Перейти к основному содержанию

Канадские выборы-2019: разбираем партии

Либералы и не только, Трюдо думает.

Давно ли вы слышали о кризисе в Канаде? Или о страшной бедности, проблемах, курьёзах, чем-то подобном? Не думаю. В воображении многих Канада представляется такой себе демократической спокойной гаванью, особенно на фоне экстравагантности президента у их южного соседа. И в общественном представлении во многом такому образу помог премьер-министр Канады Джастин Трюдо — молодой энергичный политик, самопровозглашённый лидер мирового движения за спасение климата и прочее, прочее, прочее. Но вот его каденция подходит к концу, и Канада стоит на пороге федеральных выборов, которые дадут стране и новый парламент, и нового премьера.

Перед тем, как мы станем свидетелями такого чудного политического противостояния, позвольте представить вам небольшую программку этого действия. И для начала, в традиции театров золотого века, предложу вам список действующих лиц в порядке их электоральных шансов, которые впоследствии и развернут перед вами свою драму.

Джастин Трюдо. Звёздный, популярный, но под вопросом.

Партия: Либеральная партия Канады.

Выросший в семье профессионального политика (его отец был премьер-министром Канады более 15 лет) Джастин явно имел все предпосылки для политической карьеры. Хотя перед началом своего пути к премьерству он успел поработать и преподавателем, и вожатым в лагере, и вышибалой в ночном клубе… (как раз в этом году прошлое понемногу начинать к нему возвращаться в виде небольших скандалов, но обо всём по порядку). Однако хорошее образование и внутренняя харизма помогли ему довольно быстро набрать политический вес, и потому в 2015 году, будучи де-факто аутсайдером в соревновании с консерваторами Харпера, смог добиться для своей партии надёжного большинства (напомним, для большинства в канадском парламенте требуется 170 мест, Либеральная партия получила 177).

Либералы исповедуют такие идеи, как миротворчество, общие доступные социальные услуги, расширенные гражданские свободы (сюда включаем и легализацию всего, что только можно, и утверждение базовых свобод, и прав меньшинств), политика по экологизации экономики и официальный билингвизм. Отталкиваясь от этого, многие называют либералов «естественной правящей партией Канады».

Не всё было идеально в политике либералов в последние годы. Несмотря на хорошие позиции в части климата, инклюзии и социального равенства, они сильно просели в плане социальных выплат и общей динамики экономики. Да, в общем и целом экономика Канады росла и внешне выглядела весьма крепкой, но население не всегда чувствовало эти успехи, особенно когда общий уровень зарплат долгое время не менялся, а цены на жильё стабильно росли. Это стало отличной базой для всякого рода популизма, что мы и увидим в программе конкурентов.

Эндрю Шир. Новое лицо (почти), популист, парламентарий.

Партия: Консервативная партия Канады.

Казалось бы, что нового могут предложить консерваторы (прошу прощения за каламбур)? В ситуации Канады 2019 года, новое — это хорошо забытое старое. Потому консервативная политика после 4 лет Трюдо переживает действительно активный подъём. И хотя в этом случае мы можем говорить о скорее полумистическом консервативном движении (выше зарплаты бюджетников, контроль за ценами, доступное жильё и т.п.), это всё же альтернатива крайне левым и либералам, которые всё ещё формируют канадскую повестку дня. Главной прорехой в идеологии канадских консерваторов является, конечно, проблема окружающей среды. В последние четыре года, как уже упоминалось, этот вопрос вышел в топ-5 важных для канадского избирателя. И потому довольно холодный игнор со стороны консерваторов может им дорого обойтись.

