Перейти к основному содержанию

Федеральная Империя

Понятно, что Российская Федерация федерацией является лишь на бумаге, но как это на самом деле работает. Или не работает

Очередные кукольные выборы на оккупированных Россией территориях, которые не признаёт ни одна цивилизованная страна мира, полностью укладываются в «сурковскую стратегию» для Украины, предварительно утверждённую Владимиром Путиным.

Ничего нового эта стратегия не несёт, не подумайте — пытаются её реализовать всё те же люди, всё теми же методами. К её запуску, этапу «разделяй и властвуй» приступил ещё Виктор Медведчук, раскрутивший тезис о необходимости федерализации Украины ещё в далёком 2013-м году с помощью масштабной кампании билбордов по всей Украине и многочисленных круглых столов с армией хорошо кушающих «экспертов».

Сейчас этот пакет тезисов превратился в общий предвыборный нарратив «мир любой ценой», за которым стоит возвращение оккупированных территорий Донбасса под контроль Украины, но на условиях автономии, подконтрольной Кремлю.

То есть никаких евроинтеграционных или евроатлантических процессов в Украине не будет, по причине протестов автономных субъектов государства, но кремлёвские лапы в украинском парламенте, как и прежде, будут руководить специальными «петрушками». Вдобавок к этой радости, все расходы на восстановление разрушенного индустриального региона и соцобеспечение его жителей лягут на плечи украинских налогоплательщиков, а в купленной медийной сфере Донбасс по-прежнему будет «кормить всю Украину».

Но самое циничное в этом плане заключается в том, что, предлагая Украине передать больше полномочий и свободы своим регионам, Кремль делает всё с точностью до наоборот.

Современная Россия — федерация лишь на бумаге. На деле практически все деньги из регионов уходят в Москву, а потом перераспределяются. Все политические решения также принимаются в Москве, крайними же при этом остаются местные власти. К выстраиванию властной вертикали Путин приступил с первого года своего правления. Давайте же пройдёмся по основным этапам этого пути.

Прямые выборы глав субъектов Российской Федерации были отменены в 2004 году по инициативе Владимира Путина. В качестве предлога для такого шага была использована трагедия с захватом заложников в бесланской школе. Лишь в апреле 2012 года по инициативе Дмитрия Медведева (бывшего на тот момент президентом РФ) прямые выборы глав субъектов вернулись в политическое пространство. Но ненадолго и с серьёзными ограничениями.

Уже в апреле 2013 года по инициативе вернувшегося в президентское кресло Владимира Путина в закон были внесены поправки, согласно которым главы субъектов могли выбираться парламентами субъектов по представлению президента России. Но даже в тех субъектах, где прямые выборы сохранились, действует муниципальный фильтр — кандидату нужно собрать подписи муниципальных депутатов, представляющих практически все муниципальные округа данного субъекта федерации, что невозможно без одобрения «Единой России».

"

Все помнят о выдвижении Навального на выборах мэра Москвы, когда нужные подписи муниципальных депутатов ему дали представители «Единой России». Такая же картина по всей стране. По закону нужно собрать подписи от 5 до 10% муниципальных депутатов данного субъекта федерации (конкретный процент каждый субъект определяет самостоятельно), но при этом подписи должны быть собраны не менее чем в 75% муниципальных округов.

Собственно, именно здесь и кроется основная «засада». Даже в Москве и Санкт-Петербурге оппозиция не может преодолеть эти 75%. Что уж говорить о глубинке...

Но у администрации президента есть и ещё одна дополнительная страховка — федеральное руководство политических партий. Как это работает? В Приморском крае КПРФ отказалась от выдвижения своего кандидата, хотя на тот момент рейтинг Ищенко (несостоявшийся кандидат от КПРФ) вдвое превышал рейтинг исполняющего обязанности губернатора Кожемяко. При этом КПРФ сослалась на то, что кандидат всё равно не сможет преодолеть муниципальный фильтр. Достаточно слабая отмазка для парламентской партии. Может быть, стоит тогда вообще самораспуститься?!

