Перейти к основному содержанию

Консервация проблем вместо реформ. Что не так с инициативой Кабмина

Экономический трэш хорошей выдержки
Источник

Примечание редакции. О так называемых «реформаторских» инициативах профанов из «Зе!команды» касательно отечественного IT-сектора — в аналитическом материале основателя украинского сообщества разработчиков DOU Максима Ищенко.

На прошлой неделе состоялась встреча новой команды Кабмина и представителей крупных IТ-компаний, где нам представили модель для развития IТ-отрасли. Тема зацепила многих — почти 1000 комментариев буквально за выходные.

Моя проблема с предложенной моделью в том, что это не «стратегия» и не «развитие», а, скорее, консервация статус-кво.

Да, она решает краткосрочные задачи Кабмина по повышению налоговых сборов в обмен на «легализацию» использования ФОП для крупных IТ-компаний. И да, IТ-отрасль такой вариант, безусловно, переживёт. Как пережила маски-шоу, начало войны на Донбассе и «крепких хозяйственников» до этого. Но стоит ли?

В этой колонке я хочу предложить альтернативный взгляд на проблему.

Джуниоры не решат проблему дефицита кадров

На DOU публикуется около 500 вакансий в месяц для джуниоров, которые собирают где-то 8000 откликов. Это 10% от общего числа вакансий и 20% от общего количества откликов. В наш ежемесячный джуниор-дайджест c вакансиями для молодых специалистов некоторые компании просят не включать их в подборку, так как их буквально «засыпают» заявками.

Крупный IТ-аутсорсинг либо не нанимает вообще молодых специалистов, либо берёт только через собственные учебные курсы.

Но даже компании, которые джуниоров нанимают, могут взять ограниченное их количество. Доля джуниоров в команде редко превышает 20% — им нужны более опытные коллеги, которые будут делиться знаниями и следить за тем, чтобы джуниор не наделал критичных ошибок.

Вывод № 1: на рынке избыток джуниоров. Даже если их станет в несколько раз больше, это ничего не изменит в краткосрочной перспективе.

Украина не Индия

Аутсорсинг — это экстенсивная модель развития, которая хорошо работает при избытке ресурсов и конкретно дешёвой и квалифицированной рабочей силы. В Индии 1 млрд взрослого населения, если 1% пойдёт работать в IТ за $10/час, получим $192 млрд/год. Экспорт IТ-услуг в Индии за 2018 год составил $136 млрд.

У нас же ситуация прямо противоположная: общее сокращение населения, отток опытных специалистов за границу (об этом ниже), дорогие ресурсы.

Для сравнения давайте посмотрим на Эстонию.

Оборот эстонского IТ-сектора — около $4 млрд и в нём работает порядка 25 тыс. IT-специалистов (ещё, наверное, столько же других специалистов, которые нужны для создания продуктов — дизайнеры, маркетологи, продавцы, поддержка). В Украине 160 тыс. специалистов и $3,6 млрд экспорт IТ-услуг. Получается, что эстонские IТ-компании продают свои услуги и IТ-продукты в три раза (!) дороже, чем украинские.

Мы тоже этому можем научиться. И должны — растущие год от года зарплаты нам об этом намекают. И, кстати, если зарабатываешь в три раза больше, рост налоговой нагрузки с 5% до 11,5% уже не выглядит таким страшным.

Вывод № 2: имеет значение не количество занятых в IТ-отрасли, а ценность, которую они создают.

Программисты уезжают, и дело не в налогах

В 2014–2015 годах был резкий всплеск эмиграции IT-специалистов, по понятным причинам: боевые действия, падение экономики и т. д. Сейчас отток кадров пошёл на спад, но он по-прежнему продолжается. Мы не в силах его остановить целиком, но можем работать над тем, чтобы у специалистов было меньше причин уезжать и больше причин — оставаться (возвращаться).

В 2017 году DOU проводил опрос о причинах эмиграции IТ-специалистов.

Наиболее часто называемая причина для переезда — это возможность спокойной и безопасной жизни для себя и своей семьи. Безопасность, образование, дети. Хуже всего то, что уезжают опытные специалисты: свыше половины уехавших — это люди с опытом 5+ лет, что особенно больно для индустрии.

И, скорее всего, ситуация станет хуже, прежде чем она станет лучше — уезжать с каждым годом всё проще.

Безусловно, решить эти проблемы на порядок сложнее, чем добавить военный сбор или удвоить ставку ЕН. Зато и решение более долгосрочное и не зациклено только на программистах. Делая Украину более привлекательным местом для жизни, выигрывают все по определению.

Пример. В Киеве живёт и работает 40% украинских IТ-специалистов, при этом Киев находится в самом конце The Economist Liveability Index, где-то между Ташкентом и Стамбулом. Зачем программисту жить в Киеве, если он может получать плюс-минус те же деньги, работая в Кракове или Берлине, но при этом иметь куда более комфортные условия для жизни?

Пока не будет хорошего ответа на этот вопрос, сложно всерьёз говорить о перспективах развития IТ-отрасли. Сейчас один из популярных ответов: относительно низкая стоимость жизни и услуг плюс низкие налоги. Если мы просто повышаем налоги, не предоставляя ничего взамен, то только усугубляем проблему с оттоком талантов.

