Перейти к основному содержанию

Газ – это не шутки

Самый бодипозитивный автор «Петра и Мазепы» принёс хорошую тему для обсуждений. Сегодня Антон Швец будет вещать про газ.

Давайте поговорим о транзите газа и об анбандлинге, о том, как нам повезло, и о том, как это всё можно просрать. И о том, в какие игры играет персонаж с винницкого рынка, даже не понимая, с кем играет и зачем.

Почему транзит газа — это важная тема?

Потому что транзит, с одной стороны, приносит в бюджет 2–3 млрд баксов в год (по сути, самая крупная единичная строка поступлений в бюджет). А с другой — транзит служит нам щитом от вторжения Кремля. Если в результате полномасштабного наступления РФ на Украину наша ГТС выходит из строя — российская газовая экспансия в Европу заканчивается, цена газа в Европе штурмует исторические высоты, Катар удваивает прибыль, в России финансовая схема коллапсирует в чёрную дыру, а российские учителя и пенсионеры начинают жрать кору с деревьев. Не то чтобы Путина это пугало, но он предчувствует некоторые проблемы от этого.

Именно для того, чтобы получить возможность воевать с нами полноценно (или угрожать такой войной любому, кто будет властью в Украине), Россия последовательно пыталась проложить обходные газовые маршруты. Строительство и расширение газопровода «Ямал», «Северный поток-1», «Южный поток» (неудачный), «Голубой поток» (в Турцию), «Северный поток-2», «Турецкий поток» (в Турцию и опционально дальше) и т.д. Общая идея «Газпрома» и Кремля состоит в том, чтобы заместить всю пропускную мощность нашей ГТС другими трубопроводами для каждого конкретного потребителя в ЕС, а после этого нам можно выкручивать руки. Или можно бить нас ногами, под вопли об обеспокоенности. Потому что нас, кроме нас самих, в этот момент защищать не будет никто.

"

Для примера. В 2013 году Путин решил расширить газопровод «Ямал» (построен в 1999 году), идущий через Польшу, созданием перемычки в Германию. Польша изначально отказалась (а ведь это деньги, и деньги немалые), основная причина — постройка перемычки повысит вероятность исключения Украины из схем поставок. А значит, может привести к оккупации Украины и, как следствие, к тому, что соседом Польши будет уже не Украина, а РФ или её сателлит.

Именно наличие у Украины ГТС не позволило России воевать у нас как, например, в Грузии или Сирии.

Кстати, о Сирии и важности транзитных путей.

Война в Сирии до лета 2015 года особо не интересовала Путина, он даже сказал, что ему, в общем-то, плевать.

Однако потом ЕС сумел завернуть проект «Южного потока», и «Газпром» вместо него решил проложить «Турецкий поток».

Планы на «Турецкий поток» у «Газпрома» были громадные — он планировал 4 нитки общей мощностью 63 млрд кубов в год. Для сравнения, за прошлый год наша ГТС прокачала порядка 90 млрд. Одна нитка должна была идти на турецкий рынок, а остальные три — через Турцию в Европу.

Однако Кремль, как всегда, хотел, чтобы Турция была транзитёром и реципиентом российского газа, а Эрдоган желал покупать газ у РФ и распоряжаться им самостоятельно. Да ещё и хотел выкручивать руки «Газпрому» по цене, имея альтернативные газопроводы и заглядываясь на туркменский газ (который дешевле российского). И ещё Эрдоган хотелок нарисовал — так, например, турки выбили в июне 2015 года 10%-ю скидку у «Газпрома».

Поглядев на такие печальные переговоры весной-летом 2015-го и имея в уме дедлайн 1 января 2020 года, Кремль зафиксировал альянс с Ираном и начал существенно расширять контингент своих «ихтамнетов» в Сирии (при этом фактически сидел по самые гланды на Донбассе. То есть, по сути, открыл второй фронт хрен знает где). Кремль начал пытаться создавать на территории Сирии, но по границе с Турцией, управляемые конгломераты, фактически новые «норотные риспублеки», чтобы всегда иметь возможность надавить на турок в любых переговорах. Офигев от таких манёвров Путина, Турция перешла к активному противодействию РФ в регионе прикрытием своей границы с Сирией от других игроков и всё закончилось сбитым российским самолётом. Потом турок застрелил российского посла. Поглядев на всё это, Россия слегка успокоилась.

Как видите, вопрос формата работы газопровода и тонкости транзитных контрактов обернулись расширением агрессии, новыми десятками тысяч жертв, сбитыми самолётами, увязанием РФ в ещё одной войне. Транзит — это серьёзно, это не шутки, это такие бабки, что политика на них прорастает сама.