Собственно, построение вертикали власти по-путински и происходило, в первую очередь, за счёт отъёма всех рычагов власти, как политических, так и экономических, у региональных элит. Для населения всё заворачивалось в обёртку «борьбы с сепаратизмом», а на самом деле это было просто устранение любых возможных конкурентов в борьбе за власть. Тактически это было вполне оправдано. А вот стратегически...

Сегодняшняя российская власть — это такой византийский двор с кланами, интригами, борьбой за место наследника. При этом чем хуже экономическая ситуация в стране, тем сильнее разгорается война кланов. Причём идёт она везде: и в Москве, и в регионах. Способны ли регионы взбунтоваться против московского диктата — вопрос тоже достаточно интересный.

Вплоть до недавнего момента казалось, что регионы в России спят крепким сном. Примерно как Финист — Ясный сокол из детской сказки, которому злая принцесса воткнула сонную булавку в бок. Например, даже когда в 2017 году Москва отказалась подписать новый договор о разграничении полномочий с Татарстаном, никаких особых протестов не было. Региональной элите пришлось проглотить это московское пренебрежение практически молча. Кремлю стало казаться, что ситуация зацементирована навсегда. Однако сентябрь 2018 года доказал обратное.

9 сентября этого года на выборах губернаторов в четырёх регионах ставленники «Единой России» не смогли победить в первом туре (Приморский край, Хабаровский край, Хакасия и Владимирская область). За последние 12 лет это первое поражение правящей партии — «Единой России». Власти, как федеральные, так и местные, оказались совершенно не готовы к такому раскладу. Местные попытались, как обычно, выборы сфальсифицировать. Но это разрушало конструкцию, которую выстраивало управление внутренней политики администрации президента.

Возглавляющий его Сергей Кириенко делал ставку на относительно честный подсчёт голосов. Именно поэтому председателем ЦИК стала Элла Памфилова. И именно поэтому Кремль был вынужден отменить подтасованные результаты выборов в Приморье. Конечно, пока нельзя сказать, что люди выбирали альтернативу. Это было протестное голосование. И оно стало результатом целого ряда факторов.

Население всё больше ощущает на своём кармане экономический кризис, который стал результатом западных санкций. Эйфория «крымнашизма» давно прошла. Но, пожалуй, переломным моментом в отношении людей не только к правительству, но и лично к Путину, стала пенсионная реформа. Внезапно обнаружилось, что люди вовсе не такие идиоты без памяти, как о них привык думать Кремль.

Оказалось, что все прекрасно помнят обещания Путина не поднимать пенсионный возраст во время его президентства, и такая откровенная ложь не только обрушила все рейтинги, в том числе и Путина, но и привела к поражению власти на региональных выборах в Приморском и Хабаровском краях, Хакасии и Владимирской области. «Единая Россия» проиграла везде, где был второй тур. Причём явка избирателей во втором туре была выше, чем на первом, почти на 10%. То есть люди пошли голосовать, когда поняли, что можно послать власть куда подальше! И если во Владимирской области и Хабаровском крае выборы признаны состоявшимися, то в Приморье и Хакасии всё ещё в полном разгаре.

Новые выборы в Приморье назначены на 16 декабря. Власти пришлось поменять своего кандидата. Тарасенко, который умудрился не просто проиграть выборы, но и подставиться с их фальсификацией, сменил Олег Кожемяко, возглавлявший до этого Сахалинскую область. Ради победы на выборах ему разрешили даже критиковать Москву в беспрецедентных масштабах.

Но даже это не гарантирует его победу. Поэтому Кремль решил просто убрать с «пробега» Ищенко. Рукой Москвы выступила местная КПРФ, которая просто не выдвинула своего кандидата. Лишнее подтверждение того, что российский закон «О политических партиях» делает существование реальной оппозиции просто-напросто невозможным, просто потому, что все политические партии вертикально интегрированы, а решение о регистрации принимается в администрации президента.

