Перейти к основному содержанию

Пропагандируй мне.

Есть у меня кот. Хороший такой кот, пушистый. Любит он, как нормальное божье создание, похулиганить.

Артем Сивко

Есть у меня кот. Хороший такой кот, пушистый. Любит он, как нормальное божье создание, похулиганить.

И, вроде бы, он, зараза, приносит счастье и так хорошо себя ведет, а тут раз – и нагадил в неположенном месте. И вот спрашиваю я себя: «Ну, зачем такое делать? Ведь все же было хорошо».

Похожие чувства у меня вызывают заседания ВР. Депутаты ведут себя точь-в-точь как пакостливые животные. «Уменьшим количество ведомств», - мы благосклонно киваем. «Сэкономим деньги на соцвыплатах», - мы возмущаемся, но еще стараемся понять ситуацию. «Создадим министерство информационной политики», - вот тут-то и хочется надавать по заднице от гадливости.

Особенно, когда депутаты заявляют об экономии бюджетных средств и обещают, что первым пойдет под бюджетный топор правительственный аппарат. Все списываем на войну, надо, ведь кто-то же должен противостоять российской пропаганде.

Можно было бы долго разбирать полномочия министерства, его цели, плюсы и минусы, но все это было сделано раньше, ведь тема не первую неделю бороздит просторы Интернета.

Лично мне хотелось бы остановиться на некоторых особенно противоречивых моментах. И начну я вот с чего…

В октябре сего года божьего страшный для медийщика пентаграмматон ГТВРК (Госкомитет по теле- и радиовещанию) запретил трансляцию российского канала «365 дней» и телеканала «Беларусь 24». Потом пошли всякие печатные издания типа «Russicher profile», «Русский блок», «Красная звезда» и прочие злые названия.

Ранее же Нацсовет теле- и радиовещания запретил «РТР», «Ложь 24», «Lie news». Словом, почти весь российский «Der Angriff» 21 века. 

Немножко интересного. Во Франции и Великобритании существует орган, похожий на Нацсовет, называется он Ofcom. Данное предприятие разбирает жалобы телезрителей, жалобы телекомпаний и может выносить свои решения на основании глубочайших исследований. Вот, например, были рассмотрены и проанализированы эфиры «Russia today» на предмет необъективного освещения событий в Украине. Анализ был представлен на 40 страницах А4, и на его основе телеканалу вынесли предупреждение о возможности применения санкций. Сравните теперь, как выносятся решения и какой «глубокий» анализ проводит наш Нацсовет. Посмотреть их можно на официальном сайте ведомства. Это короткие высказывания, даже короче, чем решения Сталина: дам возможность вещания, не дам возможность вещания, пущу в эфир, не пущу. Соответственно, когда Министерство информационной политики прописывает в своем регламенты нормы, в которых говорится о заключениях экспертов, невольно появляется улыбка на лице.

Продолжаем. Дальше подключилось Государственное агентство по вопросам кино. Оно отказало в регистрации российских фильмов и телесериалов. Также ситуацию дополнили обыски МВД ОАО «Торгсат» и ОАО «Саттелеком», которые распоряжаются правами на трансляцию российских телеканалов.

Когда закончились враги внешние, нашлись враги внутренние. Генпрокуратура вызвала на допрос Елену Бондаренко, главу медиахолдинга Курченко. Не обошли стороной и журналиста Дмитрия Менделеева с его расследованием продажи оружия министерством обороны и «Укроборонпромом». Обе пострадавшие стороны подали в суд на журналиста, и ресурс, разместивший материал, а именно «Зеркало тижня». Сам Петр Порошенко поручил привлечь Генпрокуратуру для наказания опасного журналиста за «подрыв обороноспособности государства».

Отдельным вопросом является Нацкомиссия по вопросам морали, от которой в скором времени желает отказаться Стець.

Во время создания сего кошмара заулюлюкали правозащитники и часть медийщиков: «Что вы делаете? Да как так можно?». Другие сказали: «А ничего, все нормально». Потом начали проводить заседания, и появился «нулевой» пациент – газета «Блик». Подумаешь, перепечатала газета коллаж, где была изображена распятая жаба на кресте, такая себе пародия на католиков. «Вы что? Как же так? О, боже мой», - сказала комиссия и запретила газету. «Ну, ладно, что вы, - сказали медийщики, - Будем мы насчет «Блика» переживать?». Потом попался Лесь Ульяненко, в чьем романе рассмотрели порнографическую сцену. Там кто-то кого-то языком потеребенил. Запретили. В конечном итоге по заключению комиссии прокуратурой было заведено 170 дел. И тогда запереживали даже самые тугодоходящие медиа.

Что мы видим в конечном итоге? А то, что органов, борющихся с вражеской информационной интервенцией у нас хватает, как и способов давления на журналистов внутри страны.  Поэтому переживать за то, что новое ведомство начнет душить свободные СМИ не стоит – это и так делается в полном масштабе всеми «демократическими» правительствами по сегодняшний день. Более того, СМИ можно уничтожить налоговыми проверками, а над журналистами устроить расправу разными способами: или лицо в квасное яблоко превратить, или вообще головы лишить.

