Перейти к основному содержанию

Хмельницкий не на купюре. Финал

Опыт — то, что мы получили вместо того, что хотели

Окончание. Начало тут

Неволя или военная хитрость?

Дальше начинается область легенд. Одни первоисточники говорят о захвате украинского гетмана в плен и выкупе 800 тысяч талеров. А есть вполне логичная гипотеза о найме двух тысяч оставшихся в лагере татарских всадников, которым было выплачено 3000 злотых, и попытке Богдана привести в порядок орду, измотанную тяжёлыми потерями и бегством на пределе возможности сменных коней на десятки вёрст за сутки. Оперативно поляки уже переиграли украинско-татарские войска, мобилизовав многочисленную пехоту и восстановив утраченную за две неудачные кампании тяжёлую кавалерию, переиграли и тактически, выведя из игры всадников плотным огнём. Ни одну битву Хмельницкий не начинал без кочевой конницы и ожидал их подхода, даже ухудшая свои позиции.

Сейчас же, охваченные религиозной паникой, оставившие на поле боя павших родственников великого хана, кочевники были не в состоянии вернуться к Берестечку, а оставаться в осаждённом лагере и закончить как Наливайко с раскалённым венком на голове Богдан не желал. Поэтому, не уговорив хана вернуться, он принялся рассылать универсалы о продолжении борьбы, формировании новых полков, снятии части войск с северной границы, укреплении Белой Церкви и Фастова, вероятно сознательно распуская слухи о своём пленении. Обе гипотезы на сегодня имеют своих сторонников и противников.

Стоять насмерть

Всё это время прижатые к реке козацкие полки продолжали ожесточенную борьбу под тяжёлым артиллерийским обстрелом — дважды они сбивали с оставленной татарами высоты коронное войско, и дважды отходили к лагерю под угрозой окружения гусарами и уланами. В начале июля из Брод и замков магнатов прибывает дополнительная крупнокалиберная артиллерия, и обстрелы ужесточаются — раскалённые ядра вызывают в лагере пожары, усугубляя нехватку воды. Отчаявшиеся запорожцы заступами и деревянными лопатами копают ямы, в которых прячут упряжных лошадей и порох от обстрела.

Но на требования поляков выдать клейноды и флаг Хмельницкого, всю артиллерию и сдать в плен старшину реестровых полков козаки отвечают отказом — тяжёлые переговоры идут с 6 по 9 июля. Один из парламентёров чигиринский полковник Крыса переходит на сторону поляков, показывая уязвимые места на валах и предлагая строить плотины на р. Стырь, дабы затопить ямы с порохом.

 
 

Кровавая развязка

Переговоры прерываются раз за разом всё усиливающимся обстрелом, на восточный берег Пляшовки переправляется Ланцкоронский с двумя тысячами бойцов, надеясь помешать снабжению лагеря фуражом для коней и едой. Не дожидаясь завершения окружения, ночью 10 июля Иван Богун сбивает его заслоны и начинает выводить артиллерию и реестровые полки через гати из возов, телег, связанных вместе седел. У вчерашних крестьян и обозных слуг паника, ширятся слухи о том, что батька Хмель в плену у магометан, что старшина предала и покидает лагерь — начинается толчея и войска теряют управление. Удалось вывезти 80 полковых орудий и большинство войска, но немало бойцов гибнет в давке при переправе, тонут в притоках Стыри и болоте, 18 пушек в лагере попали коронному войску.

Специальный отряд добровольцев в 300 человек прикрывает отход — расстреляв весь порох и свинец, его люди бьются чеканами и косами, отходя вглубь болот. Где и гибнут все до единого, неподалеку от сёл Плоска и Семидубы. Один из них, забравшись в лодку, раненый больше дюжины раз около 3 часов сражался с наступающими, прикрываясь от пуль бортом лодки — его заколол в спину улан, после отказа сдаться самом королю Яну Казимиру.

