Перейти к основному содержанию

Как провожают пароходы… Часть 2

А вот и вторая часть статьи «Как провожают пароходы» подоспела. Дмитрий Подтуркин вещает о ProZorro, заниженных ценах и спадающих волнах информации.

Продолжение истории продажи Украинским Дунайским пароходством теплохода «Николай Савицкий».

В первой части этого материала я рассказал о том, что пойманный с поличным на взятке в 260 тыс. долл. за продажу теплохода «Николай Савицкий» по цене в три раза меньше его реальной рыночной стоимости советник главы пароходства Марк Кривопальцев (новость о задержании которого на своей странице ФБ опубликовал Генеральный прокурор Юрий Луценко), не только не был арестован, но уже через пару недель вернулся к выполнению своих служебных обязанностей, а позже, ничуть не прячась, от души веселился на новогоднем корпоративе для сотрудников пароходства. Но это не всё. Из-за показательного бездействия прокуратуры суд отказался наложить арест на сам объект аферы дельцов — «Николая Савицкого», что открыло возможность для его повторной продажи и завершения их преступного замысла.

Теперь продолжение истории.

Действие второе. Продажа через «Прозорро»

Помните, в первой части, после анализа информации из поста Генпрокурора о занижении цены на теплоход только на 30%, а не в три раза, как в реальности, я высказал предположение, что теплоход могут повторно выставить на продажу, просто подняв его начальную стоимость на эти самые 30%. При этом дельцы у руководства пароходства смогли бы получить ненамного меньший «гешефт» не 260, а 210 тыс. долл., не особенно подставляя себя. Но я не оценил алчность людей, поверивших в свою безнаказанность и абсолютную прочность имеющейся у них «крыши».

Стоило улечься информационным страстям после задержания на взятке сотрудника пароходства, прошли новогодние корпоративы, потом рождественские праздники и «Николай Савицкий» был выставлен Украинским Дунайским пароходством на продажу через систему PROZORRO по той же самой заниженной в три раза начальной цене в 3,44 млн грн, при которой во время первой продажи теплохода представитель пароходства был арестован на взятке в 260 тыс. долл.! Дальше — больше.

Ровно через три месяца после резонансного задержания, 7 марта 2019 года «Николай Савицкий» был продан на электронном аукционе по цене на 34,4 тыс. грн большей, чем эта начальная. Такая себе классика коррупционной продажи — фиктивный аукцион только с двумя явно связанными между собой участниками и одним шагом повышения цены на минимально разрешённый уровень! Так что собственно аукциона-то и не было, а в результате теплоход с рыночной стоимость минимум в 380 тыс. долл. (более 10 млн грн), при начальной цене аукциона в 3,44 млн грн был продан всего за 3,47 млн грн! Причём продан вроде бы с формальным соблюдением законности процедуры, а при этом дельцы от пароходства могли надеяться на получение себе коррупционной ренты (во, как я по-научному назвал взятку) минимум в 258 тыс. долл. Вот такой практический пример мнимой антикоррупционной эффективности PROZORRO и многочисленных дырок в нормативно правовой базе по распоряжению государственным имуществом.

Собственно, использование ПРОЗОРРО и ПРОЗОРРО.ПРОДАЖИ для прикрытия коррупционных схем не уникально. О коррупционных возможностях при проведении торгов в ПРОЗОРРО, неэффективности системы в качестве антикоррупционного механизма и наличия множественных проколов и недоработок (особенно в аналитических модулях), позволяющих прикрывать коррупцию, писали очень много. Собственно, ПРОЗОРРО — это система электронных торгов, позволяющая ПРИ ЖЕЛАНИИ ОРГАНИЗАТОРА обеспечить большую конкуренцию и прозрачность процесса, и не более того. Причем ключевым здесь является именно «при желании организатора». Такой себе обоюдоострый механизм. При продаже/покупке товаров или услуг, широко представленных на рынке и имеющих прозрачное ценообразование, ПРОЗОРРО работает эффективно, но если товар штучный и уникальный (такой, как например теплоход), а у заказчика нет желания обеспечить прозрачность процедуры, то и при прикрытии ПРОЗОРРО вполне можно реализовать коррупционную схему и продать объект намного дешевле его рыночной стоимости, обеспечив себе немалый коррупционный гешефт. Для этого надо только две вещи — максимально занизить начальную цену продажи и обеспечить отсутствие конкуренции в торгах, разыграв их среди «своих» покупателей. Это с успехом и удалось сделать дельцам из руководства Украинского Дунайского пароходства при полном попустительстве, безразличии или коррупционной заинтересованности (ничего утверждать не буду, просто выберете наиболее предпочтительный вам вариант) всех причастных к этому процессу.