Тем не менее, Приморье так и останется для Москвы головной болью. Люди на Дальнем Востоке давно ощущают Москву скорее как обузу, чем как центр страны. После полугодичного цирка с выборами, да ещё всех антимосковских заявлений Кожемяко, задачу по его относительно чистому избранию решат, а вот что потом будет с управляемостью региона — большой вопрос.

В Хакасии, где второй тур выборов переносили два раза, Кремль разыгрывает другой сценарий. С выборов сначала снялся действующий губернатор Зимин, затем от участия в них отказался кандидат, занявший 9 сентября третье место. Однако Москве так и не удалось добиться снятия Коновалова. Поэтому ставка была сделана на чёрный пиар.

Так, например, на четырёх центральных телеканалах в период с 31 октября по 3 ноября прошло десять сюжетов о выборах в Хакасии. Все они были выдержаны в негативном ключе по отношению к кандидату Коновалову. Так как в бюллетене для голосования будет только одна фамилия, то там появятся две графы «за» и «против». Напомним, что графа «против всех» была ликвидирована решением Государственной Думы в 2006 году. Сейчас её возвращение согласно социологическим опросам поддерживают примерно 43% избирателей.

Таким образом, Коновалову как единственному участнику голосования будет необходимо набрать более 50% голосов. 9 сентября Коновалов набрал 45% голосов, а действующий губернатор Зимин 32%. Сможет ли он выиграть один против всех? Увидим через несколько дней. Отдельная интрига связана с теми, кто стоит за Коноваловым. Компанию Коновалова финансировал холдинг «Рутэк», за которым стоит депутат Государственной Думы 4-7 созывов Глеб Хор. Именно поэтому некоторые эксперты считали, что хакасские выборы — это игра Володина (спикер Государственной Думы) против Кириенко (руководитель УВП АП), чтобы ослабить последнего.

Прошедшие в сентябре выборы лишь показали градус напряжённости между регионами и центром и абсолютное непонимание этого центром. Но гораздо больше, чем проигранные выборы, Кремль напугали события в Ингушетии.

4 октября парламент Ингушетии ратифицировал договор об изменении границ, подписанный главами Ингушетии и Чечни. Сразу после этого в Магасе, столице Ингушетии, начались бессрочные акции протеста. Местный ОМОН не только отказался разгонять протестующих, но и не пропустил федеральных силовиков. Федеральные власти были вынуждены согласовать протест.

В Магас приехала московская комиссия для урегулирования конфликта. Наконец, 30 октября Конституционный суд Республики Ингушетия признал несоответствующим Конституции договор о границах, подписанный Евкуровым и Кадыровым. Судя по всему, пока на этом можно поставить точку. Эти события сильно подорвали позиции главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Но и амбиции Рамзана Кадырова на кураторство над всем регионом также потерпели крах. Приведёт ли это к отставке Евкурова, который только 9 сентября переизбрался на новый срок, или Кремль ограничится заменой силовиков? Одно можно сказать совершенно точно — Москва всё больше теряет контроль над регионами.

Ещё один интересный сценарий разыгрывается в Санкт-Петербурге. Хотя выборы губернатора состоятся только осенью 2019 года, кастинг кандидатов и от власти, и от оппозиции в самом разгаре. Более того, готовятся поправки в закон о выборах, которые позволят баллотироваться не только выдвиженцам от партий, но и самовыдвиженцам. И это тоже результат поражения кандидатов от власти. На следующих выборах они уже пойдут как самовыдвиженцы, а не как кандидаты от «Единой России». Всё это говорит о том, что разрушение пресловутой «вертикали», которую без конца укреплял Путин, уже началось, хотя верить в это ему, занятому войной на внешних рубежах, не хочется.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...