Догнать Богуна не вышло, но полякам достаются богатые трофеи — печать Войска Запорожского, 30 тысяч талеров казны, личная хоругвь Хмельницкого, меч, подаренный ему патриархом. Пало от 20 до 30 тысяч человек — в основном, набранных в полки для черни вчерашних крестьян, мещан, охотников, тяжёлые потери понесли 3 полка Богуна, прикрывавшие отход. Но армия спасена и отходит к Белой Церкви, где формируются свежие части — там козаки получат подкрепления, порох и свинец, перегруппировываются и отдохнут до августа после первого тяжёлого поражения.

На пути к Белой Церкви

«Дойдя под Ружин из Махновки, увидели мы совсем другой край, будто землю обетованную, полную хлеба и пасек, копны на полях, достаток всего и обилие скота»
Кампания под Белой Церковью, дневник польских офицеров.

Коронное войско начинает наступление вглубь Гетманщины — 50-тысячную армию ведёт Потоцкий, и его маршрут отмечается пожарищами, пытками, распиливанием пленных и снятием кожи с бунтующих холопов. Захватив штурмом с наскока крепостцу Трилесы, поляки рассаживают уцелевший в бою гарнизон на колья, вместе с сотником Богданом и священником. 6 июля 1651 года под Лоевом гибнет наказной гетман Мартын Небаба вместе с 7 тысячами своих бойцов — разбитые литовскими гусарами и немецкой наёмной пехотой. Войска литовского гетмана Януша Радзивилла подступают под Киев, сжигают Подол, жестоко грабят город, хотя существовала договорённость с магистратом и духовенством о выплате выкупа, если мещане откроют ворота. Колокола с Лавры на плотах вывозят по Днепру.

Оставив в Киеве гарнизон, литовцы соединяются 13 сентября с Потоцким у Василькова — после двух подряд поражений Хмель не хочет рисковать в генеральном бою и запирается в лагере. Козаки шепчутся, что он сломлен решением сына казнить Мотрону — Тимош приехал в Субботов за деньгами для крымских татар, нашёл растрату в целый бочонок с червонцами. Обвинил мачеху в измене и повесил голую вместе с казначеем на воротах крепости в Чигирине, ещё в мае.

В реальности, несмотря на семейную трагедию, козацкое войско готовится к жёсткой обороне — в крепости Белой Церкви насыпаны валы, переправа на реке Рось прикрыта шанцами и крымской кавалерией, основной лагерь спрятан среди яров и балок, на виду только батареи полковых пушек и фальконеты.

25-26 сентября начались стычки у Белой Церкви. Запорожцы бьются стойко, несмотря на два подряд поражения. Получив отпор, поляки осознают, что они посреди огромной разорённой страны, где в тылу крестьяне сжигают пашни и травят фураж для коней, мосты разрушены, а наёмникам не плачено месяцами и дело доходит до их прямого неповиновения идти на штурм — неслыханное дело среди дисциплинированных немцев. Умирает от болезни Иеремия Вишневецкий, в лагере падёж коней и эпидемия дизентерии. Поэтому, несмотря на отчаянное сопротивление Радзивилла и Калиновского, подписывается мирный договор вместо карательной экспедиции на Надднепрянщину.

Козаки выводят войска из Черниговского воеводства, имеют право селиться только в Киевском, в Гетманщину на свои земли возвращаются магнаты, реестр сокращается до 20 тысяч человек. Богдан идёт на это, чтобы сохранить ядро войска и получить передышку после кровавых потерь у Берестечка. Но это только отсрочка перед очередной кампанией — ни Хмельницкий не может позволить Потоцким, Вишневецким и Чернецким вернуться в Украину, ни поляки позволить оперировать 100-тысячному воинству на своих землях.

Финал освободительной войны — вмешательство Москвы

Договор не продержался и года, литовский гарнизон в Киеве разгромлен и вырезан восставшими мещанами, война вспыхивает с новой силой — отряды поляков с боями пробиваются в сторону Случи и границы с Литвой, снова случается резня и бесчинства крестьян. По калужской летописи, киевлянин Дмитрий Федорович возил на рынок Калуги изысканную посуду, полпуда лома серебряной посуды, роскошные седла и часы — видно было, что дела у поляков в Украине шли с переменным успехом.

