Перейти к основному содержанию

Победим войной? Политикой? Победим экономикой! Вторая часть — Д/ЛНР

В нашей предыдущей статье «Победим войной? Политикой? Победим экономикой!» мы рассказывали о том, как работают санкции в современном мире.

В нашей предыдущей статье «Победим войной? Политикой? Победим экономикой!» мы рассказывали о том, как работают санкции в современном мире, и как введенные Украиной экономические санкции в отношении Крыма влияют на социально-экономическое состояние полуострова, и как нечистые на руку бизнесмены используют ситуацию в своих корыстных целях.

В этой статье мы расскажем об экономических санкциях Украины в отношении «ДНР/ЛНР», которые отличаются от предложений по Крыму. Дифференциация подходов и четкое таргетирование санкций — это очень важное дело. Санкции стран Запада против Ирана сделали даже курятину для простого иранца деликатесом, но это не повлияло на устойчивость режима аятолл. Однако это помогло вырастить, даже в условиях изоляции, альтернативных договороспособных лидеров, причем из совсем упоротых исламистов. Доказав при этом остальным исламистам, что необходимость договариваться с Западом нельзя отвергать сходу. Теперь, постфактум, можно понять, что санкции против Ирана были четко рассчитаны и ударили именно туда, куда должны были ударить. Не сломать, не разметать по региону и сделать базой ИГИЛ, а переродить изнутри.

Но вернемся на Среднерусскую возвышенность.

Сначала была идея вставить этот раздел в конце статьи, но потом авторы подумали, что некоторые читатели не дочитают статью до конца и не узнают, что авторы думают о них.

Речь идет о тех самых читателях, которые возмущенно заорут, что никаких санкций не должно быть. Бо вси мы браття на зэмли. Дескать, не надо никаких санкций, иначе люди не простят. Или иначе «Д/ЛНР» войдут в зону российского рубля и никогда уже не вернутся.

Тут такое дело.

«Д/ЛНР» уже вошли в зону российского танка, и будет там российский рубль или не будет – это не сильно повлияет на возвращение этих регионов назад в Украину. Более того, при правильных санкциях наличие рубля в «Д/ЛНР» — даже плюс. Санкции — единственный способ дать российскому танку заржаветь и сгнить, не обагряя его гусеницы кровью граждан Украины.

Хотите вы этого или нет, признаете вы это или нет, но идет война. Трупов уже горы. Авторы этой статьи не обсуждают личное и не занимаются вопросом «простят/не простят» — в конце концов, это дело каждого. Авторы рассматривают лишь структуры, их выживаемость и взаимодействие.

Граждане Чехии очень не любили Гитлера и Рейх, но это не мешало чешским оружейным заводам выпускать для Рейха и Вермахта отличное оружие, убившее кучу граждан Чехии и граждан других стран.

Есть два варианта прекращения работы завода, работающего на врага, и вариант с санкциями намного приятней, чем вариант ковровой бомбардировки. Жители оккупированных территорий, кстати, еще ни разу не сталкивались с таким способом выключения промышленности из войны, как ковровая бомбардировка. И авторы очень надеются, что и не столкнутся.

И помочь им избежать такого сценария и должен правильный план санкционного социально-экономического воздействия на структуру «Д/ЛНР».

Некоторые люди говорят, что нужно полностью отделить от Украины неподконтрольную территорию на Донбассе, пусть люди сами живут своей жизнью. Говорят, забывая о том, что такое решение не испарит существующую там (про)российскую армию. И не отменит российские интересы, которые будут гнать на укрепления ВСУ местных жителей до тех пор, пока Кремль не получит своё.

Другие говорят о насильственном принуждении территорий к возврату в состав Украины. Забывая о том, что попытка реализации вблизи российской границы аналогов хорватского сценария 1995 года может обернуться для нас грузинским провалом 2008 года. Такой путь видится нам бесперспективным еще и в силу того, что социально-активное население до последнего будет противиться «вторжению хунты» — противиться вплоть до гуманитарной катастрофы. Многие на оккупированных территориях отождествляют себя с боевиками. Ведь когда идет обстрел позиций, в том числе в населенных пунктах, находящихся под контролем террористов, население воспринимает это так, как будто ВСУ стреляют по мирным жителям. Стокгольмский синдром с донбасским окрасом, о котором один изавторов статьи писал еще давно.

