Перейти к основному содержанию

Doing Business: жив или мертв?

Перевели для вас статью Project Syndicate, чтобы самим не писать
Источник

За последнее время мы пережили целый шквал электронных писем и звонков. Все они касались одной темы — краха популярнейшего годового отчёта Всемирного банка Doing Business. Как вы помните, он изучал страны, ранжируя их по критериям лёгкости и эффективности работы малых предприятий.

Но 16 сентября банк объявил, что больше не будет публиковать отчёты. Это случилось после того, как юридическая фирма WilmerHale провела независимое расследование и поймала авторов на манипулировании данными — они занимались этим с 2017 года. Здесь я спешу добавить, что покинул банк ещё в 2016 году.

Причина подтасовок заключалась в «улучшении» рейтинговых позиций Doing Business для двух стран: Китая и Саудовской Аравии.

С 2012 по 2016 год я отвечал за подразделение Всемирного банка, выпускавшего данный рейтинг. Потому, изучая отчёт WilmerHale, ощутил некую тревогу. Понятное дело, страны всегда пытались пролоббировать повышение своих позиций. Но этому давлению всё же можно не поддаваться.

Появилось жуткое разочарование. Ведь впоследствии всё изменилось, что-то явно произошло внутри самого Банка.

По крайней мере, есть записи младших сотрудников, которым «публично угрожали». А также их свидетельства о «бессилии противостоять несоответствию данных, запрашиваемых высшим руководством».

Вообще-то такой стиль поведения характерен для авторитарного правительства. Но уж точно не подходит для главного бреттон-вудского учреждения.

Что же, Всемирный банк заслуживает лишь комплиментов за проведение настолько прозрачного расследования. И теперь он обязан действовать в соответствии с его выводами. Я уверен, что некоторым высокопоставленным чиновникам точно покажут на дверь.

Это время подходит и для того, чтобы подвести черту под рейтингом Doing Business.

Решение прекратить публикацию — логичная реакция для начала. Но я бы посоветовал использовать этот перерыв с пользой: например, не убирать подобные замеры навсегда, поскольку можно разработать более современный отчёт.

У меня с рейтингом сложились долгие и сложные отношения. Против того, что мы делали, публично выступали многие прогрессивные экономисты — в первую очередь, из-за заведомо неолиберальной предвзятости рейтинга. Но также DB выявил важные недостатки во многих развивающихся странах.

Показал, где на ситуацию влияет кумовство между крупным бизнесом и правительством, нанося ущерб наряду с бюрократическими издержками.

Подчеркнул, как это подавляет отдельные предприятия и приносит вред малому бизнесу. Когда я работал главным экономическим советником при индийском правительстве, данные DB были весьма полезны для продвижения реформ — особенно тех, которые помогут мелким предпринимателям.

Тогда я даже понятия не имел, что когда-нибудь возглавлю отдел, готовящий отчёт.

Во время перехода я чувствовал себя постоянным посетителем ресторана, которого внезапно попросили курировать местную кухню. И то, как команда Doing Business оценивала экономику, было настоящим открытием.

Я видел, что есть возможности для улучшения анализа. Но что действительно впечатлило — так это прозрачность и целостность процесса.

Это была дорогостоящая операция. Банк тщательно собирал данные по всем странам — тогда в подборке их насчитывалось 189 — и уже потом составлял рейтинги. Без учёта каких-то победителей и проигравших.

Мы улучшали некоторые данные и подбор элементов, включённых в индекс. Но любое такое изменение мешает другим сравнениям: например, создаёт впечатление, что в конкретной стране дела идут чуть лучше (или наоборот), хотя на деле менялись лишь наши авторские критерии. Так что, увы, пришлось отбросить многие детали.

А теперь пришла пора менять DB в лучшую сторону. Как же это сделать?

Было бы логично перейти на сбор фактических данных. Ранее большая часть рейтинга держалась на законодательстве той или иной страны — по моим подсчётам, это влияло на 2/3 данных.

Получается серьёзная проблема. Сравнивать страны, стимулируя конкуренцию между правительствами — вполне нормальный подход. Но ведь есть и авторитарные государства. Им никто не мешает менять собственные правила игры, просто передав приказ по вертикали власти.

Формально индекс изменится, безусловно. Но разве это отобразится в реальности?

Чтобы судить лишь по факту, потребуются независимые опросы и другие методики сбора данных. Так DB станет более дорогостоящим на стадии производства. Хоть Всемирный банк и осилит такие трудности — всё же их стоит учитывать.

Хто гальмує просування України до верхніх позицій у рейтингу Doing Business? Гадаємо, ви знаєте відповідь

Следующей проблемой является неспособность прежнего рейтинга учитывать трудовое законодательство той или иной страны, плюс некоторые нормативные акты. Когда-то исследование подразумевало такие тонкости, но со временем от них отказались. Как по мне, досадное упущение следует исправить.

В конце концов, за время работы в Банке мне приходилось объяснять: рейтинг касается лишь ведения бизнеса, ради него не стоит устраивать всемирную гонку. Достижение высоких позиций — достойный результат, но не главный.

Экономика страны зависит не только от рейтингов, но и от социальных составляющих. Сложно убеждать целые страны в том, что кроме бизнеса есть и другие цели.

Что же, теперь Всемирный банк может всё исправить, изучая страны со справедливой точки зрения. Так будут появляться стимулы. А со временем, что тоже важно, Банк сможет восстановить свою «рейтинговую» репутацию.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.