Перейти к основному содержанию

Экономическая эффективность антикоррупционной борьбы в Украине

Осторожно, таблица

Разговор о коррупции (здесь 1-я, 2-я, 3-я, 4-я и 5-я части) не будет полным без анализа экономической эффективности (см. 5-ю часть) антикоррупционной борьбы в Украине.

Для этого я предлагаю отвлечься от восторгов по поводу НАБУ. Мы уже наблюдали и более яркие пиар-акции, чем посадка самолёта с бывшим топ-приватовцем. Мы видели, как выводили в наручниках топ-чиновника прямо с заседания Кабмина, помним и о «смертельно больном» страдальце с клетчатым одеялом. Много чего было за годы «яростной» борьбы на этой ниве, но как пел Высоцкий: где деньги, Зин? Предлагаю посмотреть на реальные достижения в этой сфере через сухой мир цифр. Я уже делал подобный разбор для КСУ (здесь), теперь пришла очередь НАБУ и иже с ними.

Для этого оценим затраты, которые несём мы с вами на содержание специализированных органов по борьбе с коррупцией (не забываем, их финансирование идёт из бюджета, а значит — из наших карманов). Затем сравним эти издержки с экономическими результатами, достигнутыми ими. При этом я буду касаться только антикоррупционных структур, которые призваны бороться с коррупционными действиями чиновников и политиков высшего звена. То есть, они должны бороться с наиболее опасными вторым (крупная коррупция) и третьим типом («скупка государства») типами коррупции, приведёнными в 1-й части (здесь) этой серии статей. Полиция, СБУ, ГБР и вновь создаваемый БЭБ сюда не относятся.

На данный момент в Украине существуют 4,5 таких организаций. Первый специализированный антикоррупционный орган — Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) — был создан в апреле 2015 года. Бюро работает в тесном сотрудничестве со Специализированной антикоррупционной прокуратурой (САП), которая, являясь подразделением Офиса генпрокурора, занимается процессуальным руководством в коррупционных преступлениях. САП была создана в апреле 2016 года. Национальное агентство по предупреждению коррупции (НАПК), занимавшееся проверкой деклараций, было создано ещё раньше НАБУ, в 2015 году. И наконец, самый долгожданный специализированный орган правосудия, Высший антикоррупционный суд Украины (ВАКС), созданный в 2018 году. Ещё один антикоррупционный орган (вышеуказанная половинка в количестве) — Агентство по розыску и менеджменту активов (АРМА), полученных от коррупционных и других преступлений, создано в 2016 году. АРМА занимается розыском и конфискацией имущества и активов, на которые наложен арест, не только по делам, подотчётным НАБУ и ВАКС, поэтому его нельзя однозначно отнести к высшим антикоррупционным органам, но какую-то часть работы оно выполняет и для них.

Как мы видим, в Украине создана довольно развитая система, охватывающая все стадии борьбы с коррупционной деятельностью в высших эшелонах власти: выявление таких действий НАБУ, доведение до суда вместе с САП, сам суд ВАКС, исполнение наказания при возмещении в лице АРМА. Особняком от этого процесса стоит НАПК, но у него есть свои важные функции в этой борьбе.

Давайте теперь рассмотрим, во сколько же всем жителям нашей страны обошлось содержание всей этой системы. Для этого воспользуемся информацией с сайта «Слово и дело» с данными с 2015 по 2019 гг., но выкинем оттуда СБУ и ДБР, а затраты на АРМА уменьшим на 50%. Результаты приведены в таблице:

Год

НАБУ, млн

НАЗК, млн

САП, млн

АРМА, млн

ВАКС, млн

2015

68,4

 

 

 

 

2016

467,7

232.1

46

 

 

2017

625,5

549

64,8

14,4

 

2018

703,8

677,5

78,2

47

 

2019

785,6

566,7

79,3

87,3

247,2

Итого

2 651

2 025,3

268,3

148,7

247,2

Суммарный итог затрат: 5 340,5 млн грн

Теперь посмотрим, каких же экономических результатов добились все эти структуры за несколько лет своей работы. Для этого заглянем в отчёты с сайта НАБУ за 2016-2019 гг. (отсюда). Рассматриваются данные в целом за соответствующий год по возмещённым убыткам. Цифры в отчётах, подаваемые как установленные убытки — это ни о чём, «нарисовать» там можно всё что угодно, если они не подтверждены решением суда или досудебным соглашением. Также я не рассматриваю, какие суммы из нижеуказанного возмещения были действительно возвращены в бюджет, а не находятся в процессе выполнения судебными исполнителями, который тоже может затягиваться на годы.

Итак, в отчётах указаны следующие суммы возмещения:

  • на 31.12.2019 г — 273,24 млн грн,
  • на 31.12.2018 г — 452,37 млн грн,
  • на 31.12.2017 г — 253,3 млн грн

Суммарное возмещение за эти годы – 978,91 млн грн.

Итого, результирующий КПД (коэффициент полезного действия) нашего антикоррупционного механизма — 18,33%. Ну что сказать, «впечатляет»!

Возникает вопрос, а не слишком ли дорого нам обходится содержание всех этих органов по сравнению с их отдачей? И это ведь только затраты на борьбу с «высшей» коррупцией. Другой вопрос — если эти структуры, особенно это касается НАБУ, создавались как органы внешнего контроля со стороны Запада, то почему тогда за их содержание платим мы, граждане Украины?

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.