Перейти к основному содержанию

Как фейки побеждают реальность. Часть 3

Почепцов снова всё объяснил

Точно так произошло с информированием населения о коронавирусе. В Украине и в других странах была избрана модель оперирования страхом населения.

Главный санитарный врач так раскрыл стратегию, причём основанную на чужом опыте: «Мы когда закрывали своё время парки, делали опрыскивание дорог, это, опять же, был вопрос не столько влияния на эпидемиологический процесс, сколько на психологический процесс. Закрытие парков — нет ощущения такого, что всё безопасно, люди больше психологически готовились к тому, что надо соблюдать карантин. Ощущение тревоги. Когда я изначально анализировал те меры, которые внедряли в Китайской Народной Республике, затем в Италии, также со стороны точки зрения эпидемиологии думал, а зачем они это делают. Если это капельная инфекция, она не влияет, например, на эти пути передачи. Затем, когда начинали анализировать, начали общаться через послов с эпидемиологами, они рассказывали, что люди не видят, это невидимая инфекция, поэтому нужно создать психологический какой-то эффект. И благодаря этому психологическому эффекту у людей появлялось ощущение опасности и соблюдения карантинных мероприятий, введённых правительством» [1].

Источниками фейков являются те или иные мифы, особенно в ситуации столкновения разных систем-государств. И. Яблоков говорит: «Идея промывания мозгов — без сомнения, удобное объяснение того, почему национал-патриоты лишились общественной поддержки. Она переносит груз ответственности с политических элит, не сумевших изменить и реформировать советскую систему, на внешние силы, которые оказались способны воздействовать на умы граждан сильнее государственной пропаганды СССР. Новые ценности, появившиеся у россиян в 1990-е, — демократия и свободный рынок, превосходство человеческой жизни над нуждами государства — всё это ʺчуждоʺ советскому человеку, и ничего этого не было бы, если бы не действия ʺагентов влиянияʺ. ʺАгентами влиянияʺ, или ʺагентами перестройкиʺ, называют тех, кто разваливал СССР изнутри. Их обвиняют в работе на западные разведки и подрывной деятельности в недрах советской системы. Характерно, что такая мысль чаще всего встречается у авторов, имеющих опыт работы в спецслужбах и видящих ʺагентов влиянияʺ повсюду» [2].

Мы живём в мире медиа и мифов. В нашей мифологии мы чаще побеждаем, чем проигрываем. И даже когда проигрываем, то всё равно рассматриваем это как победу. У нас всё самое лучшее, но мы почему-то живём хуже других.

Медиа строят действительность «по своему образу и подобию». Ведь большая часть информации, которую мы получаем, не имеет у нас физического подтверждения перед глазами, мы должны полагаться на то, что было сказано. Мы услышали о землетрясении на другом конце земного шара, и эта информация становится неопровержимым фактом, поскольку мы должны этому поверить, пока не услышим какого-нибудь опровержения.

Читайте также:

Ни фейки, ни просто информация не несут в себе «ключика», открывающего правду. Широкое распространение ложной информации, случившееся на наших глазах, на самом деле связано с резко возросшими путями донесения такой информации, одной из причин которой стали соцсети, которые поломали обязательную достоверность сообщений, с которыми мы имели дело. А, в принципе, и газета «Правда» могла печатать ложь о «врагах народа» в тот момент, когда это было нужно власти. Сегодня же число таких информационных игроков со своими различающимися целями резко возросло.

В результате мир стал не только более информационно зависимым, чем раньше, но и более доступными стали разнообразные источники информации. Получая больше информации, мы стали не только менее разборчивыми с точки зрения правды, но и менее интересующимися информацией. Когда у вас в руках была одна газета, вы могли читать её всю от начала до конца. Когда в ваших руках за счёт интернета оказываются условные тысяча газет, вы будете и читать меньше, и помнить меньше. Статус каждой отдельной информации резко упадёт.

Чем более сильными становятся медиа, тем сильнее от нас отодвигается реальность. Мы склонны скорее жить в мире медиа, а не в мире реальности, поскольку мир медиа «скроен» под наши интересы, хоть он и искусственный, а реальный мир с этой точки зрения «дикий», в нём нам встречается много неприятного.

П. Померанцев пишет: «Пропаганда всегда отнимает право слушателя на доступ к реальности. Она делает невозможной настоящую коммуникацию, когда человек слушает эту пропаганду, в состоянии критиковать её, реагировать на неё, взаимодействовать с человеком, который её создал. Я не считаю, что пропаганда — это люди, которые пытаются убедить людей, утвердить своё мнение. Это нормально. Главное, чтобы была форма разговора, которая позволяет этот дискурс, позволяет дебаты, позволяет, в каком-то даже философским смысле, признание другого человека как своего равного. И как это сейчас происходит? Это происходит через эти фабрики троллей, например. Я не хочу слишком много говорить про них, потому что много о них говорят сейчас. Но в чём проблема в них? Проблема в том, что когда ты видишь информацию от фабрики троллей, то не знаешь, что это фабрика троллей. Ты думаешь, что это настоящие люди, что та информация, которую ты видишь, она настоящая, это настоящие мысли кого-то. А она совершенно не такая. Ты не можешь с ней взаимодействовать. У этой структуры пропаганды есть свой смысл — убить демократические отношения, где каждый человек равен и может спорить с другим как равный. В её структуре уже самая главная суть и самая главная опасность» [3].

Человек всегда беззащитен перед государством, хоть своим, хоть чужим. На него давит не только его экономический и политический пресс, заставляющий менять индивидуальное поведение под требования коллективного, но и прессинг информационный. Государство по сей день решает, какие свои фильмы мы будем снимать и смотреть, поскольку фильмы — это деньги. А управлять деньгами у нас может только государства, забывая, что в развитых странах креативная индустрия может сама приносить большие доходы.

Недостаточность государственного финансирование привела к упадку медицину, науки, образования. А именно это и есть настоящее лицо государства, а не мелькающие на экранах обличья государственных деятелей. Мы взяли от СССР любовь к пропаганде, но не взяли любви к медицине, науке, образованию и теперь пытаемся жить с помощью рассказов о том, что всё хорошо, а завтра будет ещё лучше. И только коронавирус показал их реальный уровень. На словах мы имеем всё, в реальности — ничего. Так медиа в очередной раз победили реальность.

Литература

1. В Минздраве признали, что закрыли парки не для влияния на эпидемиологический процесс, а для психологического эффекта на украинцев.

2. Яблоков И. «Невероятная трагедия для каждого патриота». Промывка мозгов и теория заговора. Чем объясняли распад СССР.

3. Толстой И. Открытая речь и скрытые нити. Питер Померанцев — о механизмах пропаганды.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...