Ну вот смотрите. Продажа «Николая Савицкого» прошла мимо всех видов мониторинга работы системы ПРОЗОРРО.ПРОДАЖИ — и мимо встроенного в систему модуля публичной аналитики, и мимо общественного контроля со стороны множества специализированных мониторинговых общественных организаций антикоррупционной направленности (привет Transparency, которая кстати и разработчик и собственник системы, «Нашим грошам» и многим другим) и мимо государственного мониторинга уполномоченного центрального органа исполнительной власти (привет Минэкономразвития и Госаудитслужбе). В общем, трабл получился феерический — у государства уводят актив за 1/3 от реальной цены, информация об этом спокойно лежит в сети в свободном доступе, но никто на это не обращает внимания. Никому нет дела! Вот у меня, например, сразу возникает вопрос об эффективности использования ПРОЗОРРО.ПРОДАЖИ для малой приватизации или реализации имущества обанкротившихся банков. Сколько мы ещё можем увидеть подобных случаев прямого прикрытия коррупции с использованием ПРОЗОРРО, если внимательно присмотреться к проходящим через неё сделкам? Но это системный вопрос, требующий отдельного исследования, а мы немного отклонились от линии нашего повествования.

Но это ещё так себе. Что действительно удивляет, так это то, что результаты продажи со второй попытки «Николая Савицкого» за 1/3 от его реальной стоимости прошли мимо внимания правоохранительных органов, в частности прокуратуры, которая расследует дело по получению взятки должностными лицами пароходства при первой попытке продажи по такой же заниженной цене (ну почти такой же). Смотрите, в прокуратуре в деле задокументировано, что в прошлый раз при официальной цене продажи теплохода в 3,44 млн грн дельцы из руководства пароходства получали взятку в 260 тыс. долл. Но почему-то после повторной продажи у той же прокуратуры совсем не возникло вопроса, кто, сколько и кому занёс «гешефта» при повторной продаже теплохода через три месяца по официальной цене всего на 34 тыс. грн дороже? Проще говоря, кто получил взятку в условные 258,5 тыс. долл. в этот раз? Естественный и логичный вопрос. Интересно, какой «гешефт» получила прокуратура и за слив предыдущего дела, и за то, чтобы у них этот вопрос не возник при повторной продаже «Савицкого»?

Тем более что именно прокуратура должна была обратить внимание на искусственное ограничение конкуренции при организации этих торгов и на наличие связанных между собой компаний-участников. Тем более что организаторы торгов (пароходство) искусственно ограничили конкуренцию простейшим методом, под кодовым названием «продажа кота в мешке». Это когда вместо детального описания сложного объекта продажи потенциальным покупателям предлагают его обезличенное и максимально неинформативное название, такое как «Рефрижераторне суховантажне судно, яке було у використанні» и добавляют в документации торгов его минимально возможное описание, да еще и иллюстрируя апокалипсическими фотографиями. Вот вам для сравнения два комплекта фотографий: поданных на комиссию Мининфраструктуры и вложенных в документацию на торги в ПРОЗОРРО (специально дал фотографии с сопоставимого ракурса. Как говорится, почувствуйте разницу!

Фото теплохода из документов в Мининфраструктуры

Фото теплохода из описания объекта продажи на ПРОЗОРРО

Конечно, при такой антирекламе сторонние покупатели на объект продажи не появляются и вместо открытого аукциона гарантированно проходит управляемый междусобойчик.

Но и эта особенность проведения аукциона по продаже «Николая Савицкого» не вызвала заинтересованности со стороны прокуратуры.

