Перейти к основному содержанию

Китай против Тайваня: кольцо сужается

Остров как полигон для... дипломатии
Источник

Окончание. Начало тут

Потенциально агрессивные меры могут привести к тому, что тайваньское общество всё же уступит коммунистическому Китаю. Этот сценарий и остаётся основным стратегическим подходом Пекина к вопросу Тайваня.

Китай сохранил проекты, нацеленные на привлечение тайваньской молодёжи и определённых секторов бизнеса. Цель — нарастить влияние и здесь. Точно так же остаются многочисленные программы обмена, которые китайское правительство всё ещё проводит с Тайванем. Эти примеры — прямая демонстрация «других путей», кроме применения силы.

Угроза со стороны Китая не обязательно подаётся в форме прямых военных действий. Упомянутая мною стратегия серой зоны, помимо использования конфликтов низкой интенсивности, также рассчитывает на то, что другие военизированные группы (или другие организации с официальным статусом) смогут эффективно приблизиться к соседним странам.

На данном этапе всё смутно. Хоть НОАК и продемонстрировала самообладание в своём «тайваньском» подходе, её действия нацелены на всё те же амбициозные цели. Здесь и провозглашение власти Китая над Тайванем, и управление боевым пространством в Тайваньском проливе — к примеру, посредством интенсивных военных действий в регионе.

Более того, тактика сочетается с другими невоенными средствами. Например, в дипломатической сфере. Там Китай продолжает сжимать кольцо вокруг Тайваня. Всё, лишь бы «отколовшаяся провинция» оставалась на нужных позициях.

Используются три вида войны. Война общественного мнения, психологическая война и юридическая война. Заодно в ход идут и другие средства. Например, китайцы от имени Гонконга уже заблокировали пассажирский самолёт, летящий к острову Дунша. По идее, там транспорт должен был приземлиться и доставить нужные припасы.

Китай может подключить свои морские силы (да хоть корабли береговой охраны) для окружения прибрежных островов возле Тайваня. Совместное использование высокоскоростных и низкоскоростных самолётов, а также беспилотных летательных аппаратов — всё это может помочь «додавить» непокорный остров.

 

Если тактика не принудит Тайвань к подчинению, для НОАК вполне логично повышать напряжённость, создавая «конфликты низкой интенсивности». А там, глядишь, снова попытаются добиться соглашения на объединение. На этом этапе армия, скорее всего, направит силы для окружения прибрежных островов Тайваня. Или даже захватит эти острова, применяя превосходящую огневую мощь. Никто ведь не мешает проводить учения возле нужных участков — а затем окружить их.

До сих пор Пекин был готов применять силу, но лишь в ограниченной степени. Такой подход допускает определённые потери. Это значит лишь одно: НОАК будет действовать куда смелее. Кто встанет на пути — того и нейтрализуют. Острова подходят в качестве цели хотя бы потому, что они идеально вписываются в привычную тактику китайской армии: окружить позиции, не допустить прибытия подмоги.

Прибрежные острова представляют одно сплошное уязвимое место Тайваня — по крайней мере, с точки зрения национальной обороны. Допустим, корабли НОАК окружают эти острова и блокируют доступ к ним. Что будет дальше? Китай способен умножить наносимый ущерб, одновременно оказав давление в трёх плоскостях. В результате чего жертва «устаёт от войны» и без особых колебаний просит мира.

Если Пекин всё ещё не в состоянии подчинить Тайвань, он может сделать ещё один шаг, отрезав тайваньские морские коммуникации (SLOC). Это делается посредством воздушной и морской блокады. Энергетические ресурсы и экономика Тайваня как островного государства — ещё одна Ахиллесова пята, ведь они критически зависят от торговли с другими странами. Особенно это касается цифровых финансовых сервисов и электронной коммерции, которые требуют стабильного энергоснабжения.

Сохранит ли тайваньский народ желание противостоять врагу, когда ему перестанет хватать электроэнергии? Все ли слои общества по-прежнему доверяют своим военным и поддерживают их? Над этими вопросами стоит задуматься. В условиях блокады Тайвань может принять контрмеры. Если запустится подобный сценарий, Китай поймёт — наконец-то началась полномасштабная война. Тогда мы увидим совсем другую историю.

 

Китайские действия вписываются во взгляды Мао Цзэдуна. Тот однажды сказал: «Не вступайте в битву неподготовленным — и не воюйте, если вы не уверены». Таким образом, главный приоритет жертв, как бы это ни звучало — понять, как именно«уберечь» Пекин от уверенности в применении силы. Тогда мы на самом деле не увидим войну в Тайваньском проливе. А заодно острову пора нарастить вооружение и укрепить собственную оборону.

Что больше всего нужно Тайваню — так это воля, которую невозможно победить. Стратегия, которая держит врага на расстоянии. И, конечно же, среда, попросту не оставляющая места для боевых действий, чтобы врагу было сложно получить преимущество. Да, пока что придётся взаимодействовать и общаться друг с другом. Но если остров вдруг посчитает, что стабильные отношения с Китаем лучше всего послужат национальной безопасности, а оборону развивать не надо… это будет равноценно тому, чтобы возлагать все свои надежды на добрую волю врага.

Когда-то Цинь Гули спросил Мо-цзы, как маленькой стране защититься от захватчиков. Тот ответил: «Мы должны укрепить стены наших городов. Найти орудия для их защиты. Поддерживать запасы дров и корм для лошадей. Лидерам придётся пребывать в хороших отношениях со своими подчинёнными, получая помощь от соседних стран. Вот как выжить вопреки всему. Но если стражи, несмотря на свои способности, не пользуются доверием — они ничего не сделают для обороны. Охранять города должны действительно способные люди. А уж если правитель использует некомпетентных стражей — это всё равно, что просто бросить города без охраны».

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!