Перейти к основному содержанию

Гордость VS гордыня: пробоина, в которую утекают силы

Каста вместо щита, погнали
""""

Гордыня — это дыра, через которую утекает сила, счастливое будущее, нормальные человеческие отношения. Так как же понять, что то, что мы испытываем это не гордость, а гордыня?

Например, когда мы гордимся «нас столько-то процентов» — это гордость или гордыня? Давайте разберёмся, как отличить, горжусь ли я собой, своей группой, партией или я преисполнен гордыни?

Определимся с определением

Гордость — это чувственная сила, которая помогает. Уважаемые многими поколениями пророки и мудрецы гордились своими знаниями, опытом, способностями, хотя нередко были очень простыми в общении людьми. Они разными способами доносили свои идеи, приводили примеры, рассказывали истории, притчи, заботились о тех, кто рядом, взывали к чувствам и объективному восприятию.

Единственное, что невозможно было услышать от настоящих мудрецов: «Я самый мудрый и лучший, а они все плохие и глупые». Можно вспомнить лишь внимание, интерес, желание увлечь, общаться, выслушивать и рассказывать. Истинные ценности.

В человеческих отношениях важен некий паритет. Если кто-то опытней и гордится этим, он может уважать энтузиазм молодости, активность любителей, внимание к мелочам или нешаблонное мышление дилетантов. Если кто-то гордится аналитическими способностями, умениями правильно рассчитать перспективы тех или иных политиков и предсказывает события, то для него должны быть важны ощущения людей, которые впервые задумались о глобальных вещах, интересно выяснить причины, по которым другие не согласны с его прогнозами. В конечном итоге человек, испытывающий гордость, любит совершенствоваться.

А гордыня мешает, ведь когда человек думает: «Я лучший», — он не замечает свои ошибки, пропускает нужные для себя уроки, и его просчёты начинают собираться как снежный ком. На мысли, что он лучше других, на действия, как это доказать, тратится энергия и силы, необходимые в борьбе за настоящие достойные человека цели.

Читайте также:

То есть гордыня — на самом деле нуждающаяся в постоянных доказательствах любовь к самому себе. Мы можем быть профессиональными, умными, талантливыми, работоспособными, весёлыми и дружными, и гордиться этим. Но если считать себя лучше, чем кто-то другой, если вознестись на пьедестал, а других отправить к его подножию, если считать, что обладаешь некими тайными знаниями или привилегиями по сравнению с остальными, то поддаёшься гордыне. Все наши преимущества уносит, как ураганом.

Твоя каста, твоя броня

Можно гордиться не только своими достижениями или способностями, но и принадлежностью к группе, и это помогает. Читая политические новости, можно вольно-невольно стать на ту или другую сторону, симпатизировать тому или другому политику, и это нормально. Если наша команда выиграла и мы охвачены энтузиазмом, можно кричать всем вместе: «Ура, мы победили!» — и обниматься с такими же фанатами, да и со всеми остальными — это гордость за любимую команду.

Само по себе соединение с группой может дать дополнительные силы, желание быть на уровне, соответствовать. Так у многих украинцев появилось желание лучше знать историю Украины или лучше выучить язык. Кратковременная потеря индивидуальности, когда мы как будто сливаемся с командой-победителем, пьянит групповой эйфорией и помогает группе стать дружнее и сплочённее.

Однако гордость может стать гордыней, когда слияние с группой может застилать разум, не даёт видеть критические моменты, не позволяет слышать голоса людей, критикующих позицию группы. Чувство принадлежности может не позволить ощутить опасность на выбранном группой пути. В этот момент у людей, заражённых собственным высокомерием, пропадает реальное восприятие ситуации. Это уже поражение.

Раз за разом можно услышать от хороших журналистов или чудесных аналитиков: «Нас таких в Украине полтора десятка, пара сотен или 5%. Вот если бы все были такими умными, активными и сообразительными, как мы, тогда бы наша страна процветала. А они (все остальные) идут в пропасть, как стадо баранов». Вопрос не в том, насколько это правда, вопрос в том, что на наших глазах цветёт ядовитое дерево гордыни. И гордецы, оторвавшись от каких-то не таких масс, идут в своё светлое будущее, с пренебрежением посматривая на бредущую не туда, куда, по их мнению, надо, толпу.

Гордыня приходит, когда трудно устоять от соблазна вместе с симпатичным политиком и его командой объявить себя лучше других, а остальных идиотами. Соцсети наполнены призывом «Считай себя самым лучшим, потому что ты в нашей команде», «Называй тех, кто в другой команде, дебилами».

Тогда сомнения начинают восприниматься как предательство группы. Если правит гордыня, не берутся в расчёт реальные успехи или даже любовь к избранной команде, главное — это слияние с группой, которое цементируется ощущением избранности. Человек наделяет группу авторитетом и чувствуем себя под защитой этого авторитета. Можно метафорически сказать, что он находит красивый ледяной дворец и присоединяется к группе, его построившей. А когда весной дворец начинает таять, он вместе с группой ищет происки врагов. Это провальный путь, гордыня развивает самомнение, ослепляет, сужает круг настоящих искренних друзей.

Вспомним, как весь немецкий народ в едином порыве строил тысячелетний Рейх или советский народ — развитый социализм. Группа была, радость от принадлежности была, ощущение своей правоты было, была гордыня «мы первые, мы лучшие, таких, как мы, нет», и было провальное будущее, приведшее к распаду государств. Это и есть гордыня, дырка, через которую утекает сила и разум.

Страх как драйвер

Умные люди пишут, что уже давно этим валом гордыни одних перед другими руководят те, кто хочет поссорить разные части населения. И всё-таки, если бы гордыня презиралась в нашем обществе, если уметь отличать гордость от гордыни, то не так легко поддаться на подобные манипуляции.

Можно гордиться и считать себя лучше не только из-за принадлежности к какой-то группе, но и считая себя нейтральным, не принадлежащим никому, парящим над всеми. Это тоже гордыня. Человек не признаётся сам себе, что он считает себя лучше других, потому что отвергает все другие группы.

Это высший цинизм, порождение глубокой детской травмы, перешедшей во взрослое состояние, когда личность защищается от душевных проблем тем, что убегает от всех, и мысленно поднимается над окружающими. Это страх настоящих душевных переживаний и пониманий других. В отличие от этого настоящий мудрец, паря мыслью в небе с орлами, видит на земле не только других, но и самого себя. Он умеет ощущать как собственное превосходство, так и незначительность, может взглянуть на самого себя со стороны и залезть в шкуру другого человека.

Можно ли обуздать гордыню и заставить эту силу служить своим настоящим интересам? Можно, если, гордясь тем, что «нас миллион» или «нас мало, но мы — соль земли», не добавлять: «Мы лучше других, мы умные, они идиоты», — потому что в эту секунду гордость превращается в гордыню. Если говорить: «Нас столько-то процентов», — то важно продолжение, например, такое: «Нас столько-то, и мы хотим говорить с остальными», «Нас мало, но мы будем объяснять свою позицию».

Или так: «Нас очень много, и мы хотим оставаться такой же большой командой, поэтому мы создадим продуманные пути для взаимодействия». Здесь нет групповой гордыни, хотя есть гордость принадлежности к группе, дающая силу.

Мы все кому-то или чему-то принадлежим и находимся под влиянием. Политики, певцы, футбольные команды влияют на нас и объединяют по разным группам, и это нормально. И можно этим гордиться. Не надо только на этом основании считать себя лучше других.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...