Вывод № 3: узкое место для развития IТ-отрасли — квалифицированные кадры. Задача минимум: чтобы они не хотели уезжать. Задача максимум: чтобы захотели вернуться.

Консервация проблем вместо налоговой реформы

В разработке ПО есть термин «технический долг» (также известен как «костыли»).

Это когда ты принимаешь не оптимальные в долгосрочной перспективе решения под давлением сиюминутных обстоятельств. Иногда это оправдано, иногда — нет, но в любом случае ты платишь «проценты» за обслуживание долга. Как метко заметили в комментариях, «единый налог, в котором платится четыре разных налога» — хорошая иллюстрация.

Схема работы IТ-компаний через ФОП — это как раз такой технический долг. И «проценты» за её использование мы платим приличные: начиная от оптимизации через ФОП ритейл-сетей и магазинов интернет-коммерции и заканчивая почти полным отсутствием в Украине R&D-офисов крупных западных компаний, для которых схема ФОП неприемлема, а оформление «в белую» не имеет смысла экономически.

Учитывая высокие зарплаты программистов, подавляющее большинство компаний вынуждены использовать схему с ФОП, иначе у них просто не будет шансов нанять и удержать хороших (дорогих) специалистов — мало кто может себе позволить «переплачивать» 22% ЕСВ + 18% НДФЛ + 1,5% военный сбор по сравнению с 5% ФОП + ставка ЕСВ.

Кроме схемы с ФОП, для плательщиков НДС также действует льготная 0% ставка НДС на поставки коробочного ПО и на экспорт IТ-услуг.

Для сравнения, украинская продуктовая компания, где все сотрудники оформлены «в белую», с украинскими клиентами, которая является плательщиком НДС, имеет налоговую нагрузку в среднем 25%, а иногда и все 45%.

Вместо решения этих проблем нам предлагают оставить всё как есть ещё на 10 лет, подняв ставку ЕН.

Для крупных аутсорсеров это ещё имеет смысл, ок. Но крупный аутсорсинг — это не вся отрасль. По расчётам DOU, в Украине 160 тыс. программистов и около 6 тыс. IT-компаний, из них крупные аутсорсинг компании (более 2 тыс. сотрудников) — это 27 тыс. IT-специалистов, то есть около 17%.

Более логичным подходом мне кажется не «усложнение» упрощённой системы налогообложения и не наращивание технического долга, а упрощение общей системы и создание более равных условий для бизнеса.

Здесь даже не надо изобретать велосипед. Модель ПВТ, как это сделали белорусы. Избирательное английское право, как это сделали в Дубае, Сингапуре или Казахстане (!). Закон об НнВК (налог на выведенный капитал), как в Эстонии. Израиль.

С точки зрения налоговых поступлений есть важный вопрос налоговой регистрации. Возможно, IТ-отрасль уже зарабатывала бы $13 млрд, если бы украинские компании регистрировались в Украине, а не на Кипре, в штате Делавэр или Великобритании.

Почему компании не инкорпорируются в Украине?

Слабая правовая защита, прежде всего, плюс достаточно репрессивная налоговая система. И если защиту прав собственности быстро не исправить, к сожалению, то налоговую систему можно и нужно менять. И выигрывают от этого все, а не только отдельные категории компаний.

Опять же, возьмём Эстонию для сравнения.

Достаточно высокая нагрузка на ФОТ (33% ЕСВ плюс 20% НДФЛ) никого не отпугивает — в соседних Финляндии или Германии всё равно выше. Зато условный Taxify инкорпорирован в Эстонии, платит там налоги, и в случае продажи компании либо выхода на IPO его сотрудники и акционеры будут платить НДФЛ тоже в Эстонии.

Вывод № 4: мы заработаем $13 млрд, когда компаниям будет комфортно регистрировать и вести бизнес в Украине.

Метрики для отрасли?

И последнее. Мне кажется озвученным на встрече целям не хватает конкретики.

"
Метрики, по которым правительство планирует оценивать успешность госполитики в IТ-отрасли

Хорошая метрика позволяет точно сказать, была она достигнута или нет. Плюс результаты должны нести какой-то смысл сами по себе. «Лидер по количеству занятых» само по себе не может быть целью, это имеет смысл только, если растут зарплаты и налоговые поступления. «Новое качество образования» ещё хуже, вообще никакой конкретики.

Я бы предложил такие критерии успеха:

  1. $15 млрд экспорт IТ-услуг и продуктов через 10 лет.
  2. >50% IТ-компаний имеют налоговую резиденцию в Украине.
  3. Положительное сальдо миграции IТ-специалистов (приезжает больше, чем уезжает).
  4. Средняя зарплата программиста — $10 тыс./мес. по данным DOU*.

(*) но это не точно.

Вывод № 5: давайте не будем чинить то, что работает. Для роста IТ-отрасли самый эффективный путь — это заниматься реформой страны, а не IТ-отрасли.

''отсканируй
и помоги редакции