Кейс Кириленко: почему диссертация о «лептонном боге» стала лакмусовой бумагой украинской науки 

Как диссертация о «лептонном боге» стала лакмусом украинской науки


Оксана Куянцева

В Верховной Раде зарегистрирован проект Закона Украины №6393, направленный на борьбу с плагиатом в украинской науке. Мы рассказали о том, как история о «лептонном боге» в диссертации Екатерины Кириленко стала катализатором в этом вопросе, и почему спасти украинскую науку сегодня может только Независимое агентство по обеспечению качества высшего образования (НАОКВО).

«Пришельцами в человеческом обличии» называет плагиаторов Татьяна Пархоменко, одна из активистов общественного движения «Диссергейт». Более года назад она объявила войну чиновникам, которых удалось уличить в воровстве чужих текстов, идей и умозаключений. За это время она раскрыла факты плагиата в диссертациях жены вице-премьера — министра культуры Екатерины Кириленко, министра образования и науки Лилии Гриневич, член-корреспондента НАН Станислава Николаенко, экс-премьер-министра Арсения Яценюка и других. Украинская наука агонизирует, и если не принять решительных мер, то её скоропостижная смерть неизбежна.

Расцвет плагиата в Украине Татьяна Пархоменко объясняет тем, что для получения высоких должностей или даже просто гарантированных надбавок к зарплате, псевдоучёные охотно покупают готовые диссертации или отдают распоряжение кому-то из «литературных рабов» подготовить т.н. «второисточник». Чем выше чиновничий ранг соискателя учёной степени, тем меньше страх быть уличённым в плагиате, поскольку члены учёных советов — свои, эксперты и оппоненты — тоже. Кто решится идти против системы?

О том, как плагиат заполонил украинскую науку, Татьяна Пархоменко рассказала на примере т.н. «кейса Кириленко». Исследовательница уже больше года сражается с Министерством образования и науки, доказывая, что четверть текста работы Катерины Кириленко — это плагиат, сама процедура присуждения ей учёной степени прошла с нормативными нарушениями, а результатам повторной «заказной» экспертизы, проведенной в Харьковском педагогическом университете им. Г. Сковороды, верить нельзя.

Кейс Кириленко в действии

О плагиате в работах Екатерины Кириленко, заведующей кафедрой философии КНУКиИ, заговорили задолго до её защиты. Вначале о некорректном заимствовании чужих текстов в учебнике «Культура и наука», изданном Екатериной Кириленко в начале 2015 года, заявил редактор журнала «Музеи Украины» Виктор Тригуб. Несмотря на это Кириленко продолжила работать над диссертацией и уже менее чем через год вышла на защиту. При этом с нарушениями формальных требований (что зафиксировано МОН), с недостаточной апробацией результатов исследования. Однако по указанию Вячеслава Кириленко работу в совет приняли. По сути, Министерство оказалось в заложниках: все ректоры, которые входили в состав Аттестационной комиссии, подчинялись Кириленко как министру культуры и вице-премьер-министру.

К моменту вынесения решения Аттестационной коллегией о присуждении учёной степени Екатерине Кириленко Татьяна Пархоменко успела направить официальное обращение в Верховную Раду Украины, к которому прилагались результаты проверки сомнительной диссертации. Эти же материалы были лично переданы заместителю министра образования и науки Андрею Гевко. Последний, в свою очередь, просил разрешения у Татьяны Пархоменко передать ВСЕ документы с указаниями на первоисточники заимствований непосредственно самому Кириленко. Несмотря на то, что Татьяна Пархоменко такого согласия не давала, у неё есть основания полагать, что собранные ею материалы были отксерокопированы и переданы вице-премьеру.

Как только решение о присуждении степени доктора педагогических наук Екатерине Кириленко было принято, на сайтах, где размещались найденные Татьяной Пархоменко оригиналы, стали проводиться массовые «чистки», многие статьи исчезли из открытого доступа. Складывалась ситуация, при которой сравнивать докторскую диссертацию уже будет попросту не с чем.

Тогда Татьяна Пархоменко впервые обратилась к СМИ. Это был способ самозащиты, она понимала, что вскоре её обвинят в клевете и лишат доказательной базы.

В Министерстве сделали всё, чтобы обнаруженный Пархоменко плагиат не помешал утвердить решение о присуждении учёной степени: заявление от Татьяны Пархоменко было зарегистрировано тем же числом, что и заседание Аттестационной коллегии, хотя и было подано заблаговременно, а от тогдашнего министра Сергея Квита и его заместителя Андрея Гевко пришел ответ, что анонимные обращения МОН не рассматривает. «Анонимным обращением» в этом случае назвали увесистую подборку материалов, переданных в МОН лично Татьяной Пархоменко после того, как её визит был согласован по телефону.

