Перейти к основному содержанию

Днепр как пример. Энергетика

Спецпроект. Рассматриваем вопрос энергетической безопасности на примере Днепра

Юрий Богданов

Что такое энергетическая безопасность?

Энергетическая безопасность – фундамент для развития государства, общества и экономики любой страны. Украинцы это знают лучше других – мы столкнулись с этой проблемой острее, чем кто бы то ни было. Обеспечение энергетической безопасности откладывалось почти 25 лет. И серьёзно за неё мы взялись лишь тогда, когда подверглись открытой внешней агрессии нашего основного поставщика углеводородов. Ну ладно – лучше поздно, чем никогда.

Из каких элементов состоит энергетическая безопасность?

  1. Независимость от внешних источников энергии (от импорта энергоресурсов). Тут можно понимать и зависимость от конкретного поставщика, и зависимость от всех скопом. Чем меньше внешних ресурсов используется, тем лучше. Поэтому мы говорим о диверсификации поставок там, где внешнего влияния нельзя избежать вовсе, и о переводе на внутренние ресурсы там, где это возможно и экономически оправдано.
  2. Независимость от отдельных видов сырья (углезависимость, нефтезависимость, уранозависимость и т.д.) – тут речь о сырьевой диверсификации.
  3. Технологическая и техническая независимость – способность производить необходимое оборудование и разрабатывать необходимые технологии для переработки сырья в энергию, а также наличие необходимой кадровой базы и системы её подготовки.
  4. Независимость локальных территорий и от локальных территорий. Включает в себя два аспекта:
    • способность каждой отдельной части страны отчасти обеспечить свою локальную энергетическую безопасность;
    • способность диверсифицировать локальную зависимость (от угля Донбасса; от нефти и газа Полтавской, Харьковской, Сумской областей и т.д.).
  1. Независимость от отдельных поставщиков и производителей энергетического сырья и энергии. Опять-таки, традиционная зависимость от воли Ахметова или Коломойского, государственной или частной монополии, компаний, связанных с российским капиталом, опасна и нуждается в снижении.

92386

Энергетическую зависимость и уязвимость Украины десятилетиями поддерживали три группы субъектов:

  1. Россия. Тут всё вполне очевидно. Газ, нефть, уран, контроль над внутренними системами. Стратегия ползущего поглощения работала почти исправно и без сбоя. До 30 ноября 2013 года.
  2. Бюрократия и местные феодальные элиты. Здесь и страсть бюрократии к контролю, и желание сформировать подконтрольные потоки. Особенно это проявлялось на местах, где спайка олигархов и кланов с местной администрацией особенно ощутима.
  3. Крупнейшие игроки (персоналии и организации). Здесь речь идёт о Тимошенко, Ахметове, Фирташе, Коломойском, Григоришине, братьях Суркисах и других. Каждый из этих героев хотел и контролировал значительный кусок энергетического рынка Украины. Методы контроля? Законы. Откаты. Взятие под контроль госпредприятий. Непрозрачная приватизация. Подкуп или давление на местные власти.

Спайка бюрократии, олигархии и крепкого российского интереса привела к тому, что государство утратило контроль над ключевыми аспектами энергетической безопасности. При этом возможности развиваться альтернативным игрокам предоставлено не было. Даже крупнейшие «альтернативные» проекты находились в заботливых руках братьев Клюевых и господина Ахметова, а вход любых независимых игроков был сильно ограничен.

Игры Тимошенко и Фирташа, Коломойского и Еремеева, Шуфрича и Онищенко привели Украину к практически 100% нефтегазовой зависимости (при наличии значительных запасов в стране). Игры Ахметова, луганских и донецких ФПГ, государства сделали угольную отрасль дырой для бюджета. А история с углём после 2014 года – это вообще набор фатальных ошибок и преступного попустительства.

Практически все, кто мог, приложил усилия к тому, чтобы Украина стала энергозависимой страной. И это удалось, как и многие другие провалы госстроительства, практически эталонно. Преодолевать же зависимость намного сложнее, чем к ней привести.

Тут, конечно, нельзя винить кого-то одного или кого-то конкретного. Тут коллективная вина, где «больших» виновных – десятки, средних – сотни, а мелких – десятки миллионов. Опять-таки, каждый поучаствовал. Например, не осознано, но вполне реалистично – в доведении полукоррупционной «прокладки» НАК «Нафтогаз» до состояния громадного должника. Тут же следует упомянуть физическое истощение энергосистемы – от газотранспортного звена до стратегических ЛЭП. Что, опять же, важно: олигархам и бюрократии такая ситуация долгое время была выгодна. В силу возможности зарабатывать на всём – от субсидий и дотаций до распилов и откатов. Была выгодна она и России. Просто потому, что ослабляла Украину как государство и как экономическую систему.

