Перейти к основному содержанию

Гражданские права. Три простых урока. Часть 2

Краткая история прав и свобод. Часть 2. О том, как правильно их требовать.

Владимир Завгородний

Как вы помните, в первой части цикла статей я рассказал вам историю человеков прямоходящих Ууха и Ыыыха, с конфликта между которыми и началась история борьбы за права и свободы.

Из этой короткой палеоантропологической зарисовки я просил вас сделать следующие три вывода:

  1. Сначала никаких прав и свобод не было.
  2. Потом они были добыты в борьбе.
  3. Права и свободы всегда являются результатом некоего шаткого компромисса.

Так было между человеками умелыми, так есть сейчас и так, видимо, будет всегда. Три простых правила, которые следует запомнить, чтобы легко отличать гражданские права и свободы от всякой ерунды типа бесплатной газеты от партии «Самопомощь» в почтовом ящике.

Безусловно, три таких простых и понятных принципа — это недостаточно для серьёзного публицистического исследования. Поэтому, конечно же, поверьте, всё не так однозначно, и есть ещё разные факторы, следствия и глубинные причины, о которых мы обязательно поговорим. Но потом. И я ещё обещал показать на примерах, как эти три уже известные нам императива выполняются (с минимальными различиями) в самых разнообразных ситуациях отстаивания и добывания прав и свобод. И это тоже будет, и тоже потом.

Давайте сегодня поговорим о шатких компромиссах.

Права и свободы как результат компромисса

Когда человек умелый Ыыых треснул камнем по башке человека прямоходящего Ууха, он следом потребовал себе некий набор прав, который представлялся ему справедливым, а именно: не быть пинаемым в бок и лапать прямоходящую самку за ляжки не менее шести раз в месяц.

Человек прямоходящий Уух считал же, что это баловство и либерастия, и мир неплох такой, как он есть, без того, чтобы всякие недостаточно физически развитые особи качали права, с каменюкой или без. Иными словами, у Ууха было своё, особое видение набора прав, которые положены Ыыыху, а именно — никаких.

В результате переговоров стороны достигли взаимопонимания и нашли компромисс: теперь человек умелый Ыыых будет пинаем не каждое утро, а только иногда. Это не совсем то, чего он хотел. Это также не совсем то, чего хотел Уух. Но это то, что оба получили в результате. И поскольку обе стороны остались примерно одинаково недовольны, мы называем это — компромисс.

Или вот ещё замечательный пример. Как все мы знаем, в 2254 году произойдёт Первая марсианская революция, органично перерастающая в вооружённый конфликт между Третьим Марсианским Доминионом с одной стороны и земным Обществом Всеобщего Благоденствия с другой. Конфликт этот будет длиться восемь лет и унесёт жизни трёх человек, не говоря о миллионах павших в боях дронов, но, в конце концов, стороны снова-таки достигнут некоего компромисса. Изначально Марсианский Доминион потребует исключительной юрисдикции над Главным поясом астероидов; в то же время Общество Всеобщего Благоденствия предложит, чтобы Марсианский Доминион засунул себе свои хотелки в... туда, куда марсиане в таких случаях должны их засовывать.

17671048_201543980346017_241224466_n

В ходе затяжных переговоров с участием миллионов боевых дронов будет достигнут компромисс: Марсианский Доминион получит исключительные права на разработку группы троянских астероидов в точке Лагранжа L4. В общем, обо всём, что я тут рассказываю, можно будет прочесть на странице 987 четвёртого тома учебника по истории для 17-го класса, одобренного Министерством образования Украины.

Суть обоих примеров в том, что всегда нужно просить больше, чем тебе на самом деле нужно.

Как только мы поймём это несложное дополнение к императиву №3, многое станет ясно.

Так, например, весной представители ЛГБТ выйдут на прайд и будут требовать разного: чтобы легализовали браки между геями; чтобы не увольняли с работы за то, что ты гей; чтобы котов и кошек начали называть гендер-нейтрально, пока животное само не определится с тем, мальчик оно или девочка; и ещё пару человек будут требовать, чтобы все немедленно перестали есть мясо.

Напуганные таким списком требований, наши доблестные «правые националисты» (средний возраст — 16 лет), неустанно сражающиеся за Украину в тылу, закидают их камнями и петардами (или, по меньшей мере, попытаются).

В то время как все нормальные люди понимают, что с плакатом «Зовите кошек гендер-нейтрально!» стоит просто долбанашка, и внимания на это можно вообще не обращать. И что у представителей ЛГБТ, вышедших на митинг, помимо заявленных требований, есть ещё программа-минимум, укладывающаяся в четыре слова: «Пожалуйста, перестаньте нас **здить».

«Почему же они прямо так и не скажут?» — спросит внимательный читатель.

Потому что смотри императив №3. Всегда компромисс. А компромисс — это когда никто не получает того, чего он хотел или требовал.

Человек умелый Ыыых требовал, чтобы его перестали пинать ногами, но в итоге договорились, что пинать его будут только иногда. Точно так же, если выйти на митинг с требованием «Перестаньте нас бить бейсбольными битами!», то дискурс очень быстро перейдёт в обсуждение списка предметов, которыми бить можно, а также — как часто это нужно делать и сколько ньютонов усилия следует прилагать. А сам вопрос о том, можно ли бить людей, будет вообще снят с повестки дня, тому що не на часі.

В то же время, если выйти с требованиями легализации браков, недискриминации сотрудников и гендер-нейтрального обращения с котами, то в ходе переговоров вы, скорее всего, придёте к соглашению, что увольнять с работы геев, конечно, можно, но надо хотя бы из вежливости делать вид, что это по какой-то другой причине. И, может быть, где-то в какой-то момент все, так и быть, согласятся, что никто никого не бьёт бейсбольными битами и никто никому не откусывает голову.

Поэтому с любыми борцами за любые права всегда нужно использовать понижающий коэффициент и делить их требования на... что-то, что представляется уместным в данной ситуации, с учётом адекватности борцов. Так можно попытаться понять, что на самом деле происходит.

Торговаться — то есть я, конечно же, хотел сказать «искать компромисс в ходе инклюзивного диалога, отбросив язык ненависти» — нужно при этом всё равно с заявленных позиций. Потому что так это работает, так устроен мир.

Запомним это дополнение и в следующей части поговорим о том, как произведения Льюиса Кэррола проливают свет на фундаментальные процессы в отстаивании прав и свобод.

 

Ответ на домашнее задание первой части

Несмотря на то, что вы сами не приложили никаких усилий к тому, чтобы не быть битыми кнутом у овина по указанию барина, вы обладаете этим правом, конечно же, потому что кто-то выборол его за вас и до вас. Потому что императив №2 гласит: «Права и свободы добываются в борьбе».

Новое домашнее задание

Узнать, что такое точка Лагранжа L4 и чем троянские астероиды отличаются от астероидов семейства Хильды и «греков». Просто для того, чтобы расширить кругозор.

Продолжение следует.

С первой частью материала можно ознакомиться тут.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...