Почему дедлайн 1 января 2020-го? Потому что в этот день заканчивается наш транзитный контракт и «Газпрому» надо подписать с нами новый. Россияне надеялись достроить и «Турецкий поток» в нормальном объёме, и «Северный поток-2» с полной загрузкой в 2019-м, и просто не подписать с нами контракт о транзите (или подписать на своих условиях, но на символическую сумму 5–15  млрд кубометров каждый год, которая совершенно бы не оправдывала функционирования нашей ГТС в её текущем объёме).

Эрдоган показал себя. Сейчас «Турецкий поток» — это одна нитка в Турцию, и россияне мучительно занимаются второй. И какие там условия на самом деле — будет не понять, потому что Путин с каждым днём всё больше теряет позиции в Сирии и возможность давить на Турцию. По факту это минус 15 млрд кубометров из нашего транзита ежегодно из-за первой нитки в Турцию (выпадают из Трансанатолийского газопровода), а по второй речь о 4 млрд — с 2020-го и 11 млрд — с 2021-го вроде как.

"
Трансанатолийский газопровод

«Северный поток-2» торпедировали всем миром. Тут и позиция «Нафтогаза» и его просветительская работа на Западе, и помощь американцев, и лобби СПГ-производителей, и ревность Франции к Германии, и беспокойство стран Балтии и Польши по поводу намерений РФ. Самый большой вклад в борьбу с СП-2, конечно, сделал Кремль и его долболедизм — реакция на проигранные «Нафтогазу» суды, например, сильно удивила даже прикормленных «Газпромом» немцев.

Россияне не успели. «Северный поток-2», скорее всего, не запустят до 2020-го (даже если повезёт с Данией). Там всего половина мощности может быть использована «Газпромом» из-за расширения действия Третьего энергопакета. «Турецкий» построен в кастрированном варианте. Каким он будет после первой нитки, тоже не знает, по сути, никто, потому что слово Эрдогана стоит столько же, сколько слово Путина, то есть ничего.

Значит, Кремлю надо подписывать с нами транзитный контракт и у нас неплохие переговорные позиции. Россияне вынуждены его подписывать, и тут уже мы можем что-то выбить.

Ещё раз: у нас есть все шансы вжучить «Газпром» и подписать такой контракт, который обезопасит нас на несколько лет (а, возможно, и на 10) ото всех этих обходных потоков, дав нам время нарастить собственную добычу газа, построить схему поставок LNG и т.д. и т.п.

Однако, кроме переговоров о транзите в 2019-м, у нас ещё происходит и процедура анбандлинга. Анбандлинг — это выделение нашей газотранспортной системы из структуры «Нафтогаза».

Дело нужное, часть требований Третьего энергопакета, кроме того, есть хитрый план.

Какие у нас могут требования к процедуре анбандлинга? Эта процедура в обязательном порядке должна создать косвенных выгодоприобретателей нашей ГТС — компанию или структуру, которая сможет заставить россиян прогонять по нашей ГТС достаточные объёмы газа ежегодно. Или же может запретить Европе принимать от россиян достаточные объёмы по другим каналам, создавая естественную потребность в нашем.

То есть либо какие-то европейские игроки, которые смогут продавить поставку, либо какие-то американские игроки, у которых санкций полный мешок — а-ха-ха! — смотри, сейчас ещё насыплем. Иначе, как вы видите, исходя из планов РФ, скоро приносить деньги за транзит наша ГТС не сможет, а должна, потому что это не только вопрос денег и бюджета, но и вопрос ковровых бомбардировок и танковых клиньев.

Есть два основных варианта проведения анбандлинга.

Первый OU (ownership unbundling) — передача собственности. Фактически произойдёт передача из одного государственного кармана собственности в другой. Казалось бы, ничего страшного, но в момент передачи имущественного комплекса от «Нафтогаза» в МГУ («Магистральыне газопроводы Украины» — специально созданная Гройсманом компания) происходят две вещи.

Первая. По бороде идут все суды, которые в данный момент ведёт «Нафтогаз» вокруг транзита. Стокгольм-2 (полностью аналогичный уже выигранному Стокгольму, но за другой период, шанс победить — 99%, до 0,5 млрд долларов) и ещё один иск на 12 млрд баксов. Почему пойдут по бороде? Потому что выходит, что «Нафтогаз» больше не выгодоприобретатель и не сторона процесса, и вся работа идёт нахрен, и всё надо начинать заново.