Правда, справедливости ради нужно сказать, что один правоохранительный орган ситуацией с проведением аукционов по продаже имущества Украинским Дунайским пароходством всё-таки заинтересовался. НАБУ отправило соответствующий запрос в Мининфраструктуры, на что и получило ответ от ведомства борца за права лоукостов и известного реформатора-государственника Владимира Омеляна по смыслу тождественный прямому посыланию детективов НАБУ по всем известному направлению — мол, мы эффективностью распоряжения государственным имуществом на предприятиях из сферы нашего управления не интересуемся, информации такой не имеем, мониторить организуемые ими торги на предмет наличия сговора участников не обязаны. В общем, не приставайте к нам со своими вопросами, нам гиперлуп создавать надо, а если не отстанете, то мы пожалуемся на нарушение наших прав, гарантированных не много не мало, а Конституцией Украины! Вот такая государственническая позиция. Тут уж не добавить и не убавить.

Прикрепляю скан этого шедевра бюрократической лексики. Наслаждайтесь…

Собственно, с получением этого ответа интерес НАБУ к торгам по продаже «Николая Савицкого» пропал. Наверное, таки решили пойти по указанному направлению…

И вот мы подошли к самому интересному — к роли в реализации коррупционной схемы по продаже Украинским Дунайским пароходством теплохода «Николай Савицкий» по заниженной в три раза цене чиновников Мининфраструктуры.

И дело совсем не в том, что повторная продажа «Савицкого» по заниженной цене стала возможна только благодаря, без преувеличения, преступному бездействию органа государственного управления пароходства. Ведь получив информацию о том, что сотрудника подчинённого государственного предприятия задержали на взятке при попытке продажи имущества этого предприятия по существенно заниженной цене и понимая, что эту цену собственно и согласовывало министерство, руководство Мининфраструктуры не предприняло никаких действий, ни к тому, чтобы провести служебное расследование, разобраться в ситуации и предотвратить возможные потери для государства, ни к тому, чтобы пересмотреть начальную цену продажи теплохода (после получения доказательств о том, что она существенно занижена) и поднять её до реального рыночного уровня! То есть Мининфраструктуры после коррупционного скандала при первой попытке продажи теплохода не предприняло вообще никаких ответных действий, как будто проблемы и не было. Именно это бездействие и отсутствие реакции органа госуправления и позволило дельцам в руководстве пароходства даже после провала с первой продажей реализовать преступную схему в полном объёме при повторной продаже «Николая Савицкого», уже через систему ПРОЗОРРО.

Главный вопрос в том, что если на обеспечение конкуренции при торгах министерство и не оказывает влияния (что мы чётко поняли из его ответа на запрос НАБУ), то согласование этой самой заниженной цены продажи — это прямая компетенция чиновников Мининфраструктуры на заседаниях имущественной комиссии министерства.

Тем более, для того чтобы максимально снизить начальную цену продажи, дельцы из пароходства вынуждены были провернуть целую многоходовую «спецоперацию», в которой были неоднократно задействованы чиновники Мининфраструктуры. Судите сами.

Для начала нужно договориться с оценщиком и максимально занизить оценочную стоимость объекта продажи. Вот «Савицкого» при рыночной цене около 10 млн грн оценщик оценил в сумму немного меньше 5 млн. Эта цена была согласована на первом заседании имущественной комиссии министерства. Но если твоя алчность требует ещё больше снизить официальную цену реализации этого актива (и соответственно увеличить свой коррупционный «гешефт»), то можно прибегнуть и к такому «финту». Договариваемся с товарной биржей о проведении фиктивных торгов по продаже актива и получаем справку о том, что они не состоялись из-за отсутствия покупателей. Идём с этой справкой на второе заседание имущественной комиссии министерства и просим снизить начальную цену продажи актива ещё на 30%. Именно эта схема была реализована дельцами пароходства и клерками Мининфраструктуры при подготовке к продаже теплохода «Николай Савицкий».

Обычно на заседании имущественной комиссии пароходство представляет его официальный представитель, но обеспечение проведения этой достаточно скользкой и деликатной операции, как снижение начальной цены продажи крупного госактива, не могло быть поручено обычному сотруднику пароходства и потребовало привлечения Николая Черного, ещё одного (как и пойманного позже на взятке при продаже «Савицкого» Марка Кривопальцева) личного «советника по особым вопросам» руководителя пароходства. Вот скан выдержки из протокола этого заседания имущественной комиссии Мининфраструктуры:

В результате реализации такой многоходовой аферы на 10-миллионный государственный актив была определена и согласована министерством начальная цена продажи в треть от его реальной стоимости — 3,44 млн грн.

