Перейти к основному содержанию

Грета Тунберг и украинские блогеры

Крестовые походы кажутся чем-то джазовым

История Греты Тунберг скучна и наивна с точки зрения экологии. Но с точки зрения психологии масс, психологии медиаполя и даже религиоведения это кладезь. Примерно поэтому мне всегда смешно, когда люди свысока смотрят на «средневековое мракобесие».

Ребята, наше время 16-летнюю прогульщицу с аутизмом на наибольшую в мире трибуну банальности орать пригласило. И миллионы слушали, рот разинув. Посмейтесь мне ещё над крестовыми походами.

Ладненько, и я тоже про эту Грету и ООН.

Все говорят про инфантильность, идиотизм ситуации, глобальное потепление и прочую хрень, но никто не говорит о том, как вообще так получилось, что подросток-аутист держит речь в ООН. Точнее, говорят, но, как мне кажется, немного не то, хотя вопросы звучат верные.

Как же, как же так вышло, что цивилизация вдруг забыла о главном и сосредоточилась на второстепенном? Почему идиотские гендерные вопросы вдруг стали так важны, а реально важные и угрожающие благополучию миллиардов людей проблемы стали второстепенны?

Мне видится, что всё дело в том, что Интернет оказался изобретением преждевременным. И пока вы не начали фыркать, позвольте объясню. Интернет — величайшее детище человека. Не атомная бомба и не SpaceX, а Интернет. Он дал мощный толчок науке, технике, экономике, образованию, культуре — всему. И в то же время он создал уникальную, никогда ранее не существовавшую среду для коммуникаций миллионов людей с друг другом, минуя традиционных посредников. И как ни парадоксально, но именно возможность каждого быть услышанным миллионами сейчас разрушает западные демократии и размывает устои западной цивилизации.

Наш мир построен по довольно архаичным принципам, одним из которых был контроль над коммуникациями. С древних времён вплоть до изобретения печатных станков роль рупоров пропаганды выполняли всевозможные уличные глашатаи и кричальщики (или как их там называют). Именно через них власти в лице знати спускали в массы какие-то директивы и, как это нынче принято говорить, месседжи. Таверны, слухи, сплетни и прочее устное творчество точно так же (в той или иной степени) контролировалось сильными мира сего. Позже информационные технологии сделали шаг вперёд и создали печатный станок, затем — радио и ТВ. Но в любом случае глашатаи просто переместились с городских рынков прямиком в жилища обывателей. Сами же обыватели продолжали обсуждать ровно то, что им подкидывала «четвёртая власть».

А вот Интернет — он изменил правила. Внезапно, в течении каких-то десяти-двадцати лет «глашатаем» смог стать каждый. Каждый мог влезть на трибуну и кричать, что в голову взбредёт. Про интерсекционный феминизм. Про глобал ворминг. Про биткоин. Про SpaceX. Про лунный заговор. И к каждому, кто умел кричать громче, красивее или убедительнее, начали стекаться слушатели, которые вместо того, чтобы поглощать выверенную элитами информацию, принялись внимать тем, кто больше соответствовал их внутренним убеждениям и потребностям.

Страшные толстые бабищи охотно поверили, что это не они хреново выглядят, а что маскулинные хуемрази навязали всему миру стереотипы красоты. Двоечники, которые не осилили школьный курс физики, приобщились к Плоской Земле и ощутили свою элитарность и сопричастность к Тайному Знанию, Доступному Немногим. Каждый нашёл болото по своему вкусу, в которое с удовольствием погрузился.

Но самое страшное, что произошло, — это то, что, помимо аудитории, Интернет дал агрегированную обратную связь с ней — все эти лайки, ретвиты, репосты, рейтинги и прочую ерунду. Каждый идиот, получив тысячу лайков от других идиотов, обнаруживал, что в чьих-то глазах он прав. И не просто прав, а «ах, красава, как разложил!» И это породило дилетантизм в методах, подходах и суждениях настолько масштабный и всеобъемлющий (привет Юре Романенко), что он принялся разъедать само общество. Умелые 3,14даболы внезапно стали «экспертами», «популярными блогерами» и вообще «людьми с огромным медийным весом».