Так как «ДНР/ЛНР» — не самостоятельные субъекты, санкции Украины в отношении этих образований должны быть направлены на блокирование процесса  государственного строительства в них – недопущение создания государственных институтов, финансовой, экономической и социальной систем. Нельзя допустить развитие экономики на неподконтрольных территориях, иначе будет происходить оборот товаров и денег, начнется функционирование финансовой и банковской системы, сбор налогов, выплаты зарплат и пенсий. В результате этого станет возможным содержание армии и внутренних силовых структур – произойдет всё то, что характеризирует возникновение сложного функционирующего механизма маленького, тоталитарненького, гордого и воинственного государства. А потом они будут, как Северная Корея, грозить ракетой всему миру и требовать себя кормить. Лучше подобной перспективы избежать. Газа под боком предпочтительней, чем Пхеньян.

Экономика является воспроизводством капитала путем денежного и товарного оборота. Если Украина хочет воевать экономически, то Украине необходимо прекратить в «Д/ЛНР» функционирование предприятий, позволяющих создавать товары и реализовывать их за деньги. Ну, потому что в процессе деятельности предприятия платят налоги, которые позволяют вчерашним лидерам боевиков создавать и содержать государственные институты. А зарплата работников предприятий мимоходом обеспечивает работу рынка и функционирование экономики территорий.

При этом надо понимать, что санкции Украины против «ДНР/ЛНР» также не должны ни в коем случае приводить к гуманитарной катастрофе на неподконтрольной территории.

Украина уже ввела ряд санкций в отношении «ДНР/ЛНР». Введено ограничение перемещения населения из-за введения пропускной системы, прекращения железнодорожных и автобусных перевозок, что обеспечивает минимизацию частной торговли (понятный пример такой торговли – челноки в Турцию или Польшу, живущие на разнице цен). С украинской стороны в направлении «ЛНР» сейчас работает только один переход, остальные закрыты.

Украина прекратила банковские расчеты и финансовые операции с неподконтрольными территориями Донецкой и Луганской областей. Это было сделано для невозможности интеграции финансовой системы боевиков в украинскую в виде обособленного анклава.

Из-за прекращения функционирования разрешительной системы в зоне АТО компаниям и предпринимателям, которые отказались перерегистрироваться на подконтрольной украинским властям территории, не продлевают лицензии, сертификаты и другие разрешительные документы.

И, тем не менее, Украина не смогла остановить работу бизнеса и промышленности на неподконтрольной территории. И все проблемы, которые у бизнеса и промышленности там есть, по большей части связаны с тупоголовостью и жадностью руководителей неподконтрольных территорий и их московских кураторов, а не с санкционной деятельностью Украины.

И это хорошо видно в цифрах. Мы покажем дальше в нашем анализе, что пока режим экономических ограничений с этими территориями не работает или работает неэффективно. Однако реальность ситуации такова, что именно путь экономической блокады, при правильном его прохождении, можем стать самым выигрышным для Украины. Т.е. позволит нанести наибольший урон противнику при минимальных потерях со своей стороны и наименьшем вреде для простого населения.

Несмотря на то, что правительство заявляет, что никаких отношений с оккупированными территориями не поддерживается, на самом деле идет очень активная торговля. В первом квартале текущего года на неподконтрольную украинским властям территорию поставили продукцию на больше чем 50 млн. дол. США. И это хорошо. В тоже время в обратном направлении было поставлено продукции в два раза больше, нежели в зону АТО (103,7 млн. дол. США). И это плохо.

Естественно, нужно отметить, что Украина вынуждена закупать критичные товары первой необходимости для своих нужд. Но при детальном анализе торговой статистики становится понятно, что на самом деле торговля через зону соприкосновения ведется продукцией промышленных предприятий. Основной продукцией взаимной торговли является уголь. В зону АТО везут дорогой уголь, в основном — на металлургические предприятия, а на контролируемую территорию везут дешевый уголь для ТЭЦ. И это в условиях, когда все государственные шахты в зоне АТО закрыты. Можно сделать вывод, что госшахты не закрыты и работают нелегально, да и частные шахты г-на Ахметова активно выдают на гора уголь для его же ТЭС, расположенных на украинской территории.

Аналогично в зону АТО и оттуда везут металлолом. Неужели в Украину на переработку везут остатки российских танков, БМП, БТР и другой техники?  Получается, что в линию разграничения происходит активная перекрестная торговля одинаковыми товарами. То есть, например, вместо самообеспечения ТЭЦ, находящихся на неподконтрольной Украине территории, углем из «ДНР/ЛНР», боевики и их подельники везут уголь с подконтрольной украинским властям территории.

Но это так, цветочки, ягодки впереди. Кроме угля, из неконтролируемых территорий идут эшелоны и караваны фур готовой продукции (товаров с добавленной стоимостью). Это поставки кокса (продукт переработки угля) и готовой продукции металлургических предприятий. Получается, что Украина своим углем (с не самой рыночной ценой) обеспечивает работой заводы, находящиеся в «ДНР/ЛНР», которые потом зарабатывают деньги на украинских потребителях. Причем поставки продукции металлургических заводов из зоны АТО идут по тарифному справочнику, который долгие десятилетия позволял наших олигархам доить Укрзализныцю. Что ж, теперь ее доит и Захарченко.

Как мы уже говорили, официально прекращены любые расчетные и финансовые операции на неконтролируемой территории. Товар вывезли, деньги не получили. То есть, по идее должен происходить перекос «платежного баланса ДНР/ЛНР», если его так можно назвать, конечно. Но если поставки осуществляются регулярно, значит, деньги или бартерный товар поступают в зону АТО на предприятия.

Не будем вспоминать о том, сколько стоит война и содержание вертикали управления. Как минимум, работникам предприятий на неподконтрольных территориях нужно платить зарплату, а это живые деньги. Наличные. Возникает резонный вопрос: как деньги из Украины попадают в зону АТО? Наиболее вероятным способом может быть незаконная доставка наличных денег через Россию, куда они могут попадать из офшоров. Но постоянно обеспечивать сотням тысяч людей зарплату чемоданами из России будет невозможно длительное время, ведь это высокая нагрузка на федеральный бюджет или теневые схемы российских олигархов. Значит, «ДНР/ЛНР» будут пытаться создавать независимые финансовые инструменты и формировать государственный механизм.

Понятно дело, что средний и малый бизнес работать в таком режиме с оффшорами не сможет, для таких операций нужны большие обороты. Поэтому источником притока средств и наличных денег на неподконтрольную территорию являются в основном большие предприятия, входящие в состав крупных ФПГ Украины.

Ко всему этому следует добавить, что по Донецкой и Луганской областям существует невероятно большая задолженность по платежам за коммуналку, электроэнергию и газ. Так, только за электроэнергию два региона должны 9,78 млрд грн, из которых 1,46 млрд грн — за поставленную им электроэнергию из подконтрольной территории в первом квартале текущего года. Главными неплательщиками за поставленные электроэнергию и газ являются как раз промышленные предприятия, в том числе металлургические, работающие на рынок Украины. Помимо этого, по двум областям остается задолженность по услугам ЖКХ в размере 1,54 млрд грн по состоянию на 1 марта 2015 года.

Задолженность Донбасса за электричество и услуги ЖКХ почти в четыре раза превышает расходы всей Украины на закупку лекарств и медицинских изделий для лечения наиболее социально-важных заболеваний.

Такая ситуация возникла вследствие того, что с началом боевых действий на востоке Украины и до конца прошлого года электроэнергию в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей вместо местных потребителей оплачивало ГП «Энергорынок».  Но в декабре 2014 года Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных (НКРЭ), заблокировала предоставление ПАО «Донбассэнерго» авансового платежа за электроэнергию в размере почти 128 миллионов гривен из средств ГП «Энергорынок». Несмотря на решение Окружного административного суда Киева, который в феврале 2015 года по требованию ООО «Востокэнерго» Рината Ахметова отменил постановление НКРЭ, оплаты генерирующей компании, владеющей производственными мощностями на неподконтрольной территории, так и не происходят. И это четкая позиция правительства Украины, которая уже привела к проблемам с генераций на непризнанных территориях, что является определенным успехом в контексте ограничения функционирования экономики и строительства государственности чахоточных анклавов.

Еще одним фактом, подтверждающим то, что бизнес продолжает работать в оккупированных районах и ему это более выгодно, чем на подконтрольной территории, является то, что как бы того не хотело правительство Украины, но только 1,7% юридических лиц изменили место регистрации на подконтрольную территорию. По Луганской области показатель всего лишь 1,1%

Крайне тревожная ситуация возникла и с налогами из оккупированной части Донбасса в украинский бюджет. Так, за первый квартал 2015 года поступления в государственный бюджет Украины по Донецкой и Луганской областях сократились на 4,8 млрд грн (в два раза), а по единому социальному взносу сократилось 4,2 млрд грн (на 55,3%). В общем, с 17,19 млрд грн поступления упали до 8,19 млрд грн.