Вторая. «Нафтогаз» исчезает из переговоров по транзиту. И, соответственно, исчезают все наработанные контакты с Западом, которые и позволили создать проблемы СП-2 уже сейчас. А вместо «Нафтогаза» там появляются серийные долбоклювы — собственно, сам Гройсман и Кистион, на которых на Западе смотрят как на дурачков с винницкого рынка.

Ну и там ещё куча проблем возникает, потому что, чтобы это всё нормально узаконить, надо такое количество законов через Раду прогнать (а у нас, как вы помните, коалиции уже нет). А иначе ГТС зависает в каком-то звездоватом правовом вакууме и вообще никому ничего не понятно.

То есть вместо того, чтобы крутить россиянам руки и уши, мы сами себя вставим, и будет непонятно, кого с каким правовым статусом отправлять на переговоры с «Газпромом» и европейцами. А ведь будут ещё наши суды с их неожиданными решениями, которые могут выдавать вообще непредсказуемые решения, например.

Короче, это очень, очень плохой вариант.

Есть другой вариант. Его суть — концессионное соглашение, ISO. МГУ в таком случае получает концессию, а конечным владельцем ГТС остаётся «Нафтогаз». МГУ достаточно, чтобы договор с «Нафтогазом» был с любой цифрой. Хоть гривню в год пусть платят за концессию. Вот за эту одну гривню «Нафтогаз» вставляет в судах «Газпром» и рвёт ему жилы на переговорах о транзите.

Противники концессии говорят, что на такое никто не пойдёт, не удастся получить какого-то интересанта без передачи права собственности. Что я могу на это ответить?

Во-первых, судя по новому пакету санкций США против СП-2, проект которого мы увидим завтра, я надеюсь, интересанты явно есть. И им что владение, что концессия, спросите у «ихтамнетов», которых пятьдесят второй бэ превращал в пыль под заводом «Коноко» в Сирии.

Во-вторых, «Нафтогаз» сам заинтересован в получении мощного компаньона в нашей ГТС, и речь тут не о деньгах, а о газовом балансе. Что одна гривня, что ноль, важно, сколько газа в системе и как функционируют хранилища. Нам нужно время до развития собственной добычи.

Итоги подведём.

А не пришло ли время Владимиру Борисовичу объясниться, а почему он последовательно пытается выкинуть из «Нафтогаза» единственную команду в истории этой страны, которой удалось нагнуть «Газпром» в одном кейсе, а во втором поучаствовать в коалиции нагибателей «Газпрома» ол овер зе ворлд?

"

То премии, то, блджаж, зарплаты, то набсовет не тот, то устав поменять, то уволю, то ГТС вот именно так, чтобы команда «Нафтогаза» исчезла. Раз за разом. Последовательно.

Тупо раз за разом и каждый раз, ставя под угрозу государственные интересы. Я не зря тут писал сверху: ГАЗ — ЭТО НЕ ШУТКИ. Не зря россияне говорили о трубопроводных войсках стратегического назначения. Форматы обсуждения транзитных газовых договоров с лёгкостью вызывают или прекращают войны, примеров десятки. Любое лишнее или недостаточное слово, любая задержка могут стоить кратного ухудшения позиции, стоить жизней десятков тысяч, стоить миллиардов долларов. Да, даже время важно.

Кремль вот затянул с «потоками» — и теперь у него надежды немного.

Разве что Кремль на Владимира Борисовича Гройсмана может надеяться.

Который, как мы видим, последовательно на этом поле вставляет всю Украину.

Когда я первый раз заметил странность поведения Гройсмана в газовом вопросе, и мы начали на это смотреть пристально и регулярно, возникло много конспирологий, что вот Порошенко поссорился с Гройсманом и теперь верный гитлерюгенд Порошенко вваливает по святому Владимир Борисовичу.

Завтра Порошенко закончится (а, будем честными, закончился сразу после выборов и начала Больших Крысиных Бегов), и Владимир Борисович останется сам. А поведение Владимира Борисовича не поменялось. Выходит, Пётр Алексеевич понимал важность ГТС как рычага, как инструмента, как оборонительной системы.

А Гройсману плевать.

Он или дурак, который ради того, чтобы украсть из ГТС (овнершип вариант анбандлинга позволяет ему никому не отчитываться), нас всех подставит.

Или предатель и шпион, который за долю малую заводит нас в тупик, лишает нас возможности использовать стратегически удачный момент.

Владимир Борисович, откройте, наконец, личико.

Кто вы и зачем делаете всё это?

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции