонии, если ещё не воспользовался или даже не оперативно срежиссировал его к моменту вынесения приговоров сепаратистам Верховным судом Испании. К тому же, как отмечает аналитическая группа Da Vinci AG, российская военная разведка, вероятно, была причастна к организации блокировки аэропорта «Эль-Прат» и магистралей после публикации вердикта суда. К тому же есть информация, что призывы к этим акциям распространялись именно через соцсети — впрочем, роль и степень участия троллей в этом процессе ещё предстоит определить.

Однако здесь бросается в глаза выбор объектов для массовых акций. Если подумать, зачем рядовым возмущённым вердиктами демонстрантам захват аэропортов или железнодорожных станций? Такие действия больше подходят участникам путча, стремящимся парализовать регион и взять под контроль инфраструктуру. Следующий шаг — организация референдума или «референдума», как это было в Крыму.

Каталония же входила и входит в сферу интересов Кремля — там благодатная почва для раскачки европейской лодки и внедрения в сознание европейцев мысли о правомочности и, может даже, обыденности сепаратистских референдумов. Отсюда уйма внимания к регионам ЕС с активными очагами сепаратизма — к Каталонии, Стране Басков, Шотландии, Фландрии, Корсике и т. д.

Украине в свою очередь следует пристально наблюдать за происходящим сейчас в Каталонии. И не только с целью отслеживать технологии легитимации аннексии Крыма, но и в отношении Донбасса. Потому как Каталония — пример того, что ждёт Украину, если нынешняя власть таки согласится на навязываемую Кремлем модель реинтеграции Донбасса. Реинтеграции на словах, конечно, потому что даже президент Владимир Зеленский во время беседы с ветеранами 9 октября признал, что на выборах в ОРДЛО всё равно «победят местные «авторитеты». И если вдруг кого-то из этих «авторитетов», будущих вчерашних террористов с корочкой украинского депутата, вдруг захотят привлечь к ответственности за те или иные правонарушения, моментально разгорится пламя народного гнева. Естественно, не само по себе. Будут и интернет-тролли. И среди протестующих окажется множество горячих молодых людей, набивших руку на разжигании протестов за рубежом, готовых ринуться в атаку на правоохранителей, как в Барселоне.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...