2 июня 1652 под Батогом крымско-запорожское войско громит наголову поляков, лично Хмельницкий за свои 50 тысяч талеров выкупает у татар 6 тысяч пленных, и запорожцы жестоко казнят их, отсекая головы и вспарывая животы — мстят за гибель своих товарищей под Берестечком и бойню в Киеве. Там гибнет гетман Мартын Калиновский, командир коронной артиллерии и командующий наёмной немецкой пехоты. Из послания польского офицера Николая Длужевского коронному канцлеру князю Лещинскому. «На второй день близ полудня нас атаковал сам Хмельницкий с такими большими силами, что мы не смогли продержаться и одного часа. Нас, окружённых со всех сторон, орда рубила саблями, а козаки так навалились на лагерь, что наше войско было буквально с лица земли стёрто. Гетман сразу же спрятался в редутах, которые были заняты иностранными полками. Но и там нельзя было долго держаться… Козаки и татары легко проникли в лагерь и брали в плен кого хотели и где хотели. Из всего нашего полка бог спас только меня и ещё одного воина: нам чудом удалось переплыть реку».

В декабре 1653 года после очередного выхода крымских татар из битвы под Жванцом и сепаратных переговоров с королём Богдан отправляется в Переяслав, чтобы подписать протекторат Московского царства над Гетманщиной. Россия до последнего тянула с помощью запорожцам, не желая ввязываться в конфликт — ещё была свежа в памяти неудачная война с Речью Посполитой в 1633 году и «Вечный мир». 8 января 1654 года была принята присяга Московскому царю — её отказались приносить Иван Богун, Петро Дорошенко, Иван Сирко, полки из Умани и Полтавы почти в полном составе. Дело дошло до сабель и стычек, многие козаки покинули переговоры.

Скончался гетман Зиновий Богдан Хмельницкий от инсульта 7 августа 1657 года в Чигирине, похоронен в Ильинской церкви, рядом со своим сыном Тимофеем, погибшем от обломка шального ядра в Молдавском походе. Можно бесконечно спорить о раде в Переяславе и отказе от «встать под руку» турецкого султана. Но Богдан отдал Гетманщину под протекторат православных, а не католиков, казнивших пленных священников двуручными пилами. И не магометан, которые при отступлении от Берестечка пустили с дымом 170 сёл, и в 1653-м получили право брать ясырь на Волыни из рук католического короля за спиной Хмельницкого. Тогда вопросы веры были важнее, чем присяга конкретному королю, султану или царю. Было ли это его ошибкой?

60 тысяч реестра с оплатой в 30 злотых в год, козацкие вольности и право на ремесла (например, производить водку), выборы гетмана, козацкие суды, военная помощь московитов, Магдебургское право для Киева. Тогда это выглядело явно лучше, чем бесконечная религиозная гражданская война, постоянное предательство Крыма, польские колья и призрак голода на разоренных землях. А он был вполне реален — несмотря на то, что османы открыли порты и убрали пошлину на зерно, а Москва присылала обозы с хлебом и солью единоверцам, цены в разоренном краю на еду выросли вчетверо. В Киеве после бойни жило едва 10 тысяч мещан. Шесть лет войны, вытоптанных посевов и десятки тысяч угнанных в Крым украинцев поставили Правобережную Украину на грань голода. Отправлявший письма с предложением пойти под руку Москвы с самого начала восстания, Богдан в этих условиях решил не рисковать вести войну с Речью Посполитой в одиночку. «Желаем в нашей земле такого царя и хозяина, как ваша вельможность, православный христианский царь» — так Хмель писал Алексею Михайловичу ещё после победы под Корсунем.

Приближалась Руина, продолжалась ожесточенная 13-летняя война с поляками уже при помощи московских войск (известная в Польше как «Русский потоп»), спустя только чуть больше сотни лет Речь Посполитая подвергнется первому разделу. Всё это в перспективе приведет к краху Гетманщины, уничтожению Сечи и превратит Москву в регионального лидера в Восточной Европе. Но Богдан закончил свой земной путь. Проиграл за свою жизнь всего одну битву. Прошёл по лезвию между Портой, Речью Посполитой и Крымским ханством, заручился поддержкой Московии. Умер в своей постели, передав свою булаву сыну Юрию — немногие украинские полководцы и политики смогли повторить подобное.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!