Скандал вокруг диссертации Екатерины Кириленко разгорался с новой силой: учёное сообщество выступало с развенчанием псевдонаучных концепций о «лептонном боге», требуя повторной незаангажированной экспертизы работы. Правда, и этого добиться не удалось. Для повторной экспертизы диссертацию Кириленко направили в Специализированный совет ХНПУ им. Сковороды. К слову, туда же на имя Ивана Прокопенко направила материалы своего расследования и Татьяна Пархоменко. Бандероль была получена, но её содержимое повлиять на выводы харьковской комиссии не смогло: там работу Кириленко признали «самостоятельным научным исследованием».

«Кейс Кириленко» показателен: многие из тех, кто причастен к защите этой докторской диссертации, — тоже уличены в плагиате. Татьяна Пархоменко в своих статьях подробно рассказала о недобросовестном выполнении научных исследований Станиславом Николаенко, экс-министром образования и науки, ректором Национального университета биоресурсов и природопользования Украины, в Специализированном совете которого проходила защита Екатерины Кириленко.

Николаенко, в свою очередь, тесно связан с Иваном Прокопенко, доктором педагогических наук ХНПУ им. Сковороды. Прокопенко выступал оппонентом на защите диссертации Станислава Николаенко, закрыв глаза на плагиат в его работе, а после — эксперты Спецсовета (который он возглавляет) вынесли позитивное решение в пользу диссертации Кириленко. «Наградой» для Прокопенко за такую лояльность стал орден «За заслуги» I степени.

За свою активность в деле выявления плагиата в украинской науке Татьяна Пархоменко уже поплатилась рабочим местом — после открытого конфликта с Кириленко её уволили из КНУКиИ, где она возглавляла кафедру культурологии. Кроме того, против неё развернулась масштабная кампания с целью дискредитировать её честное имя: была взломана почта Татьяны Пархоменко и с неё предполагалась рассылка писем о том, что якобы «антиплагиатная кампания» против Кириленко заказана Партией регионов; её сын, активно поддерживавший Революцию Достоинства, получал неоднократные угрозы и обвинения в сепаратизме; диссертацию дочери Татьяны Пархоменко проверяли на предмет плагиата, но тоже не смогли найти нарушений.

НАОКВО и борьба с плагиатом

Сегодня Татьяна Пархоменко возглавляет отдел этики при Секретариате НАОКВО, независимого агентства, прерогативой деятельности которого должна стать, в частности, антиплагиатная проверка диссертаций. Татьяна Пархоменко с болью наблюдает за тем, что сегодня пытаются сместить с должности председателя НАОКВО Сергея Храпатого, давшего слово, что наконец будет проведена качественная и независимая экспертиза диссертации Кириленко и других чиновников высшего ранга. Она убеждена, что НАОКВО — последняя надежда украинской науки, поскольку фальсификаторы и плагиаторы захватили экспертные советы, журналы, спецсоветы и даже Министерство науки и образования.

Сегодня поднимается вопрос о переизбрании Сергея Храпатого, и причиной этого стал именно «кейс Кириленко». В частности, Владимир Ковтунец, первый заместитель Лилии Гриневич, на профильном заседании комитета по вопросам образования оказывал давление на Сергея Храпатого, требуя проведения повторных выборов. И это несмотря на то, что НАОКВО — независимое агентство, и выборы его главы проходили на законных основаниях с соблюдением процедуры тайного голосования.

Формальных поводов снять Сергея Храпатого с должности нет: его диссертация успешно прошла проверку на плагиат, процедура защиты проведена по всем правилам, обвинения в том, что он якобы «человек Табачника» — безосновательны, так как предыдущая должность Храпатого не попадает под закон о люстрации.

«Непорядочные люди присвоили сферу образования и воспитания. Они готовы шельмовать всех, кто посмел обнародовать факты плагиата, — резюмирует Татьяна Пархоменко. — Это пришельцы в обличии человека, но без моральных принципов. Они освоили прямохождение, но их верхние конечности служат не для того чтобы работать, а чтобы подписывать бумаги, уничтожающие всех, кто не согласен переродиться в чудовище». От имени экспертов НАОКВО Татьяна Пархоменко утверждает: «Мы хотим, чтобы Сергей Храпатый остался. Он единственный, кто не держится за должность, а поступает по совести».

Вместо послесловия. Сегодня народный депутат Александр Спиваковский на своей странице в Facebook сообщил о том, что 18 апреля 2017 года зарегистрирован законопроект №6393 “Про внесення змін до Закону України “Про вищу освіту” о полномочиях Національного агентства із забезпечення якості вищої освіти (НАЗЯВО). Согласно этому законопроекту предлагается, чтобы в компетенцию НАОКВО входила отмена решения специализированного совета о присуждении научной степени в случае выявления академического плагиата и лишение лица присуждённой академической степени.

Заметили опечатку? Выделите этот фрагмент текста мышью, и нажмите Ctrl+Enter.



Если вдруг Дискасс начнет показывать рекламу - пишите нам в ФБ.