30041302

В начале 2014 года выяснилось, что так дальше жить нельзя. Пришлось – с горем пополам – решать накопившиеся проблемы.

Успешно действовал «Нафтогаз». Хорошо проходит программа с «тёплыми кредитами», хотя проблема модернизации жилищного фонда стоит остро. Но до сих пор энергетическая политика продолжает реализовываться фрагментарно.

Меры по обеспечению энергетической безопасности и энергетической независимости. Примеры решений в Днепропетровской области

Если говорить об общем видении энергетической политики (и попытки свести её к общему знаменателю), нужно выделить такие направления:

  1. Дерегуляция и демонополизация энергетического рынка.
  2. Поддержка развития альтернативной энергогенерации.
  3. Внедрение энергосберегающих технологий.
  4. Диверсификация используемого сырья.
  5. Создание локальных энергетических центров и малых форм генерации энергии.
  6. Инвестиции в энергетическую промышленность, науку и подготовку кадров.

Первый пункт реализуем только на уровне государственной политики. Дерегуляция рынка, а также ликвидация традиционных для рынка преград, которые продолжает активно создавать Нацкомиссия (электроэнергетика) или Минэнерго (преимущественно генерация тепловой энергии) – тоже вполне в руках центральной власти. Здесь же, увы, никаких успехов не сделано. Кроме того, последние предложения, которые оказались в парламенте (а именно – введение дополнительной платы за включение генерирующих мощностей в электросети) оставляют очевидный вопрос: нам вообще нужна энергетическая независимость от России и олигархии? Впрочем, это вопрос политический и решается по политической линии.

armenia_alternative_energy

На региональном уровне решаемыми задачами остаются внедрение энергосберегающих технологий, диверсификация поставок сырья, создание локальных энергетических центров. При желании региональная власть может способствовать привлечению инвестиций и в развитие альтернативной энергетики, и в развитие энергетики в целом, но при этом зависимость от государственной политики крайне высока.

Итак, какие основные кейсы мы можем рассмотреть на примере деятельности ДнепрОГА?

Локальная генерация и диверсификация сырья

Первым проектом в этом направлении стал перевод социальной сферы сразу трёх городов – Покрова, Никополя, Марганца – на локальные котельные и альтернативное топливо. Вся социальная и общественная инфраструктура городов отказалась от потребления газа, при этом была обеспечена и гибкость подачи тепла. Апрель 2017 года, в котором внезапно наступила зима, показал успешность такого подхода. Локальная генерация позволила запустить отопление в течение нескольких часов. Если же говорить о цифрах, то они таковы. Для того, чтобы перевести три города на новые виды топлива, понадобилось менее года, 140 млн гривен частных инвестиций, при том, что ожидаемая экономия на отоплении превысит 1 млрд гривен в течение ближайших 5 лет. Всего в рамках проекта было установлено и модернизировано более 100 котелен и 20 км теплотрасс.

Сразу оговоримся о факторах успеха. Во-первых, желание областных властей работать с инвесторами. Во-вторых, понимание местными властями проблемы и уровень содействия инвесторам. Выгода частного бизнеса в этом случае очевидна и защищена законом. Интересы потребителя тоже очевидны – он получает более гибкую и качественную услугу за меньшие деньги. Вопрос – в умении действовать честно и прямо, чтобы инвестор мог работать. Так как обеспечение потребностей социальной инфраструктуры теплом – это защищённая статья бюджета, то бизнес имеет почти 100%-ю гарантию получения своих денег за оказанную услугу. Срок окупаемости конкретной котельной для инвестора может колебаться между 3 и 7 годами, и во многом это зависит и от масштабов.

Почему приоритет отдан инвесторам, а государственные или муниципальные деньги не вкладываются? Здесь логику излагает советник Резниченко Юрий Голик, и мне, как человеку правых взглядов, не спорить с ним. Государство не должно брать на себя несвойственные функции. Везде, где можно передать что-то в аутсорсинг, – это должно быть передано. И в данном случае это работает.

На втором этапе руководство области взялось за модернизацию третьего по размерам города области – Каменского, а также за ряд других проблемных с точки зрения газоснабжения городов: Новомосковск, Павлоград и Жёлтые Воды. Здесь тоже была проведена грамотная работа с инвесторами – и процесс пошёл. Надо понимать, что ситуация, хотя и сдвинулась с мёртвой точки благодаря планомерной работе с местной властью и инвесторами, остаётся в целом достаточно тяжёлой. Большие объёмы социальных объектов не модернизированы и требуют дополнительных инвестиций. Областная администрация готова оказывать потенциальным инвесторам всевозможное содействие и помогать избежать произвола местных властей и минимизировать общие риски, чтобы как можно скорее решить задачу перевода как минимум социальной инфраструктуры на локальную генерацию, но до тотальной победы тут далеко. Тем не менее, полученный опыт неоценим и вполне применим в любом регионе, где у областной и местной властей хватит ума действовать ради общего блага. Или где гражданское общество к этому власти принудит.