Сегодняшний лидер консерваторов, Эндрю Шин, в свои 40 лет имеет за плечами немалый политический опыт. Будучи депутатом в Палате общин с 2004 года, заместителем спикера Палаты в 2008-2011 годах и даже спикером на протяжении 2011-2015 годов, он всё ещё считается «новым молодым лицом» для канадской политики (словосочетание, которое украинского избирателя уже доводит до нервного тика). Хотя его партия и занимает довольно уверенное второе место во многих опросах, мало кто всерьёз рассматривает его кандидатуру в качестве премьера. При главенствовании либеральной повестки и общем пролиберальном настрое общества сложно представить себе лидером кабинета консерватора, даже если это будет сделано ради национального консенсуса. Зато Шир явно будет себя чувствовать, как рыба в воде, если партия возьмёт достаточно мест в Палате общин и сможет так или иначе влиять на её аппарат. При таком раскладе его таланты действительно будут незаменимы.

Джагмит Сингх. Молодой, общительный, обаятельный.

Партия: Новая демократическая партия.

Один из самых интересных политиков Канады последнего времени. Начав свою политическую карьеру как член провинциального парламента Онтарио в 2011 году, буквально за 6 лет он вырос до главы третьей самой влиятельной партии. Он явно подкупает своей открытостью и уверенностью в общении с медиа. Кроме того, он довольно успешно апеллирует к молодому избирателю — как своей индивидуальностью, так и программой партии. Пока что за НДП действительно можно признать чуть ли не самые успешные ралли этой предвыборной гонки, а за их лидером — титул самого обаятельного и активного претендента на премьерское кресло.

НДП по своей сути является социально-демократической платформой и находится в активной оппозиции к правящей либеральной партии. Причём если консерваторам не нравится слишком либеральная повестка Трюдо и его команды, то НДП с ненавистью смотрит на неё как на недостаточно либеральную. Как бы партия ни старалась дистанцироваться от самого названия «социализм», восходящий тренд на социалистические идеи как в самой Канаде, так и в соседних Соединённых Штатах так или иначе диктует другие условия позиционирования. Соответственно, так и формируется их повестка: идеи мира во всем мире, поддержка малого бизнеса и низовых инициатив, новые налоги для самых богатых (Берни Сандерс, ты ли это?) и поддержка феминизма (чем, кстати, и Трюдо активно светил). И на этом и пытается играть 40-летний Джагмит, когда становится на защиту меньшинств по всей Канаде (кстати, тоже тренд, запущенный Трюдо) и попрекает премьер-министра за «издевательства» ввиду его раскрытых скандалов с «блэкфейсом».

Ив-Франсуа Бланше. Осторожный, целеустремлённый, левый националист.

Партия: Квебекский блок.

Казалось бы, неожиданное включение не совсем передового кандидата, которому на этих выборах дают не самые лучшие шансы. Но в случае с Бланше и его партией (которая, как ни крути, а имеет в парламенте 10 мест) можно говорить о тренде к популярности правых и радикальных (по западным меркам, конечно) партий, который к Канаде подбирается как раз на закате первого термина Трюдо. Конечно, никто уже не говорит серьёзно о независимости Квебека (пока что), тут скорее встаёт вопрос о франко-канадцах в целом. Партия Бланше пытается стать агрегатором их интересов в масштабе всей страны, а для этой цели все методы хороши — даже ситуативные союзы с соцдемами и зелёными. Конечно, не стоит переоценивать фактор Квебекского блока, но примерно то же можно сказать и о Демократической партии юнионистов в Британии — вроде небольшое представительство регионального меньшинства, которое при этом уже в четвёртый раз может своими голосами решить судьбу Брекзита. Потому очень важно, кто сможет достаточно убедительно предложить квебекцам коалицию, и захотят ли они оставаться в официальной оппозиции после выборов 2019 года.

Элизабет Мей. Опыт, уверенность, терпение.

Партия: Зелёная партия Канады.

Чёрный лебедь этих выборов. В 2015 году зелёные взяли всего два места в парламенте и в принципе не были достаточно весомым игроком всё это время, но политический вес им, спланированно или нет, создали Трюдо и его либералы. Включение климатической повестки в свою программу как одного из целевых векторов не только дало самим либералам новые пласты электоральной поддержки, но и увеличило заинтересованность людей в идеях зелёных. Их программа довольно стандартна как для всех западных зелёных партий — упор на защиту климата, социальная и этническая инклюзия, невмешательство во внешней политике, эко-прогрессивизм в экономической политике (если коротко: подвязываем экологическую повестку под вопросы налогов и субсидий бизнесу). По сути, стандартная, спокойная и не провокационная политика.

Примерно в таком ключе и следует рассматривать и лидера партии Элизабет Мей. Будучи самым опытным из всех кандидатов на премьерское кресло, она всё же продолжает держаться в относительной тени. И лишь в последний год, на волне критики Трюдо и падения рейтингов либералов, Мей снова вышла на авансцену и теперь готова с новыми силами уже в четвёртый раз вести свою партию на выборы.

Итоги

Какая же общая картина? Либералы стабильно теряют голоса последний год: создав самим себе удобную и сильную повестку, они в то же время сделали её слишком уж хорошей (боремся всем хорошим против всего плохого). Неизбежно многие их постулаты и векторы подхватили и другие партии, тем самым вырывая из электоральной базы Трюдо целые пласты. Предположим, типичный канадский избиратель желает видеть более инклюзивную политику по климату (как у либералов), но при этом рост цен на жильё и падение зарплат при Трюдо его совсем не устраивают. И вуаля — НДП тут как тут, готова предложить и хорошую окружающую среду, и хорошие цены на однушки даже в центре Онтарио.

Одной из грубейших ошибок либерального правительства последних четырёх лет была попытка усидеть на двух стульях (ау, кто у нас тут есть из отечественных экспертов по многовекторности политики?) В хорошо работающей демократии, с независимыми и самодостаточными СМИ всё же сложно совместить в своей политике искреннее желание быть лидером в спасении окружающей среды и постройку новой ветви нефтепровода через девственную тундру. Хотя, в то же время, нельзя сказать, что есть некий конкретный скандал, который подорвал рейтинги Трюдо — это целый набор скандалов разного масштаба и последствий. Коррупционный скандал с вовлечением генерального прокурора и крупного застройщика, вскрытые в последние месяцы так называемые «блэкфейсы» из активной молодости премьера, тот же упомянутый нефтепровод — всё это вместе даёт не слишком приятную картину. И если это даже и не оттолкнёт «крепких» приверженцев либеральной партии, новых сторонников получить будет куда сложнее.

Надежды консерваторов на лёгкую и уверенную победу также во многом могут быть слишком радужными. Конечно, их база будет достаточно солидной, но максимум, на что им стоит рассчитывать — это правительство меньшинства, а значит, уже сейчас пора бы подбирать дельных союзников. И тут очередной парадокс — таким союзником вполне может оказаться НДП, их «заклятый» политический оппонент. Шир и Сингх тандемом довольно смачно поносили Трюдо всю кампанию, так почему бы не вынести это на уровень действительного сотрудничества? К тому же, для Канады не будет неким нонсенсом единение правого и левого крыла — как ни крути, а эта демократия известна своими консенсусами.

Возможно, сейчас подам непопулярную гипотезу, но Трюдо имеет все шансы остаться премьером на ещё один строк. Конечно, у него не будет ни либерального большинства в парламенте, ни того кредита доверия, который он получил в 2015 году, но всё же на фоне других кандидатов канадцы вероятно могут отдать свои предпочтения именно Трюдо. В случае своей победы теперь уже Джастину придётся хорошо подумать над тем, где доставать ещё голосов в парламенте: когда большая часть программ оппонентов строилась на ненависти к твоей деятельности, поиск союзников становится вдвойне сложным делом. С другой стороны, с Трюдо в 2015 году сыграл «эффект аутсайдера», и именно этим эффектом сейчас активно приправляют свои прогнозы многие аналитики, предрекая победу той или иной партии (но не Трюдо). Бьёт ли молния в одно и то же место дважды, если эта молния — канадский избиратель? Увидим всё уже в этот вторник.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...