Все перечисленные нами факты говорят о том, что оккупированные территории не могут существовать без Украины. В сложившейся прямо сейчас ситуации на  Донбассе наибольшую выгоду имеют крупные украинские финансово-промышленные группы, и в первую очередь — все предприятия, входящие в структуру Рината Ахметова. Предприятия ФПГ могут беспрепятственно изготовлять продукцию в зоне АТО, не выплачивая налоги в бюджет Украины, уклоняясь от уплаты за потребленные ресурсы. После этого осуществляется перевозка готовой продукции на подконтрольную территорию с возможностью дальнейшего экспорта в другие страны (но при этом уже продукция будет считаться продукцией украинского производства). Таким образом, крупный бизнес легализирует свою неофициально произведенную продукцию, осуществляя поставку товаров из зоны АТО между своими подразделениями.

То есть «ДНР/ЛНР» является этаким офшором для Ахметова (и многих других дельцов рангом поменьше) – личной свободной экономической зоной, где свои предприятия успешно оптимизируют налоги, формируют убытки и т.д. А вся борьба с хунтой для боевиков «Д/ЛНР» является на самом деле борьбой за закрепление у ФПГ экономических преимуществ от анклава беззакония. То есть, по сути, боевики обеспечивают для ФПГ атмосферу обычного беспредела, сродни действиям криминалитета начала 90-х на Донбассе, в условиях которого как раз закалялся будущий украинский олигарх и его соратники.

Факты, которые мы перечислили, говорят о том, что определенные олигархи и бизнесмены продолжают работать в зоне АТО, когда в информационном поле создается совсем иная картина и «перевод стрелок» на таинственных контрабандистов. При этом очень цинично и лицемерно выглядят чиновники украинского правительства, просящие Америку и Европу наложить санкции на «ДНР/ЛНР» и Россию, в то время когда существует огромный резерв для усиления санкций со стороны самой Украины.

Нужно четко понимать, что крупный и средний бизнес в реальном секторе экономики станет для боссов «Д/ЛНР» становым хребтом, на котором они построят свою государственность, когда РФ перекинет финансирование «вооруженных сил Новороссии» с шеи Кремля на плечи самих анклавов. Мы позднее распишем данные о бюджете «ДНР» с целью показать, какие проблемы у них уже есть, и какие болевые точки уже сейчас доступны Украине для воздействия.

А сейчас сделаем четкие выводы.

Самое главное для такой дохлой экономики, как наша – максимальная защита своих рынков, даже на неподконтрольной территории. Свои рынки нужно вообще-то защищать всегда, это азы государственной экономики, но при санкциях чем-то приходится поступаться. В нашем с вами случае из-за особенностей конфигурации границ непризнанных анклавов, защищая рынки своих товаров в непризнанных республиках, мы еще и уклоняемся от гуманитарной катастрофы. Боевики способны оборонять только крупные городские агломерации, и у них просто физически нет столько земли, чтобы прокормить такую ораву людей, которых они загнали под свой сапог. Даже если они начнут играть в дедушку Пол Пота и погонят людей принудительно в поля махать мотыгами.

Украина должна поставлять на оккупированные территории продукты питания и вообще любые «товары народного потребления». Мясо, фрукты, пиво, водка, сало, овощи, зерно и многое другое должно идти в «Д/ЛНР». Цемент, сталь, химикаты, пригодные для изготовления взрывчатки, легирующие сплавы, станки, запчасти и многое другое не должны туда поставляться, по крайней мере, из Украины.

В такой тактике есть только плюсы. Защита рынков очень важна, на оккупированных по-прежнему живут очень много людей, у них есть деньги и им нужен хлеб, нужно мыло и нужна одежда. А Украине нужны деньги. Второй плюс — это купирование гуманитарной катастрофы и обвинений в геноциде, не от «Д/ЛНР» и Кремля, конечно, а от Европы и США, которые к таким вопросам относятся очень щепетильно. И третий пункт, самый важный.

Поставки туда украинской продукции позволят Украине вымывать оттуда средства. В идеально ситуации, Украина должна будет продавать на оккупированные территории всё (кроме того, что может быть использовано против Украины) и не будет покупать оттуда ничего. А критический импорт с неподконтрольных территорий нужно будет менять по аналогу программы «Нефть в обмен на продовольствие». То есть Украина должна покупать уголь с подконтрольных территорий только в обмен на медикаменты для жителей Донбасса.