Отдельно замечу для потенциальных инвесторов. Сейчас ДнепрОГА готовит реестр объектов, которые нуждаются в подобной модернизации. И, связавшись с администрацией, вы получите всю исчерпывающую информацию.

Итак, с социальной инфраструктурой и инвестициями всё более или менее ясно. Если инвестициям открыть ход и не препятствовать, то данная проблема в течение ближайших 3–5 лет как минимум в Днепропетровской области будет полностью решена.

Перейдём к жилому фонду. Здесь ситуация осложняется тремя факторами.

  1. Нет адекватных национальных программ льготного финансирования этого направления (в том числе кредитного).
  2. Частные инвесторы опасаются вкладывать деньги в локальную генерацию жилого фонда из-за отсутствия гарантии оплаты, что ставит под угрозу сами инвестиции.
  3. Часто на уровне муниципалитетов или даже отдельных домов люди бояться брать на себя риски смены формы генерации тепла.

В ДнепрОГА ищут решение и этой проблемы. Одним из вариантов является попытка урегулировать потенциальные риски инвестора с помощью банковских гарантий. Опять же, построение этой системы отношений – дело долгое и сопряжённое с множеством рисков, которые рациональнее решать на уровне государственного регулирования этого стратегического вопроса. Кроме того, стоило бы и крупным генерирующим частным компаниям рассмотреть возможности создания специальных программ для жилого сектора. Но это всё ещё остаётся вопросом туманной перспективы и поиска решений.

Альтернативная генерация и экология

Вторая успешная история – это совмещение приятного с полезным. Экологической безопасности и современной генерации.

Кратко расскажу только о двух проектах, которые для Украины диковинка, но тоже масштабируемы и исполнимы практически в любой области. Было бы желание и умение работать.

Первый проект. Генерация электроэнергии биогазовыми установками. В качестве сырья используются иловые остатки сточных вод (привет Киеву № 1). Пройдёмся по цифрам, а потом – к сути и маразмам:

  • бюджет инвестиционного проекта – 300 млн гривен;
  • мощность установки – 3 МВт;
  • срок окупаемости: 10–12 лет;
  • генерирует электроэнергию при минимальном выделении тепла.

181195_1

Проект реализуется частным инвестором при содействии местной администрации (это когда хотя бы не требуют взяток за выделение земли и не «трясут» насчёт согласования проекта). А теперь немного про народный маразм. Иловые остатки традиционно используются нашими «народными фермерами» как прекрасные удобрения. И когда проект был открыт, появились возмущённые, которых злые коммерсанты и чиновники лишают экологически чистых удобрений. Здесь мы опять-таки имеем дело с некоторой формой пещерного идиотизма. Проблема в том, что речь идёт об иле из стоков, который имеет специфическую особенность содержать в себе весь комплекс тяжёлых металлов и прочих веществ, которые специфически скажутся на почве и продуктах, выращиваемых на ней. Но путём диалога вопрос решили.

В целом, инвесторы понимают свои риски. Но поскольку само решение относительно сточных вод – это типичная ситуация «выиграл-выиграл», то рассчитывать на успешный результат можно. Чем не кейс для всей страны? Вот за этим опытом тоже можно ехать в Днепр.

Второй проект. ТЭЦ на твёрдых бытовых отходах. Мусорная тема сейчас приобрела особую пикантность благодаря истории из Львова. В случае с Днепром и Днепропетровской областью мы имеем возможность получить первый успешный проект национального масштаба в этой сфере. Детали проекта мы сможем раскрыть позднее, но все предпосылки к первому успеху есть.

Тут опять-таки типичная ситуация «выиграл-выиграл», когда и область, и город понимают и целесообразность, и необходимость такого проекта. При этом удаётся избежать разнообразных преград вышестоящего уровня. И эта история опять про умение работать с инвесторами без специфических национальных требований.

Отдельного упоминания в плане генерации заслуживают солнечные электростанции, особенно электростанция под Никополем мощность в 11 МВт, финансируемая французскими инвесторами. И это не последний проект в отрасли, который будет реализован в ближайшие 2 года.

Но здесь мы опять обращаем внимание: государство должно всячески способствовать появлению новых генерирующих мощностей, а не создавать преграды к их подключению к сетям. И тогда нам понадобится 5–10 лет. И мы забудем об Ахметове или России самым естественным путём. Нам их мнение будет просто не интересно.

