Перейти к основному содержанию

Байден и Европа-2021. Упустить «своего» президента США

Дождались и почти всё запороли
Источник

Примечание редакции. То, как Джо Байден близок во взглядах с условным Макроном или Меркель, больше не имеет никакого значения. Все эти сравнительные таблицы были актуальны лишь до выборов. Но теперь нам придется смотреть на то, как Европа способна профукать наиболее удобного ей американского президента — и ради чего? Всего лишь краткосрочных и весьма сомнительных отношений с Пекином и Москвой. В общем, мы остаёмся сторонниками американской вольницы. А потому выпускаем очередной набор переводов по теме.

The Spectator, Matthew Lynn

Казалось, это будут особые отношения: Джо Байден собирался перезагружать отношения с Евросоюзом. По своей сути либеральный, зацикленный на общих правилах и изменениях климата, он был бы естественным союзником для европейцев. По крайней мере, гораздо надёжнее Великобритании, подпорченной последствиями Brexit.

Команда Байдена, без сомнения, рассчитывала на тесное сотрудничество с официальными лицами в Брюсселе, Париже и Берлине. И чтобы исправить ошибки последних четырёх лет, и чтобы направить мир более рациональным курсом.

Подождите, что случилось? Кажется, всё катится под откос. Появляются очевидные сообщения: Белый дом всё больше разочаровывается в Евросоюзе. И по правде говоря, этот разрыв будет лишь расти в ближайшие месяцы.

Не так уж сложно понять, почему новый президент США раздражается. Как раз в тот момент, когда его администрация работала над решительным ответом Китаю, Евросоюз быстро подписал с Пекином инвестиционное соглашение. Ни слова о требованиях и правах человека — разве что упор на рост продаж немецких машин и станков. Точно так же Брюссель сближается с Россией, пока её президент Путин становится авторитарным до невозможности.

 
 

Евросоюз делает упор на протекционизм и собственных лидеров. Он начал крестовый поход против американских технологических гигантов и бил их то штрафами, то угрозами, то ограничением прибыли. Хочет продвигать аэрокосмическую промышленность у себя, даже если это добьёт Boeing. А поскольку Tesla находится на пике, Европа делает всё возможное, чтобы европейские автогиганты вернули себе рынок электромобилей.

Трудно представить, как администрация Байдена может сделать что-либо. Разве что дать отпор, что было бы логично.

Foreign Policy, Constanze Stelzenmüller

После четырёх лет враждебности Трампа по отношению к Европе наконец-то сменился американский курс. Инаугурация Джо Байдена имела все отсылки к трансатлантической гармонии. Облегчение по ту сторону океана ощутимо — и больше всего в Германии, которая постоянно становилась мишенью для гнева республиканца.

Согласно недавнему опросу YouGov и Фонда Фридриха Эберта, 73% немцев одобрили кандидатуру Байдена. И это по сравнению с 62%во Франции и 50% в самих Штатах. Немудрено, что избрание демократа сразу же вызвало бурную поддержку и канцлера Ангелы Меркель, и президента Франка-Вальтера Штайнмайера.

Немецкие политики наперебой предлагали свои варианты нового трансатлантического курса. Группы экспертов составили отчёты с подробными рекомендациями о том, как возродить американо-европейские отношения. Ведь вместе с Байденом работает команда профессионалов — подкованных в своём деле, опытных и преданных европеистов.

Но на горизонте появляются признаки разногласий, которые не может затмить даже проевропейская администрация в Вашингтоне. И этот повод для беспокойства, к сожалению, выглядывает со стороны Германии.

Во-первых, немцы стали локомотивом для крайне сомнительной сделки между Евросоюзом и Китаем. Последняя точно гарантирует разногласия между США и Европой.

Во-вторых, избрание Армина Лашета главой Христианско-демократической партии, что делает его вероятным кандидатом на пост канцлера — выборы пройдут уже в сентябре. Пока что фаворит подвергается тщательной проверке за почтение к президенту России Путину и сирийскому диктатору Башару Асаду.

Времена, когда Путин имел хоть какое-то доверие в Берлине, давно прошли. За закрытыми дверями немецкие политики и лидеры бизнеса устало признают, что политические издержки «Северного потока-2» намного перевешивают любые экономические выгоды. Но Германия всё же федеративное государство, в котором кому-то точно придётся искать инвестиции.