Чем выше будет цена товаров и продуктов в зоне АТО в сравнении с ценами в Украине, в том числе и из-за наличие бюрократических (или даже, о ужас, коррупционных преград), тем более выигрышной будет подобная тактика, ведь будет происходить оседание денежных средств по нашу сторону от линии разграничения.

Даже вход в рублевую зону «Д/ЛНР» будет не важен, ну будем мы получать продавая продукцию на внутренний рынок валюту и продавливать вниз курс рубля, вот проблема же.

Более того, ввиду сложной экономической и продовольственной ситуации в «Д/ЛНР» и в качестве заботы о жителях оккупированных территорий Украина должна запретить поставки продуктов питания с оккупированной территории уже сейчас. Авторам странно слышать про голодающих на Донбассе пенсионеров и видеть в киевских супермаркетах продукцию донецких предприятий. Пищевики Донбасса обязаны проявить социальную ответственность перед земляками, а боссы боевиков должны потерпеть потерю доли в выручке, которую им заносят. Пусть продукция предприятий оккупированной территории безальтернативно давит на продуктовый рынок «Д/ЛНР» и способствует снижению цен на продовольствие внутри анклава.

Вымывание средств — очень важный пункт, и его невозможно достичь, если установить полную блокаду территорий, как предполагают некоторые горячие головы. Например, полную блокаду сделала Грузия для Цхинвала в 1991. Зимой. Реально полную, даже беженцы не особо выходили, так как был немалый шанс быть расстрелянными на обочине любой из противоборствующих сторон. Как вы помните, подобные действия Грузии ни к чему хорошему не привели. Режим Гамсахурдиа по итогу пал. И в 2008 уже военная операция Грузии закончилась поражением. Без вымывания средств все санкции теряют смысл.

Вода и электроэнергия должны подаваться на оккупированные территории в объемах, достаточных для населения (плюс запас на потери в изношенной инфраструктуре). Но при этом их подача должна исключать нормальное обеспечение техпроцесса на предприятиях. Например, можно подавать электричество и воду с перебоями – население привыкнет к постоянным отключениям, а предприятия не смогут стабильно функционировать или вынуждены будут использовать автономные резервы, что вызовет увеличение себестоимости. Думаете, это ужасные меры? Один из авторов статьи жил в Макеевке, где горячей воды не было больше десяти лет, а холодную все эти годы подавали по часам. Три-четыре часа утром и три-четыре часа днем. Иногда вода шла всего час утром и час вечером. Иногда, на праздники, она шла весь день. Перебои со светом тоже случались. Бывало, и отопление зимой отключали – и всё это в мирное время, под местной властью из столь милых регионалов и ставленников Ахметова.

Большая часть населения даже не заметит таких санкций.

Необходимо определить перечень критических товаров, которые должны поставляться из зоны АТО в Украину, о чем заводы должны договариваться адресно. Украинским ТЭЦ нужен уголь-антрацит, который имеется, например, у ГП «Снежноеантрацит» и у ГП «Свердловантрацит», находящихся на неконтролируемой Украиной зоне проведения антитеррористической операции. ПАО «Арселор Миттал Кривой Рог» и ПАО «Металлургический комбинат им. Ильича» нуждаются во флюсовом известняке производства ЧАО «Докучаевский флюсо-доломитный комбинат» и огнеупорных материалах производства ПАО «Пантелеймоновский огнеупорный завод», которые сейчас находится на неподконтрольной Украине территории. Задача Украины — чтобы такие предприятия работали по давальческой схеме, так, например, как сделали с Донецкой железной дорогой, которая получает частичную компенсацию своих затрат.

При этом Украина должна полностью прекратить функционирование находящихся на неконтролируемой территории предприятий промышленного комплекса, производящих готовую продукцию с добавленной стоимостью. Кому они платят налоги? – вопрос риторический.

Необходимо устранить возможности бизнесу в зоне АТО зарабатывать деньги, которые потенциально идут на спонсирование терроризма. То есть нельзя давать возможности предприятиям из неподконтрольных Украине территорий заниматься торговлей с Украиной и вести внешнеэкономическую деятельность за пределами Украины непродовольственными и социально важными  товарами. Для этого нужно ввести, например, при экспорте продукции из Украины на границе необходимость предоставления сертификата происхождения продукции, который будет выдаваться украинскими госорганами, и иметь качественные элементы защиты от подделки. Это также не позволит бизнесменам из зоны АТО работать на экспорт через посредников в других областях Украины.

