Перейти к основному содержанию

Консерваторам стоит быть аккуратнее, если они хотят удержать полученные голоса

Победу стоит не только добыть, но и укрепить
""
Источник

Перевод: Диана Блотницкая

Прошёл месяц с тех пор, как консерваторы победили на выборах. Хоть ситуация и была сложной, есть одно «движение» избирателей, несколько превысившее прогнозы. Это уровни прямого перехода от лейбористов к консерваторам со стороны избирателей рабочего класса, произошедшие в Cеверной Англии и Мидленде.

Для этой группы было придумано много названий. Но самым точным описанием их мотивов остаётс одно из тех, что Тереза Мэй озвучила ещё летом 2016 года. Эти избиратели — «едва справляющиеся». Те, кто «работает круглосуточно», для которых «иногда жизнь может быть борьбой». Они испытывают финансовые затруднения, но находятся выше черты бедности, чтобы иметь право на получение социальных пособий.

Опрос, проведённый сразу после выборов моей компанией JL Partners, показал: большинство перебежчиков-консерваторов были в этой группе «C1/C2». Они находились в среде «неквалифицированных» «белых воротничков» или «квалифицированных» рабочих: кто в приёмной, кто простой водопроводчик, попадались даже водители автопогрузчиков. И теперь они — ключ к успеху консерваторов на выборах.

Политика, направленная на одного, может расстроить другого. Примером является прожиточный минимум в стране. Фокус-группы, за которые я отвечал во время моего пребывания в №10, показали, что многие из «едва справляющихся» считали это несправедливым

«Get Brexit done» и токсичность Джереми Корбина помогли врагам последнего эффектно победить в декабре. В манифесте консерваторов были элементы внутренней политики, направленные на этих избирателей: планы с более высокими расходами на государственные услуги и сокращением национального страхования. Но консерваторам понадобится более позитивная и долгосрочная повестка дня, полностью нацеленная на проблемы избирателей. Иначе их не удержать.

Читайте также:

Остаётся одна проблема, вынуждающая позаботиться об этой группе. Она создаёт напряжение в основе современного консерватизма. Помочь им — не значит помочь наиболее уязвимым в обществе. Это не потому, что новые избиратели-консерваторы самые бедные, отнюдь. Те же результаты опроса показывают, что средний доход домохозяйств избирателей, перешедших к консерваторам, составляет 29 000 фунтов стерлингов (около 934 871 грн. — Прим.ред.). Это избиратели, у которых есть автомобиль, принадлежащий их семье. Две трети из них бывали в отпуске за последние три года.

Успешная ориентация на иногда противоречивые требования двух групп — как «едва справляющихся», так и наиболее уязвимых — теперь загадка для консервативной партии. Когда Дэвид Кэмерон изложил своё видение правительства за несколько недель до итогов референдума, приведшего к его уходу с должности, он сосредоточил внимание прямо на последней группе. Кэмерон говорил так: миссия правительства состояла в «спасении поколения от бедности, увеличении шансов на жизнь». Может звучать похоже на вступительную речь Мэй. Однако упомянутые премьер-министры говорят о совершенно разных группах, имеющих значительные различия с точки зрения политики и деятельности правительства.

Политика, направленная на одного избирателя, может расстроить другого. Примером является прожиточный минимум в стране. Конечно же, это общепринятая правда. Фокус-группы, за которые я отвечал в своё время, показали: многие «едва справляющиеся» британцы посчитали это явно несправедливым отношением. Эти люди годами работали без повышения, хотя и с довольно высокой заработной платой. Но в то же время они говорили о том, что приходят новые сотрудники — и сразу же получают значительное повышение благодаря новым правилам.

Примечание переводчика. Мем про сына маминой подруги явно добрался и до Великобритании.

То же самое относится и к изменениям в личных пособиях: те были популярны среди борцов за рабочий класс. Когда их подставили в качестве снижения налогов, многие рассматривали это как изменение, направленное на кого-то другого. Это демонстрирует трудности манипулирования двумя группами – зайди слишком далеко в одном направлении, и консерваторы рискуют отстранить своих новых избирателей; зайди слишком далеко в другом, и они рискуют снова походить на «вражескую партию». Слишком высокие риски.

Компромисс — вовсе не игра с нулевой ставкой. Но политика и её распространение — это мир приоритетов. И инстинкт, направленный на то, чтобы работать для наиболее уязвимых граждан, очень силён во всей государственной службе. Отчасти это зависит от политической реальности, отчасти от православия, отчасти от политического давления. В 2017 году правительство Мэй попыталось создать новую категорию «семей рабочего класса» (в измерениях школьной успеваемости Министерства образования) в дополнение к тем детям, которые уже получают бесплатное школьное питание. Откат был интенсивным — как на политическом, так и на официальном уровне. В результате после всеобщих выборов изменения были отменены.

Мощь партии и влияние Доминика Каммингса (соратник Джонсона) могут означать, что осталась возможность сделать это. Министры, инстинктивно «понимающие» важность столь разобщенных избирателей, важны – в качестве примеров сразу же вспоминаются главный секретарь казначейства Риши Сунак, министр внутренних дел Брэндон Льюис. Хотя могут произойти изменения в правительственном механизме, и тогда казначейство будет иметь ключевое значение, особенно в преддверии следующего бюджета. В конечном счёте канцлер всё ещё будет удерживать многие политические рычаги. И если оказание помощи борцам рабочего класса будет преобладать в бюджете, то канцлеру, противостоящему стойкой группе чиновников, придётся последовательно отстаивать все свои действия.

Средства к существованию – именно та область, в которой политика может иметь значение. Особенно это относится к энергии, топливу (в основном, одна из нужных категорий избирателей передвигается на авто, а не пользуется общественным транспортом). Имеет прямое отношение к еде, ведь растущие цены «еженедельных закупок» всё ещё нависает над избирателями. Важное значение имеют более финансируемые и более отзывчивые государственные службы с меньшим уровнем бюрократии. Существуют целые сферы, касающиеся как управления, так и наиболее уязвимых групп населения.

Это канатная дорога, которая противоречит тихой напряжённости в консервативной идеологии последнего десятилетия. Между «жизненными шансами» Кэмерона и «простым управлением» Мэй. То, что делает Борис Джонсон, определит: является ли его избирательная коалиция мимолётной, чтобы завершить Brexit. Или же он навсегда «исправит» консерватизм.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...