Элиты внезапно полностью утратили контроль над потоком информации, а «глашатаи», которые ещё вчера ориентировались на «патронов», быстро начали вторить тому, что орут самые популярные горлопаны в сети. Это оказалось намного прибыльнее и проще, чем гнуть линию заказчиков. Все коммуникации превратились в один огромный базар, где чаще всего слушают того, кто громче всех кричит.

И тут сработал самый главный и самый, должно быть, чудовищный порок человеческой психики: никто не хочет считать себя негодяем.

Фанатик убивает «неверных», потому что считает, что он прав, и он тут — хороший чувак, потому что так сказал Аллах / Будда / Христос. Поехавший от пропаганды ванька едет «косить укроп», потому что «борется с фашизмом», или потому что надо как-то ипотеку закрывать, благое дело ж — семью жильём обеспечить и гидру фашизма бороть, как диды. Девочка плывёт на яхте вещать очевидную хрень с трибуны ООН, потому что она за хорошее дело — спасение мира от Глобального Потепления. Первому будут сочувствовать тысячи, второму — миллионы, третьей — сотни миллионов.

Потому что они хорошие люди, и они за всё хорошее. Ведь надо спасать экологию? Надо. Надо ли её спасать от Китая? Ай-ай-ай. Что за расизм? Ты что, расист? Что за вопросы? Ты что, ПЛОХОЙ ЧЕЛОВЕК? Пускай виноват будет, например, капитализм! Пускай виноватым будет патриархат! Пускай виноватым будет какое-нибудь абстрактное и очень эфемерное понятие, на которое легко навесить ярлык абсолютного зла. Ведь тогда каждый, кто будет бороться с этим Абсолютным Злом, будет, соответственно, на стороне Абсолютного Добра. Главное — сделать зло настолько размытым и невнятным, что любую отличную от твоей точку зрения можно легко приписать ему.

Вы посмотрите: девочка с аутизмом бросила вызов Злу. Неужели вы её не поддерживаете, НЕУЖЕЛИ ВЫ — ПЛОХИЕ ЛЮДИ?! ЭТОГО ЖЕ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ, ВЕРНО?! ВЫ ЖЕ НЕ ХОТИТЕ СКАЗАТЬ, ЧТО ВЫ НА СТОРОНЕ ЗЛА? ВЫ ЧТО, ХОТИТЕ ПОГУБИТЬ ПЛАНЕТУ?!

Все хотят быть хорошими парнями. Даже поехавшие ублюдки, вроде Адика, оправдывали свои делишки благом арийской расы или ещё какой-нибудь абстрактной хренью. Ведь даже людоед в глубине души хочет быть хорошим парнем — он ест врага, чтобы стать сильнее, чтобы самому не быть съеденным другими людоедами.

А девочка с аутизмом… Ну, блин, кто из нас в 16 лет не жаждал бороться с несправедливостью и мировым злом? Оставьте вы её в покое, что ли.

Anna Amargo

Ну ось. На найбільшу трибуну залишилось вивести тільки зайчика з барабанчиком, щоб усі зрозуміли, що цей світовий лад уже в комі та давно не працює.

А. І щоб тричі не вставати. Люди, які вміють у логіку, не треба називатися вченими. На думку вчених, емоціоналам, які в логіку не вміють, насрати рази три поспіль.

Починайте казати, що ви маги, шамани. І всі свої логічні викладки про майбутнє починайте зі слів: «Мені видіння було…»

Всі ці хлопці до вас саме так і робили.

* * *

Тобто. Справа не в дівчинці. Справа в тому, хто і навіщо покликав її на трибуну.

На саме цю трибуну. На трибуну всесвітньої організації, з якої мають виступати люди, що а) ставлять питання про глобальні проблеми і б) розказують про свої ідеї відносно того, як ці проблеми розв’язувати.

Тобто ще раз. Коли ми роками тринділи, що світ змінюватиметься, то ось це й передбачали.