Энергосбережение

Если с генерацией мы разобрались, то отдельно следует рассмотреть сохранение. Промышленность – это дело владельцев предприятий, и мы опять-таки остановимся на том, что в силах сделать государственной системе.

А именно социальной инфраструктуре и жилом фонде. Этот раздел самый краткий. На сегодня все ремонты школ, больниц, детсадов производятся с учётом внедрения энергосберегающих технологий. Все новые объекты социальной инфраструктуры изначально так строятся. Хотя это и не самое инновационное в стране решение, но практика внедряется последовательно. Наконец, отдельно энергосбережению способствует локальная генерация. Потому что при расстоянии, скажем, ТЭЦ от города, который получает от неё тепло, в 6–10 км и потерях тепла в 40–70% (см. Белая Церковь, например) говорить об энергосбережении смешно, а вот при наличии котельной в 50 м от школы – вполне уместно. Суммы экономии для города с населением 150–200 тысяч человек могут измеряться сотнями миллионов гривен в сезон.

Что касается жилого фонда, то здесь в первую очередь всё зависит от способности центрального правительства и банковской системы продолжить финансирование энергосбережения по программе «тёплых кредитов», а также способности каждой отдельной области и громады финансировать территориальные спецпрограммы. Опять-таки, учитывая коррупционные риски при внедрении таких программ, энергосбережение жилого фонда следует скорее оставить за инициативностью самих жильцов или инвесторов, готовых в той или иной форме в дальнейшем на этом заработать.

Выводы

  1. Решение задач обеспечения энергетической безопасности и энергетической независимости на региональном уровне всегда упирается в проводимую государством политику. К сожалению, я вынужден подчеркнуть, что по многим вопросам энергетики государство или не проводит никакой политики, или (как в случае с рынком электроэнергетики) продолжает содействовать поддержке олигархического доминирования. Но это не означает, что даже при таких условиях ничего сделать нельзя.
  2. Главной преградой на сегодняшний момент является ограниченная возможность новых игроков включиться в рынок энергогенерации, при этом как на макроуровне, так и на микроуровне (на уровне многих районов и городов отношения «мэр–коммунальщики–бизнес/олигархи» имеют настолько долгую историю, что сразу нахрапом разрушить сложившиеся отношения сложно, и для этого требуется или организованное давление громады, или нажим сверху, что не всегда срабатывает и на что не всегда есть ресурсы). Если в Днепропетровской области с этим пока удаётся справляться как минимум вне главных городов, то в других областях с этим часто главная беда.
  3. В стране и за границей достаточно денег, чтобы оплатить в течение десятилетия модернизацию сферы генерации энергии как минимум на базовом уровне, а также создать дополнительные мощности на альтернативных источниках энергии, которые сумеют резко снизить нашу зависимость от крупных поставщиков. Для этого необходимо:
    • не создавать очевидных препятствий для инвесторов;
    • предоставлять инвесторам гарантии возвратности инвестиций;
    • защищать их от административного давления (принцип «хотя бы не мешать»);
    • грамотно составлять инвестиционные документы и проводить инвестиционные конкурсы;
    • бороться с локальными традиционными монополиями (что для многих руководителей областей и районов проблема: рука руку моет и всё такое).
  4. В украинской ситуации масса энергии валяется просто под ногами, нужно просто суметь её взять. И здесь опять-таки вопрос грамотной коммуникации инвесторов, громады, власти местной и власти центральной. Мусор, отходы, сырьё от аграрного и лесного производства – всё это составляет бесценный ресурс для обеспечения энергетической независимости.
  5. Энергосбережение в жилом, коммунальном и государственном фондах недвижимости должно стать последовательной государственной программой, а внедрение энергосберегающих технологий – одной из базовых задач для власти любого уровня. При этом стоит не только думать об утеплении, но в первую очередь о замене и сокращении коммуникаций. При этом гражданское общество, используя наличные инструменты контроля (ту же публичность госзакупок) вполне может это контролировать.

В контексте Днепропетровской области надо подчеркнуть, что такой громадный промышленный регион, безусловно, обладает большими возможностями, чем многие другие области.

Однако практически каждый регион в Украине обладает ресурсами, которые могут быть использованы для эффективной локальной генерации, что позитивно скажется на энергетической безопасности страны в целом. Именно поэтому перенимать и улучшать опыт, уже накопленный, необходимо. И мы постараемся найти больше способов его систематизировать и масштабировать.

Продолжение следует.

С предыдущим материалом из этого спецпроекта можно ознакомиться тут.

При написании статьи использовался старый материал автора.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...