И, если мы имеем органы, наделенные схожими функциями, то как они их будут параллельно реализовывать? Хотя ясно, что верховенство права будет принадлежать куму президента Юрию Стецю. Вообще, я согласен, что суть министерства – дать возможность срубить бабла родственнику гаранта. Или, как вариант, открыть монопольный туннель для «5 канала» главы государства, о чем писала Е. Титарева. И было бы все хорошо, если б дело шло просто о вакантном месте. Дайте человеку занять регламентные комитеты в ВР или тот же пост вице-премьера. Но пошли другим путем и создали ведомство, наделенное административными функциями. Снова лезут в область общественных институтов, коим является и журналистика.

Если действительно приспичило создать специальную структуру во время войны, воспользуйтесь американским опытом. В армии США существует отдельное подразделение войск, которое ведет информационную борьбу на вражеских или оккупированных территориях с помощью распространения листовок, газет, установлением передатчиков и т. д., не затрагивая территории, где боевые действия не проходят.

Действительно, Стець обещает, что министерство ликвидируется после окончания боевых действий. Но когда они закончатся: год, два, три? А если он оставит свой пост и на его место придут другие, со своим видением ситуации, может быть, более жестким и радикальным?

Сколько бы вопросов о ликвидации всех этих советов и комитетов не звучало, до практической реализации вряд ли дойдет. Не захочет Стець себе врагов наживать. Хотя давно пора было этим заняться и удалить с рабочего стола Украины ненужные папки.

Есть и другой, не менее интересный для меня, момент.

Предположим, что Стець занимается контрпропагандой через свое министерство, создает стандарты подачи информации и раздает «темники» негосударственным СМИ. Разберемся с контрпропагандой. Л. Гассуэлл, один из исследователей пропагандистского влияния, отмечал, что любая кризисная ситуация в социуме создает опасные предпосылки к массовому психозу и подвергает население воздействию пропаганды. Не воспользоваться этой ситуацией было бы глупо с точки зрения государства. Поэтому у слова «контрпропаганда» смело убираем приставку «контр-».

Происходит ли сейчас пропаганда? Еще до полной активизации министерства правды. Да, конечно, разве мы не слышали заявления от СБУ о 25 кадре в новостях «России 24», о психотропных бомбах на Донбассе или недавнюю прекрасную новость о цианистом калии, пущенном в систему водопровода злобным депутатом КПУ. В целом, промывка мозгов работает удачно и подкрепляется различными журналистскими расследованиями, которых огромное количество на украинском ТВ. Конечно же, в зависимости от телеканала в передаче будет проскакивать злобный Левочкин или туповатый Ляшко. Как говорится, кто платит, тот девушку и танцует. Что сможет добавить Стець в налаженную пропагандистскую систему не очень понятно.

Пускай он постарается через «темники» и журналистские стандарты продвигать агитационную программу Петра Порошенко, вбрасывать ложные победы нашего правительства и замыливать реальную ситуацию в Украине полным песцом в России, увеличивая поток их подачи до максимума. Согласятся на это негосударственные СМИ, которые содержатся нашими олигархами, иногда позволяющими себе косо посмотреть в сторону государственного аппарата? Нет, конечно же. Пусть Министерство правды надавит на СМИ. Результатом станут протесты журналистов, которые в обозленном угаре будут крошить пропаганду налево и направо. И если процент недоверия к информации в украинских медиа ресурсах растет медленно, то «павшие» журналисты изменят ситуацию явно не в пользу Украины. Они действительно станут объективными.

Поэтому Стець опускает руки и множится со своим министерством на ноль. Квадратный корень из этого нуля вычисляется и бюджетом министерства, который составит 4 млн. грн. Это крайне малая сумма для поддержки как государственного, так и негосударственного медиа ресурса, о чем прописано в положении министерства.

Приближаясь к концу, мне бы хотелось обратиться к еще одному теоретику пропаганды, а именно к Дж. Дьюи, который отметил, что лучшим способом противодействия пропаганде является просвещение народа. Я желаю видеть по отечественным телеканалам как можно больше документальных передач не только про героев АТО или про депутатов, которые разворовали страну, а и про Украину в целом. Они должны наполнять мой мозг интересными фактами, которые заставят меня гордиться и любить свою страну. К сожалению, весь рынок документального кино в нашей стране был уничтожен. Дешевле было покупать зарубежный продукт, чем создавать свой. Государству было абсолютно наплевать на данный вопрос, а население привыкло смотреть Comedy club с пивом, а не узнавать что-то новое. Может быть, если уж Стець решит устанавливать стандарты вещания для наших голубых телеэкранов, то хорошо было бы заняться не продвижением пропаганды, а продвижением образования. Это длительный и рискованный процесс в условиях войны, но он действительно может дать результаты на долгие и долгие годы.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...