Перейти к основному содержанию

Ключ к будущему биткоина — инфляция

Принцип пиццы и валюты
Источник

Биткоин вернулся. Первоначальная криптовалюта не прошла собственный максимум собственного «пузыря» в конце 2017 года, а сейчас поднялась примерно до 10000 долларов. Все предсказания о том, как быстро биткоин рухнет, не принесли результатов. Несмотря на свои периодические провалы, недавняя новинка в настоящее время является полупостоянной особенностью мирового финансового пейзажа.

Однако она так и не стала общепринятой валютой. Да, многие ритейлеры в настоящее время принимают биткоины, но подавляющее большинство ежедневных платежей осуществляется в обычной старой фидуциарной валюте (fiat money — деньги, стоимость которых установило государство, не обеспечив золотом или другими драгоценными металлами). Ведь сам факт того, что долларовая цена биткоина остаётся важной метрикой, указывает на то, что его центральная ценность — статус спекулятивного актива, а не собственная полезность в плане обмена.

Довольно очевидно, почему всё происходит именно так. Из-за нестабильности цен на биткоин люди не хотят держаться за него очень долго. Если говорить о пессимистах или реалистах, в ход идут слишком высокие риски. Никто не хочет получать свою зарплату лишь для того, чтобы узнать неприятные новости: например, к моменту покупки продуктов она вдруг снизилась вдвое.

Кроме того, криптовалюта не слишком балует даже оптимистов. Они упорно считают, что ценность биткоина продолжит расти с течением времени. Именно потому обладатели криптовалютных запасов будут неохотно расставаться с ними в обмен на нечто простое или эфемерное, как пицца. В их понимании дело обстоит иначе — лучше купить пиццу за доллары. Небольшой спойлер: даже у меня всё ещё остаётся небольшое количество биткойнов.

Фактически эти две причины являются разными сторонами одной медали. Базовая финансовая теория гласит, что на достаточно эффективном рынке высокая ожидаемая доходность достигается за счёт высокой волатильности. Такие активы, как биткоин или доллар США, могут быть хорошими инвестициями. Или просто хорошими средствами для покупки вещей. Но если экономика не оказалась полностью выведенной из строя, это не может быть и тем, и другим одновременно.

Однако некоторые экономисты всё же задумываются над тем, как ситуация может измениться. Сможет ли биткоин — или альтернативная криптовалюта — фактически заменить фидуциарные деньги в качестве стандартного средства для платежей? Это сохраняет большое значение для политики. Ведь если бы криптовалюта превратилась в реальные деньги, это помешало бы способности центральных банков управлять экономикой и уровнем цен. Также это оказывает влияние на кошельки криптоинвесторов.

Одна возможность состоит в том, что ничего не нужно делать, и в конечном итоге биткоин таки утвердится в новом равновесии с низкой волатильностью. Это сделает его подходящим средством для платежей. Экономисты Майкл Чой и Гийом Рошто создали модель, в рамках которой это должно происходить. Но проблема заключается в том, что модель видит биткоин, конкурирующий с другими товарными формами денег (золото или другие криптовалюты). Их результат основан на идее, что ликвидные активы всегда будут в дефиците. В действительности основная криптовалюта конкурирует с фидуциарными конкурентами, которые могут производиться более-менее бесплатно.

Более правдоподобный прогноз исходит от экономистов Джонатана Чиу и Торстена Кёппла. Как и другие экономисты, теоретизирующие о перспективах биткоина, они рассматривают основную проблему криптовалюты как предотвращение двойных расходов. В конце концов, вопрос цифрового доверия — это та проблема, которую должен был решить именно биткоин.

Чиу и Кёппл предполагают иное. Чтобы стать полезной формой денег, криптовалюта должна быть инфляционной. Майнеры, которые проверяют транзакции в биткоинах, теперь получают компенсацию за использование вычислительной мощности. Так они получают новые и новые биткойны, но само вознаграждение со временем уменьшается. Одна из основных идей первичной криптовалюты заключается в том, что криптовалюта должна быть как раз дефляционной. Её предложение должно быть ограничено, а стоимость — со временем увеличиваться из-за растущего дефицита.

Это означает, что со временем майнеры должны будут получать вознаграждение за транзакции вместо новых биткоинов. И Чиу, и Кёппл считают, что это плохая идея. Они отмечают, что комиссионные за транзакции взимаются с небольшой части населения, то есть с того, кто совершает транзакцию. Чтобы это стоило времени майнерам, гонорары должны быть очень высокими. Если же вместо этого майнерам платят с помощью инфляции, затраты по-братски распределяются среди всех, кто владеет биткоинами.

Кроме того, комиссионные платы за транзакции делают прирост с двойным расходом потенциально более прибыльным: создание фиктивной транзакции также сэкономит деньги на комиссионных. Таким образом, экономисты-теоретики рекомендуют придерживаться инфляционного метода оплаты, и наконец-то позволить криптовалюте обесцениваться с течением времени, как это делает доллар США.

Это может быть именно тем, что нужно современной криптовалюте, чтобы превратиться в реальные деньги. Отрицательная ожидаемая доходность — по сути, низкий и стабильный целевой показатель инфляции — сделает биткоин менее привлекательным в качестве долгосрочной инвестиции. И тогда вместо того чтобы копить его с фантазиями на сытую старость, люди начнут избавляться от него в обмен на обычную пиццу. Только тогда стоимость валюты может стабилизироваться, так как спекуляция значительно снизилась.

Отказаться от мечты о дефляционном цифровом золоте может быть трудно для приверженцев биткоина. Но другие криптовалюты — да хоть ZCash, Monero, Dash или Facebook Inc. — могут вмешаться, чтобы заполнить этот пробел на рынке. Конечно, им всё равно придется решать техническую проблему, чтобы дать пользователям возможность обрабатывать большие объёмы транзакций так же дёшево и легко, как компания, выпускающая обычные кредитные карты. Звучит громоздко, но Чиу и Кёппл уверены, что успех вполне возможен.

По иронии судьбы, криптовалюта может стать настоящей валютой лишь в одном случае. Ей понадобится действовать как доллар США – с низкой, но предсказуемой целью инфляции.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.