Перейти к основному содержанию

Будущее прокси-войны. Споткнуться о посредника

Туман войны ждёт каждого

К счастью, на пути настоящей войны между США и Китаем есть некие барьеры. Вероятно, именно они и не позволят прокси-конфликту перерасти в полномасштабное столкновение с применением привычных взору вооружений. Считаю необходимым перечислить эти спасительные помехи.

Например, большая часть гражданских войн, плавно протекающих за рубежом, вообще не угрожают базовым интересам великих держав. Кроме того, есть ещё одно преимущество современного подхода: косвенное вмешательство чаще всего удаётся отрицать.

Таким образом, сколько бы топ-государств в конфликте ни увязло — у них остаётся возможность полностью игнорировать вмешательство другой стороны. Хотя бы затем, чтобы контролировать риски. В особенности — вероятность перерастания мелкого кризиса в более широкую (и, конечно, нежелательную) войну.

Но всё же война посредников, проводимая на низком уровне, вполне способна неожиданно обостриться. Согласно исследованиям, любая иностранная поддержка повстанцев коррелирует с повышенными шансами на военизированные межгосударственные распри.

Покровители, поначалу не тратившие на войну много ресурсов, в конечном итоге часто идут на широкие жесты. Например, предоставляют гораздо больше помощи в иностранных конфликтах, чем планировали изначально. Обычно это происходит из-за чрезмерной уверенности в общих возможностях.

То, что начинается как второстепенная война с посредниками вместо организаторов, может переродиться в более опасную ситуацию. Хватит того, что один из покровителей на волне эйфории решит усилить своё участие и вмешаться напрямую. Само собой, уже с войсками.

Мощным двигателем эскалации конфликта здесь выступает простое нежелание проигрывать. Психологи обнаружили, что поражение причиняет вдвое больше боли, чем победа — удовольствия. Так что перед лицом потенциального проигрыша участники готовы на всё. В особенности играть с куда большей вовлечённостью, надеясь хотя бы выровнять шансы.

Вьетнамская война стала одним из лучших примеров в истории человечества. Она хорошо показала, как выглядит возможность обострения мелкого конфликта, начавшегося на уровне посредников. Хватило сущей мелочи: того, что ни одна из сторон не пожелала смириться со своим поражением.

Другой пример — вмешательство Кубы во внутренние разборки Анголы. В 60-х и 70-х годах прошлого века Гавана вдруг принялась оказывать помощь объединённому коммунистами Народному движению за освобождение Анголы (МПЛА). Стартовало это сотрудничество в форме учебной миссии, относительно небольшой. Но со временем «помощь» вышла из-под контроля и переросла в крупномасштабное военное вмешательство.

Итоги? Десятки тысяч кубинских военных (сухопутные войска) были развёрнуты, чтобы остановить интервенцию южноафриканцев в Анголу. Столько усилий и рисков – всё что угодно, лишь бы предотвратить вполне вероятное поражение МПЛА. Так что в контексте потенциальной войны между США и Китаем соперники могут повестись на ту же уловку.

Читайте также:

Поначалу не разгоняться. Тихо отрабатывать поддержку лояльного правительства — или группы повстанцев, кому что ближе в конкретном случае. Соблюдать осторожность, понемногу усиливая своих союзников. Но как только партнёр окажется под угрозой, и уж тем более перед лицом поражения — патрон может резко увеличить свою поддержку.

Когда дело дойдёт до повышения ставок, одними инструкторами уже не обойтись. Союзник может раскрыть свой потенциал на все сто процентов: вплоть до отправки наземных или воздушных сил. И это не ради победы, а во избежание потерь: моральных, стратегических или даже репутационных.

Ещё один барьер — отсутствие знаний. Этот фактор часто недооценивают, однако он также способен спровоцировать непредвиденную эскалацию конфликта. За последние десятилетия Штаты изо всех сил пытались манипулировать гражданскими войнами. Их интересовали многие страны, так что попытки предпринимались в Афганистане, Ираке, Ливии и других местах. Но не получалось, в первую очередь из-за недостатка знаний о местных культурах, этнической напряжённости и языках.

Китай здесь не выглядит фаворитом, ведь он куда более склонен к ошибкам по незнанию. Дипломатический корпус КНР недостаточно подготовлен для сложных гражданских конфликтов. А в самом Китае, как вы помните, напрочь отсутствует сеть неправительственных организаций. В таких «равных» условиях китайцы и американцы могут заблудиться в тумане войны и споткнуться о собственных посредников.

Например, в 2017 году американская авиация сбила сирийский самолёт, который как раз атаковал мятежников. Чем же ответила Россия? Она сразу приостановила протоколы разрешения конфликтов, призванные избежать эскалации конфликта. Так Кремль продемонстрировал, что его военное вмешательство может развиваться неожиданными и опасными способами.

Вмешательство в гражданские конфликты часто бывает сложным и скрытым. Это затрудняет точное понимание степени участия, решимости или влияния покровителя на подопечных бойцов. Но данная неопределённость может подтолкнуть конкурирующего покровителя к наихудшему сценарию событий.

Даже заставить его неправильно воспринимать вмешательство противника. И, вероятно, слишком остро реагировать на этот раздражитель.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.