Профанів на трибунах, які будуть казати, що цей, старий світ їм абсолютно не подобається, і будуть пропонувати робити щось, щоб світ прямо завтра став кращий.

А так. Ключове слово тут «щось».

Іван Хомяк

О боги ноосфери!

Займаюся професійно екологією 15 років. Зараз на дослідження та викладання екології виділяю 15–18 годин на добу. Інколи займаюся екологією навіть у своїх сновидіннях…

Той істеричний психоз, який роздмухало інформаційно-глобалізоване суспільство, приводить мене в крайню стадію непозбувної бентеги. Людство, тобі не екологи потрібні, а психіатри!

У купу змішали все: екологію, пластик, клімат, капіталізм, дітей! Народ, ви що, з дуба гепнулися?!

Я міг би півдня писати «по-перше», «по-друге», «по-сто тринадцяте»… Та це до лампочки. Народ хоче, щоб ним маніпулювали. Народ не цікавить нудна реальність. Надавити на емоцію, видавити сльозу, осідлати хвилю популярності, довести до істерії… До біса результат, до біса наслідки, до біса реальні причини. Головне — зловити хайп, помістити себе в епіцентр подій, бути в тренді… О трикляті мавпи!..

Три приклади:

1) Вибирайте — штани або хрестик? Тупо об’єднувати в одне пластик і клімат. Заміна пластику на речовини, що розкладаються, прямо чи опосередковано впливає на океан та на атмосферу (клімат) у 2,5 рази сильніше. То що візьмете — поліетиленовий пакет чи лляну торбу? Лляна торбинка чи клімат?
2) Спаржа, тропічні фрукти та овочі, привезені за кілька сотень кілометрів, завдають шкоди стільки ж, як свинина, вирощена у вашому регіоні, і більше, ніж курятина, вирощена у вашому передмісті. То що виберете — веганство чи клімат?
3) Від пластику в океані щороку гине (через пряму дію) кілька тисяч риб, кілька десятків китоподібних та кілька тисяч птахів. Від вирощування «органічних» упаковок (через опосередковану дію) — сотні китоподібних, десятки мільйонів риб і десятки тисяч птахів. Чого боятися більше — сміттєвого острова чи невидимого забруднення океану через сільське господарство та інші виді діяльності?

Сліпі поводирі сліпих…

До речі, те, що ви називаєте «екологією», настільки стосується екології, наскільки теорія комплексних чисел стосується роботи вашого унітаза. Коли він погано зливає, ви телефонуєте сантехніку чи в інститут математики?

Екологія — це розділ біології (!), який займається зв’язками організмів із навколишнім середовищем. Крапка.

Питання сміття — це не екологічна проблема. Це:

1) психологічна проблема: соціально-психологічної дезадаптації, через яку людина прагне (не опирається) завдати шкоди собі та оточенню, в тому числі природному середовищу;
2) політико-економічна проблема: з одного боку, політики займаються спекуляціями, граючи на неосвіченості виборців, з іншого — заробляють бонуси як на завдаванню шкоди довкіллю, так і на боротьбі з ним;
3) тимчасова технологічна проблема: розробка технології, щоб використовувати відходи як сировину;
4) проблема кризи сучасної науки: якщо ви хочете отримати фінансування в певних галузях, пишете в заявці про плив вуглекислого газу на клімат — і готово. Наприклад, ми двічі подавали на конкурс практично одну і ту ж роботу нашого молодого науковця. Однак на другий рік ми туди трохи додали про зміни клімату. І одразу — дві перемоги в конкурсах (один міжнародний) і грамота від AMS (American Meteorological Society) за оригінальні підходи до вивчення клімату. Вчені повинні мати свободу вибору досліджень, а не бути загнаними в одну популярну концепцію (згадайте суперечку Больцмана із Махом).

Задумайтесь, а якщо не антропогенний вуглекислий газ став причиною глобальної кліматичної перебудови? Ви уявляєте, яка біда буде, коли ми історично боремося з одним, а причина в іншому? Може, варто вивчати всі версії?

