Перейти к основному содержанию

Чужие смерти как повод для проверок

Дай миллиард, везде решётки виноваты

Вчера в Харькове случилось большое несчастье — сгорело двухэтажное строение, в котором располагался дом престарелых. Это заведение имело свой сайт, оплачивало рекламу в интернете, вело страницу в Facebook. Но не было оформлено официально. И по какой-то странной (на самом деле — нет) логике, на заседании Кабмина с подачи «эффективного министра» было принято решение о «поквартальных проверках» в Харькове и других городах с целью выявления таких неофициальных заведений.

Подчинённые Авакова бодро отчитались о том, сколько нарядов прибыло тушить незаконно работавший дом престарелых. Рассказали, что его владелец сейчас находится на операции. Но вы не переживайте — ведь под дверями больницы уже дежурит наряд полиции. Это очень помогает.

Никто не уйдёт от ответственности, ну вы поняли. Крайние уже найдены и понесут наказание... может быть, но это не точно.

Даже премьер-министр Денис Шмыгаль на заседании Кабмина признал: отели, хостелы, дома престарелых и другие места размещения людей у нас горят довольно часто. Здесь можно было разогнаться по болезненной теме коррупции — проверки ходят по расписанию, просто ничего не предпринимают, предпочитая пачку кэша в кармане. Но туда Денис не решился лезть, пока рядом целый Аваков сидит.

Потому глава правительства свернул на дорожку, крайне удобную для власти. Горят дома, «потому что часто работают незаконно». Что не только не критикует, а ещё и оправдывает дополнительные проверки, решение о проведении которых было принято вчера.

Только вот проблемы не только (и даже не столько) в незаконной работе. Это больше проблема нехватки налоговых поступлений, нежели соблюдения правил противопожарной безопасности. И за примерами ходить далеко не надо:

  1. Пожар в официально работавшей гостинице «Токио стар» — Одесса, август 2019 года, девять погибших. Президент Владимир Зеленский заявил, что «лично проследит», чтобы наказание было справедливым. Владелец заведения Вадим Черный умер от осложнений коронавируса в декабре 2020 года. Приговор так и не вынесли.
  2. Пожар в детском лагере «Виктория» — Одесса, сентябрь 2017 года, погибли три ребёнка. Вожатой дали условный срок, директор лагеря всё ещё ждёт свой приговор, чиновники, которые разрешили функционирование лагеря с нарушениями, так и не попали на скамью подсудимых.

Есть ещё один показательный пример. Может, помните пожар в доме Асвадурова? Не мелочь, десяток человек на тот свет ушли. И часть из них можно было бы спасти.

Просто в ГСЧС Одессы до трагедии не было батутов. Как в фильмах, чтобы люди могли прыгать из окон старого здания. А ещё не хватало лестниц. Увидеть такие штуки вы точно сможете в клипе Rammstein, но в украинских реалиях клип упорно не желает продолжаться.

Безусловно, вопрос легальности заведения очень влияет на количество батутов в пожарной части. Это прямо коррелирующие показатели. А кто не верит — спросите у Арсена Борисовича, он как-то выкрутится.

И за батуты, и за лестницы отвечают точно не бизнесмены, не ведущие свои дела по серой бухгалтерии. Не может нести ответственность за халатность чиновника владелец или сотрудник «домов престарелых», как и прочих подобных заведений. А вот ГСЧС, которое входит в сферу управления Министерства внутренних дел — может. И должно.

Напомните, кому мы там из государственного бюджета миллиарды дважды выделяли по ходу 2020 года. Где деньги, Лебовски?

И в харьковском пожаре можно найти много деталей, никак не подходящих под удобные тезисы Авакова. Решётки на окнах стоят не по прихоти владельцев здания, а из-за плохой криминогенной обстановки. Над улучшением которой, кстати, вроде как должна работать полиция, подчиняющаяся «потужному». Только надо бороться, а не возглавлять. Тогда будет результат, конечно.

Эффективность временного министра впечатляет. Зачем он ругался с Саакашвили, если на деле методы у братьев по разуму весьма похожи? Грузинский гость сносил бульдозером заборчик на пляже, после чего тот вырос обратно (спасибо, уже хоть не бетонный). При Арсене после очередного одесского пожара срезали решётки с первых этажей здания, а через полгода или год те появлялись вновь.

Потому что пожар с десятком жертв у нас происходит раз в 1,5-2 года, зато кражи в квартирах и офисах — каждый день.

Ясно, что для главы Минсоцполитики Марины Лазебной «главное» — это то, что «заведение функционировало не в правовом поле». Данные о его работе не были доступны Минсоцполитики. Поэтому вины министерства в трагедии нет.

Только свет, воду и газ в это здание тоже подвели не из «чёрных» сетей. Это делали вполне легально. И горят люди в частных домах, офисах, высотках – но при тех же температурах и других условиях, что и в «местах массового размещения» людей. И разницы по уровню трагедии от того, сгорят десять постояльцев или три поколения одной семьи, особой нет.

Но владельцы строений продолжают давать на лапу, чтобы их реже проверяли. А ещё чтобы можно было не устранять проблемы. И будут давать взятки дальше. Беда в том, что сотрудники контролирующих органов продолжат брать эти деньги. И, как говорят опытные люди, довольно часто люди в погонах провоцируют этот процесс: «до**ываясь до мышей», если клиент сразу не идёт на контакт.

Так что проблема не в сером бизнесе, а в необязательности исполнения правил. Равно, как и заскорузлых, устаревших и громоздких правилах безопасности. Сохранять которые выгодно лишь для того, чтобы всегда было за что эффективно штрафануть.

Сколько аваковского копа не корми, он на взятку смотрит. Потом будут виноваты решётки.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!