Нужно проводить мониторинг деятельности предприятий, ведущих экспортно-импортные операции из контролируемой боевиками территории, чтобы в случае нарушения правил торговли оперативно реагировать, подавая иски в международные суды.

Таким образом, Украина должна максимально сократить экономические отношения с неподконтрольными территориями Донецкой и Луганской областей, кроме поставок допустимой продукции, предоставления гуманитарной помощи и получения критического импорта. Апогеем полного прекращения отношений с новообразованиями должно стать признание «ДНР/ЛНР» террористическими организациями. Точней, из этого признания должны быть сделаны выводы для субъектов хозяйствования, но для этого нужна политическая воля.

По нашему мнению, Украина вполне может решить конфликт на востоке страны экономическими рычагами. Необходимо, чтобы предприятия, находящиеся в сфере влияния олигархов, не могли работать в том, что считает себя «Д/ЛНР». Не должны существовать на оккупированных территориях акцизные склады. Опять же необходимо волевое решение для прекращения работы таких предприятий. Государство и активные граждане должны всячески подготавливать общественное мнение и создавать ограничивающие торговлю условия. Тогда можно будет говорить с «ДНР/ЛНР» с позиции экономической силы. Работа предприятий может идти только в обмен на конкретные и реальные уступки со стороны террористов.

Может ли наша власть это делать? Может. Яркий тому пример — Приднестровье. Уже сейчас создается режим полной блокады Приднестровья. Закрыты все пункты пропуска подакцизных товаров на границе Приднестровья-Украины. Прекращены соглашения по организации международных военных перевозок между Россией и Приднестровьем (кроме миротворческого контингента).

Реально, Приднестровье жило только из-за определенной свободы, предоставленной украинской стороной и Европейским союзом. Европа уже давно ужесточила свою позицию. Именно Украина сейчас своими действиями может в течение короткого времени полностью подорвать экономический базис функционирования этой территории.

Аналогично жестко нужно действовать по Крыму и «ДНР/ЛНР».

Рано или поздно, содержание таких обширных территорий и масс населения вкупе с неэффективным менеджментом подорвет российский бюджет. Появится окно возможностей.

И если в Крыму есть государственные институты, насажденные РФ, то на Донбассе Украина должна всячески помешать их возникновению. Тогда у Донбасса будет шанс вернутся в состав Украины. И у конфликта появится мирное решение. И по примеру Донбасса, может произойти подобное и в Крыму. Просто из-за экономической безальтернативности. Других вариантов действий на данный момент нет.

Попытка военного решения закончится провалом. Попытка полного разграничения ничего не даст и принесет кучу минусов. И только точечное экономическое давление может принести плоды.

Конечно, у этого плана будут мощные критики из числа тех самых владельцев предприятий, которые сейчас себя крайне удобно чувствуют в серой зоне и имеют такие прибыли, что могут содержать немалое число говорунов, рассказывающих, что никаких санкций быть не должно.

Эти люди и дальше хотят, чтобы за их прибыли платили кровью простые граждане Украины, и старательно делают вид, что никакого российского танка нет, ведь он не мешает их торговле. Потому что цель у них и у Кремля одна.

Как мы уже сказали, отделенные территории по замыслу Кремля должны обзавестись государственностью, на которую можно будет скинуть ту ораву вояк и техники, которую Кремль туда загнал. Для этого Кремлю нужна государственная структура и торгово-промышленный базис, который сейчас в руках олигархов, имеющих активы в «Д/ЛНР» и лоббистов в Киеве.

К сожалению, Украина не может выбить этот базис из рук Кремля, не выбив его одновременно из рук Ахметовых, Клюевых и Януковичей. Любой, кто против санкций в отношении предприятий этих людей на оккупированной территории, ведет нас к новой большой войне в Европе и к ковровым бомбардировкам.

Любой, кто, при обсуждении таких санкций потребует «отменить блокаду», хочет еще сильней вогнать жителей оккупированных территорий в рабство. Хочет продления существования серой зоны и обрекает уже следующие поколения на прозябание и роль пушечного мяса в идиотских планах Кремля. Ну или на роль рабов за еду на предприятиях олигархов и боевиков, которые станут новыми олигархами.

У нас всё. Думаем, что теперь альтернативы для вас очевидны.

Антон Швец

Дмитрий Подтуркин

Юрий Кулик

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...