Скажите, вам ещё верится в то, что чиновники Мининфраструктуры совершали все эти действия (или наоборот, бездействовали) без какого-либо собственного интереса? Мне — нет!

Кстати, именно из-за этого снижения начальной цены продажи на 30% относительно оценочной стоимости в результате решения имущественной комиссии Мининфраструктуры и возникла начальная версия прокуратуры, которую и озвучил Юрий Луценко в своем посте в ФБ, с которого и началось наше расследование.

Действие третье. Арест судна Военной прокуратурой

На этом история продажи «Николая Савицкого» должна была бы и завершиться. Дельцы продажу теплохода по заниженной в три раза цене провели, договора подписаны и деньги за судно заплачены. Покупатель доволен. Мининфраструктуры и Генпрокуратура ничего не замечают, примеряя на себя роль слепого и глухого. Но, как и в каждой классической драме, в нашей истории наступает неожиданный поворот и начинается третье действие. Причём с новыми героями. Теперь ими выступают Военная прокуратура и СБУ.

Знаете, есть такой парадокс, что иногда недостатки системы становятся её достоинствами. Сейчас многие ругают наши многочисленные правоохранительные органы за полный бардак с подследственностью, в результате которого сферы их деятельности часто пересекаются. И это действительно огромная системная проблема. Но вот в данном случае именно этот бардак привел к провалу второй попытки продажи теплохода, ведь в нём договориться о «крыше» со всеми практически невозможно. Вот представьте себе состояние дельцов. Полная эйфория от успешно проведенной сделки. Скандал с первой продажей замяли. «Савицкого» повторно успешно продали. Со всеми вроде договорились. Как говорится, снаряд два раза в одну воронку не попадает. Судно уже стоит у стенки судоремонтного завода и буквально через несколько дней уйдёт в Турцию, а вместе с ним и все возможные доказательства проведения аферы. А тут вдруг стоп, «маски-шоу», на судоремонтный завод и центральный офис Украинского Дунайского пароходства заходит Военная прокуратура и СБУ. Судно арестовывают, документы изымают, руководство пароходства, которое очень не хочет получить статус подозреваемых, спасается от следователей, желающих официально вручить ему подозрения о совершении преступления, путём бегства со своего рабочего места через чёрный ход. Следственные действия идут в динамике «аж гай гуде». В общем, вялотекущая многоактовая драма вдруг неожиданно становится динамичным и зрелищным детективом. Как говорится, show must go on!!!

Сейчас «Николай Савицкий» арестован и строит у стенки Килийского судоремонтного завода. Ведутся следственные действия, и есть надежда, что в этот раз «слива» дела удастся избежать, все причастные к этой афере получат по заслугам, а третья попытка продажи теплохода пройдёт успешно и государство получит за него реальную цену. Будем мониторить ситуацию дальше.

Но в завершение повествования хочу акцентировать ваше внимание на одной немаловажной детали.

Во время предвыборных баталий прошедшей президентской гонки часто поднимался вопрос — является ли коррупция угрозой национальной безопасности для воюющей страны? Мне кажется, ответ однозначен — конечно! Ведь коррупционер для получения своего гешефта готов вступать в приступную связь хоть с чёртом лысым, не говоря уже о представителях агрессора. Именно поэтому иногда на вид чисто экономические преступления прямо попадают в сферу национальной безопасности. Наглядным примером этого выступает предыдущая продажа Украинским Дунайским пароходством систершипа «Николая Савицкого» и головного судна всей серии этих рефрижераторов — теплохода «Георгий Агафонов». Ведь в результате нехитрых операций по перепродаже через несколько стран (в том числе и через совсем сухопутную Монголию) украинский корабль пополнил флот страны-агрессора и стал вспомогательным судном Черноморского флота России с неприметным названием «Казань-60». Судно сразу стало составной частью «Сирийского экспресса» по снабжению российской группировки войск в Сирии.

Так украинское судно стало важным участником сирийской авантюры кремля, целью которой во многом является прикрытие агрессии против нашей страны. Как вам такой расклад? Надеюсь, после этого вопрос, угрожают ли подобные сделки национальной безопасности нашей страны, становится риторическим.

''отсканируй
и помоги редакции