Politico, Matthew Karnitschnig

С тех пор как Джо Байден стал президентом США, риторика европейских лидеров была наполнена ожиданием. Казалось, вот-вот грянет новый трансатлантический рассвет. Байден нажал на все нужные кнопки, погладив ушибленное эго целого континента. Сам за себя говорил список его людей на ключевые посты — особенно на фоне франкоговорящих кандидатов.

— Соединённые Штаты вернулись, и Европа готова! — заявила президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

Ну хорошо. А к чему хоть готовы? Получив шанс проявить лояльность к новой американской администрации Байдена, Европа показала ей палец.

В последние годы среди стратегов возник консенсус в отношении того, что Запад сталкивается с двумя серьёзными угрозами своей безопасности. Это Китай и Россия. Пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки заявила, что Пекин бросает серьёзный вызов безопасности США — и потому ситуация нуждается в новом подходе со стороны американцев. Это понимают и демократы, и республиканцы.

Просто за океаном живут европейцы, и у них другое мнение. В конце декабря Евросоюз — конечно же, по настоянию Германии — согласился на инвестиционный договор с Китаем. Полностью проигнорировал возмущение из-за океана и просьбы людей Байдена подождать хоть немного; по крайней мере, до прихода его администрации к полноценной власти.

В общем, экономический интерес перевесил страдания уйгуров и судьбу Гонконга. Вашингтон беспокоит то, что Европа несётся в ловушку с широко открытыми глазами. В последнее время Китай сосредоточился на скупке европейских компаний, особенно имеющих отношение к Германии. В то же время Пекин соблазняет страны Южной и Восточной Европы, обещая им инвестиции и торговые сделки.

— Это долгосрочная стратегия Пекина по превращению Европы в сеть контролируемых государств, — говорит Питер Раф, бывший помощник Джорджа Буша. — Он видит Европу как Швейцарию на стероидах: экономически значимую, но политически неопределившуюся.

Кремль смотрит на Европу так же. Москва годами пыталась посеять раскол в трансатлантическом альянсе. Наиболее эффективным инструментом в последнее время стал «Северный поток-2» — подводный трубопровод протяжённостью 1200 км, идущий из России в Германию.

США и большинство стран Восточной Европы годами выступали против этого проекта. Хотя бы из опасений, что труба позволит Москве давить на Украину и другие страны. Но немцы упорно отказываются отступить от этой идеи, несмотря на постоянную критику со стороны Штатов и остальных союзников.

Напряжённость возросла, когда вступили в силу санкции США против компаний, принимавших участие в создании «Северного потока-2». Меры, которые Берлин упорно считает нарушением международного права, всё же помешали завершению строительства трубопровода. Осталось дотянуть лишь 75 километров.

Беспокойство по поводу влияния проекта на международную репутацию Германии растёт. Что в самой стране, что внутри правоцентристского альянса, пребывающего у власти. Потому в Вашингтоне теплилась надежда, что Меркель воспользуется громким поводом в виде ареста Алексея Навального, чтобы нанести свой удар по российскому проекту.

Вместо этого Германия вернулась к излюбленной стратегии. Она сделала то же самое, что и после отравлений в Солсбери (2018 год), убийства чеченского повстанца в центре Берлина (2019 год) и после отравления Навального (2020 год). То есть ничего не сделала.

Меркель — далеко не единственный европейский лидер, которому не хочется поддерживать жёсткий подход США к Пекину и Москве. Ту же позицию разделяют Париж и Рим. И это не говоря о Европейской комиссии.

Совсем непонятно, на чём строится решение Европы о реальном выходе из внешнеполитической повестки США. Может быть, оно связано с желанием воплотить мечту стратегической автономии. Или мы видим опасения того, что Трамп вернётся к власти на следующих выборах. Или ещё какая-то комбинация.

Ясно лишь одно. Когда во главе стола оказывается стратегическое соперничество между США и Китаем, большинство европейцев сразу же заявляет о желании отсидеться в сторонке. Ну что же поделать. Если они верят, что целый континент способен стать Швейцарией — это жуткая ошибка.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!