Кому претензії виставлятимемо, хворому підлітку? Адже найближче глобальне потепління (VIII–Х століття н.е.) не пластик в океані викликав і не спалювання нафтопродуктів. Вуглекислий газ — причина, наслідок чи наслідок, який посилив причину?..

Светлана Самборска

Зеленский в розовом

Для меня весь вчерашний-сегодняшний мировой шум по поводу шведской школьницы, выставленной на трибуну ООН с вдохновенным и искренним спичем о том, как у неё проклятые капиталисты украли счастливое детство, стал окончательным ответом на вопрос «Зе». На вопрос «А как же так произошло, что подавляющее большинство проголосовало за говорящую куклу вопреки здравому смыслу и реальности?».

Что мы видим? Очень яркую эмоцию, искреннюю и непосредственную, переданную человеком «со стороны». Эмоцию, связанную с проблемной темой, касающейся каждого. Тыкание пальцем в удобного виноватого.

При этом «человек со стороны» нужен для того, чтобы каждый мог ассоциировать себя с ним / ней. С профессиональным экологом или политиком такого эффекта не возникло бы.

Да и в целом, сейчас время непрофессионалов. Блогеры стали популярнее СМИ. Любительские фуд-блоги популярнее блогов профессиональных поваров. Видео с танцевальных репетиций набирают больше просмотров, чем видео отточенных сценических выступлений. Мы пришли ко времени, когда любительский продукт от исполнителя, которого зритель / читатель может ассоциировать с собой, стал интереснее, чем продукт профессиональный и выверенный.

И передаваемая эмоция играет очень мощную роль. Это мы и в Facebook хорошо видим — эмоциональные посты всегда значительно сильнее воспринимаются и расходятся.

Ну а когда яркость исполнения встречается с мощной технологической поддержкой — и постановочной, и медийной, и, скажем так, инфраструктурной (в смысле возможности поставить исполнителя в нужное место: девочку — на трибуну ООН, Парасюка — на сцену Майдана, Савченко — в российский суд с широким освещением в СМИ, Зеленского — в кандидаты), то совокупный эффект получается сродни резонансу от роты солдат на мосту, шагающих в ногу.

И шестнадцатилетняя девочка не случайна — дети вызывают больше эмоций, чем взрослые. Это только начало. Думаю, мы увидим очень скоро широкое использование детей в политических кампаниях. Сначала почти взрослых вроде этой девочки, потом подростков, потом детей, потом дойдёт и до карапузов, грозящих пухленьким кулачком проклятым оппонентам.

И чем меньше будут дети, тем меньшее отношение к реальности будут иметь их эмоциональные обвинения. Потому что эмоция — это как раз способ убрать критичность восприятия. Эмоция эффективно вносит в мозги бред про обогатившегося в 80 раз Порошенко, несмотря на то, что правда известна — Порошенко обеднел в 2 раза. Эмоция эффективно вносит в мозги бред про Порошенко, развязавшего войну, несмотря на то, что правда известна — Порошенко был избран через 3 три месяца после того, как война началась. Эмоция эффективно вносит в мозги бред про западных капиталистов или политических лидеров, уничтожающих экологию планеты, несмотря на то, что правда известна — экологию планеты уничтожает население стран второго и третьего мира.

Чем дальше от реальности вносимый месседж, чем шире массы, которым в головы нужно его внести, тем более яркая эмоция нужна для его продвижения. Внесению «Порошенко развязал войну, Порошенко сделал украинцев нищими» в головы украинских избирателей хватило Зеленского.

Экология — тема сложнее. Обывателю интереснее низкая цена на бензин, нежели изменение климата, тем более, что это ещё вопрос, насколько изменение климата вообще реально или это рафинированный грантовый продукт. И чтобы заставить этого обывателя серьёзно воспринимать и, более того, с восторгом пересказывать тезис «Бездействием в сфере сохранения климата мировые лидеры нарушают права детей», понадобился специально подготовленный Зеленский в форме шестнадцатилетней девочки с косичкой и в ярко-розовом платьице, которую добрые люди годами невротизировали необходимой темой.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...